УДК 930.23

ПРАВОВОЙ СТАТУС РОССИЙСКИХ ЕВРЕЕВ В XIX–НАЧАЛЕ XX ВЕКА (РОССИЙСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ)

Пулькин Максим Викторович
Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук

Аннотация
В статье рассматриваются основные этапы формирования российской историографии по еврейскому вопросу. Выявлено, что интенсивное изучение еврейской истории оказалось прервано в советский период. После длительного перерыва исследование иудаики возобновилось вслед за крахом Советского Союза.

Ключевые слова: антисемитизм, евреи, историография, иудаика, российское законодательство


LEGAL STATUS OF RUSSIAN JEWS IN THE XIX-EARLY XX CENTURY (RUSSIAN HISTORIOGRAPHY)

Pulkin Maxim Viktorovich
Institute of linguistic, history and literature of Karelian Research Centre

Abstract
The article considers the main stages of the Russian historiography on the Jewish question. Revealed that an intensive study of Jewish history turned interrupted during the Soviet period. After a long break study Judaica resumed after the collapse of the Soviet Union.

Библиографическая ссылка на статью:
Пулькин М.В. Правовой статус российских евреев в XIX–начале XX века (российская историография) // Политика, государство и право. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/02/1234 (дата обращения: 30.09.2017).

Масштабное изучение еврейского вопроса – относительно позднее явление. «Нет сомнений, – пишет историк Амос Функенштейн, – что с момента завершения Писания и вплоть до девятнадцатого века в иудаизме не было последовательной историографической традиции» [1, с. 29]. В 1820-е гг. в Германии сложилась так называемая наука о еврействе, первоначально бывшая наукой преимущественно об иудаизме [2, с. 3]. Начиная со второй половины XIX в. исследования различных аспектов истории еврейских общин, российской политики в отношении еврейского населения предпринимались неоднократно. Наконец, на рубеже ХIX–ХХ вв. «под воздействием многих исторических событий, в том числе оформления политического антисемитизма, возникновения сионизма, многих противоречивых явлений в общественной жизни, усиливается внимание представителей науки о еврействе к современным тенденциям в жизни еврейского общества» [2, с. 4]. В России первым центром изучения проблем иудаики стал Санкт-Петербург, «где усилиями молодых интеллигентов, озабоченных идеями национального возрождения и сохранения историко-культурного наследия российского еврейства, был создан кружок по изучению еврейской истории» [2, с. 4].

Тем не менее, можно сделать определенные выводы об успехах и неудачах предшественников. На сегодняшний день в историографии российского еврейства наблюдаются три этапа, качественно, заметным образом различающиеся между собой. Первый – с 1880-х гг. до переломного 1917 г., стал временем плодотворного исследования еврейской истории, публикации многочисленных монографий и сборников законов о еврейском вопросе в России. Подробные сведения о нем смотрите ниже. Второй – так называемый «советский» период, когда о евреях постепенно «забыли». Третий период начался в 1990-е гг., после краха Советской власти. Он характеризуется постепенным, усиливающимся ростом интереса к еврейской проблематике. Эти этапы радикально отличаются подходами к проблеме, широтой привлечения источников, кругом интересов авторов работ по истