ДВОЕГЛАЗОВ Н.В. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УГРОЗУ УБИЙСТВОМ: АНАЛИЗ ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА

Ключевые слова: , ,


ДВОЕГЛАЗОВ Н.В. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА УГРОЗУ УБИЙСТВОМ: АНАЛИЗ ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА


Библиографическая ссылка на статью:
// Политика, государство и право. 2012. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2012/04/272 (дата обращения: 29.04.2017).

Н.В. Двоеглазов,

преподаватель кафедры общеюридических дисциплин Восточно-Сибирского института МВД России (г. Иркутск).


Угроза убийством является, в настоящее время, одним из наиболее распространенных видов преступлений. В 2009 году возбуждено 101180 уголовных дел по  преступлениям, предусмотренным ст. 119 УК РФ, удельный вес этих преступлений в общем числе преступлений составил 3,4 процента. При этом наблюдается  рост удельного веса данных преступлений  – с 2003 года он вырос с 2,48% в 2003 году до 3, 4% в 2009 году. В этих условиях вопросы совершенствования уголовно-правовой ответственности за угрозу становятся все более актуальными.

Использование сравнительно-правового анализа уголовного законодательства зарубежных стран является эффективным методом для изучения подходов к решению той или иной уголовно-правовой проблемы в различных государствах и позволяет использовать опыт, накопленный различными государствами для совершенствования отечественного уголовного законодательства.

Уголовная ответственность за угрозы широко распространена в уголовном законодательстве зарубежных стран, большая общественная опасность угроз признается многими государствами. При этом следует признать, что степень разработанности вопросов уголовной ответственности за угрозы в ряде стран находится на более высоком уровне, чем в современном российском уголовном законодательстве.

В  ряде стран мира в уголовных кодексах имеются нормы, раскрывающие содержание термина «угроза». В частности, Уголовный кодекс Республики Польша содержит целую главу XIV «Разъяснение понятий, употребляемых в законе», посвященную раскрытию содержания тех или иных понятий, содержащихся в уголовном законодательстве Польши.

Так, в ст. 115 в § 12 содержится толкование термина угроза, в соответствии с которым  «противозаконной угрозой является как угроза, о которой говорится в ст. 190, так и угроза возбудить уголовное преследование или разгласить сведения, оскорбляющие честь угрожаемого или самых близких ему лиц; не составляет противозаконной угрозы предупреждение об уголовном преследовании, если оно только имеет целью охрану права, нарушенного преступлением» [1]. Будучи помещена законодателем в главу xxiii «Преступления против свободы», статья 190 в §1, содержит общий состав угрозы – «угроза совершением преступления во вред другому лицу или его самому близкому лицу, если угроза вызывает у потерпевшего обоснованные опасения, что она будет осуществлена»[2].

Таким образом в уголовном законодательстве Польши существуют два определения угрозы – более широкое, изложенное в ст. 115, которое используется в тех случаях, когда угроза выступает способом совершения преступления и более узкое, установленное в ст. 190 и характеризующее угрозу как самостоятельное преступление.

Большое количество норм-толкований содержится также в уголовном законодательстве Австралии, в том числе в ст. 138.2. «Угроза» содержатся общие положения об  уголовно-наказуемых угрозах. Согласно ст. 138.2. к уголовно-наказуемым угрозам относятся:

  1. угроза (выраженная вовне или подразумеваемая) осуществить пове­дение, которое является вредоносным или неприятным для другого лица;
  2. угроза совершением вредоносного или неприятного поведения, которое подразумевается на основе статуса, должностного титула или положения автора угрозы. [3]

Также в Уголовном кодексе Австралии закреплен принцип реальности угроз, выраженный в том, что уголовно-наказуемая угроза должна быть:

-                           способна заставить индивидуума действовать недобровольно, и автор угрозы уверен в действенности такой угрозы;

-                           или способна заставить лицо обычной стойкости и смелости действо­вать недобровольно.[4]

Таким образом, Уголовный кодекс Австралии содержит общее определение и общие признаки для уголовно-наказуемой угрозы, которые при необходимости уточняются и дополняются в конкретных составах преступлений, которые будут рассмотрены далее.

Для российского права, традиционно тяготеющего к романо-германскому праву, особый интерес представляет опыт стран с типичной германской правовой системой, таких как Австрия и Федеративная Республика Германия.

Уголовный кодекс Австрии в пункте 5 параграфа 74 дает определение “Опасной угрозы”: “это угроза, связанная с посягательством на физическую целостность потерпевшего, его свободу честь или имущество, которая способна внушить потерпевшему чувство обоснованной обеспокоенности с учетом отношений и его личных особенностей или значительности грозящей опасности вне зависимости о того, направлена ли грозящая опасность против его самого, против его родственников или против других лиц, находящихся под его защитой или близко стоящих  к нему”[5].

В параграфе 108 Уголовного кодекса Австрии «Опасная угроза» дается также указание на цель данного преступления – «привести человека в состояние страха или беспокойства”.

Наличие таких общих положений, норм-толкований носит прогрессивный характер, значительно упрощая практику применения уголовных законов и обеспечивая единое понимание норм уголовного права. Такой подход к определению сложных понятий, в т.ч. угроз, необходимо, на наш взгляд, перенять и отечественному уголовному законодательству.

В Уголовном кодексе ФРГ  дифференцирована ответственность за угрозу, в зависимости от тяжести угрожаемых действий. Параграф 241 «Угроза совершением преступления» предусматривает ответственность за угрозу любым преступлением в виде лишения свободы на срок до одного года. В то же время параграф 126 (1) “Нарушение общественного спокойствия посредством угрозы совершения наказуемых деяний” предусматривает ответственность за угрозу убийством в виде лишения свободы на срок до трех лет.

Подавляющему большинству зарубежных уголовных законов характерно признание самостоятельной наказуемости угроз и закрепление этого в соответствующих составах преступлений.

Статья 180 Уголовного кодекса Швейцарии, расположенная в главе 4 «Преступления и проступки против свободы», предусматривает ответственность за такое деяние как «угроза другому лицу, вызывающая состояние страха или боязни» [6]. Законодатель Швейцарии не уточняет, каким именно вредом и каким способом должен угрожать виновный, угроза признается уголовно-наказуемой в любом виде, при условии, что имеются последствия в виде «страха или боязни». По конструкции состав угрозы является материальным, прерогатива при определении реальности угрозы отдается субъективному восприятию ее потерпевшим. Такое положение обеспечивает эффективную уголовную защиту потерпевшему  от любых посягательств в виде реально воспринимаемых им угроз.  В Уголовном кодексе Швейцарии также не уточняется в чей адрес должна быть высказана угроза – по всей видимости угроза высказанная матери в адрес ее ребенка также будет признана наказуемой, т.к. возникновение в этом случае «состояния страха или боязни» у матери не вызывает сомнений.

В Уголовном кодексе Швеции уголовную ответственность за угрозу предусматривает ст. 5 главы 4 «О преступлениях против свободы и общественного спокойствия»,  по которой несет ответственность  «лицо, которое поднимает оружие на другого человека или иным образом угрожает совершить преступное действие таким образом, чтобы возбудить у потерпевшего обоснованный страх за безопасность его самого или других лиц или имущества»[7]. УК Швеции, также как и УК Швейцарии, не предусматривает каких-либо ограничений по способу угрозы, однако требует, чтобы это была угроза «преступным действием». Таким образом, по сравнению с УК Швейцарии, в УК Швеции приоритет отдается объективным признакам реальности угрозы, что позволяет осуществлять уголовную защиту и тех лиц, которые по каким-либо причинам не испытали страха при угрозе. Определение «обоснованный» применительно к страху, в то же время ограничивает возможность привлечения к уголовной ответственности за мнимые угрозы и угрозы, не имеющие под собой основания.

В статье 327 Уголовного кодекса Бельгии предусмотрена уголовная ответственность тех лиц, «кто устно или письменно, анонимно или с подписью, в приказном порядке или под условием, угрожает посягательством против лиц или имущества, караемым уголовным наказанием»[8]. Наказанием за такое деяние является тюремное заключение на срок от шести месяцев до пяти лет. Таким образом, в УК Бельгии признается уголовно наказуемой угроза не только в отношении личности, но и в отношении имущества. Следует обратить внимание на то, что уголовное наказание по ст. 327 влечет угроза только тяжким преступлением, наказываемым тюремным заключением на срок не менее 5 лет. К таким преступлениям относятся, например, убийство (ст. 393), причинение неизлечимого вреда здоровью несовершеннолетнего  (ст. 400), воспрепятствование движению транспорта из злостных побуждений (ч. 1 ст. 406). В статье 330 Уголовный кодекс Бельгии устанавливает ответственность в виде тюремного заключения на срок от восьми дней до трех месяцев за угрозы менее тяжкими преступлениями, наказываемыми тюремным заключением на срок не менее трех месяцев[9]. К таким преступлениям относятся, например предумышленное причинение вреда здоровью (ч. 2 ст. 399). Примечательно, что нормы об угрозах расположены в разделе 5 УК Бельгии – «О преступлениях и проступках против общественного порядка», таким образом можно сделать вывод, что основным объектом угроз УК Бельгии признает общественный порядок.

Анализ главы II «Об угрозах посягательства против лиц или против имущества и о ложной информации, относящейся к тяжким посягательствам» Уголовного кодекса Бельгии позволяет сделать вывод о том, что уголовно наказуемой является только угроза, соединенная с приказом или выдвижением условий. Угроза, не сопровождаемая приказом или выставлением условий, признается наказуемой только в том случае, если она выражена в письменной форме и угрожает тяжким преступлением, при этом она наказывается значительно мягче – тюремным заключением до двух лет.

Уголовный кодекс Аргентины также признает угрозы самостоятельно наказуемыми и относит угрозу к преступлениям против свободы. При этом статья 149/2  УК Аргентины предусматривает уголовную ответственность за угрозы, выраженные с целью вызвать тревогу или страх у одного или нескольких лиц. Данное преступление имеет квалифицированный состав – совершение угроз анонимно или с использованием оружия, а также особо квалифицированный – использование угроз с целью заставить другое лицо против его воли совершить или допустить совершение определенного действия (бездействия)[10].

Уголовный кодекс Австралии содержит преимущественно специальные нормы об  уголовной ответственности за угрозы. Так статья 71.12 «Угроза совершить другое преступление» предусматривает наказание за угрозу совершить преступление в отношении сотрудника ООН, при этом тяжесть наказания зависит от тяжести «угрожаемого преступления».[11] Статья 147.2 «Угроза причинения вреда публичному чинов­нику Австралийского Союза и т.п.» предусматривает уголовную ответственность за угрозу причинением вреда должностному лицу. Особый интерес вызывает предусмотренная частью 5 названной статьи норма о том, что «в ходе судеб­ного преследования виновного нет необходимости доказывать тот факт, что лицо, которому угрожали, действительно опасалось исполнения угрозы».[12] Таким образом, уголовное законодательство Австралии прямо указывает на формальную конструкцию данного состава.

Анализ зарубежного опыта в регулировании уголовно-правовой ответственности за угрозу убийством позволяет отметить ряд положительных моментов, достойных заимствования российским правом. К таким моментам стоит отнести опыт законодательного определения понятия угрозы, баланс субъективного и объективного критерия оценки действительности угрозы и дифференциацию уголовной ответственности за угрозу убийством, в зависимости от способа и целей ее совершения.


[1] Уголовный кодекс Республики Польша / Научные редакторы А.И. Лукашов, Н.Ф. Кузнецова. Перевод ДА. Барилович. – СПб., 2001. – С. 106.

[2] Уголовный кодекс Республики Польша / Научные редакторы А.И. Лукашов, Н.Ф. Кузнецова. Перевод ДА. Барилович. – СПб., 2001. – С. 147.

[3] Уголовный кодекс Австралии 1995 г. / Научное редактирование И.Д. Козочкина,
Е.Н. Трикоз. Перевод Е.Н. Трикоз. – СПб., 2002. – С. 227-228.

[4] Там же.

[5] Уголовный кодекс Австрии / науч. Ред. и вступ. Статья докт. Юрид. наук, проф. С.В. Милюкова; предисловие Генерального прокурора Австрии, доктора Эрнста Ойгена Фабрици; перевод с немецкого Л.С. Вихровой. – СПб., Изд-во “Юридический центр Пресс”, 2004 – С. 129.

[6] Уголовный кодекс Швейцарии / Перевод и научное редактирование А.В. Серебренниковой. – СПб., 2002. – С. 204.

[7] Уголовный кодекс Швеции / Научные редакторы Н.Ф. Кузнецова и С.С. Беляев.
Перевод С.С. Беляева. – СПб., 2001. – С. 44.

[8] Уголовный кодекс Бельгии / Научн. ред. и предисловие канд. юрид. наук, доц. Н. И. Мацнева. Перевод с фр. канд. юрид. наук Г. И. Мачковского. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. – С. 204.

[9] Там же. – С.206.

[10] Уголовный кодекс Аргентины. – СПб., 2003. – С. 126-127.

[11] Уголовный кодекс Австралии 1995 г. /Научное редактирование И. Д. Козочкина,
Е.Н. Трикоз. Перевод Е.Н. Трикоз. – СПб., 2002. – С. 153-154.

[12] Там же.-С. 272.



Все статьи автора «Николай Викторович Двоеглазов»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: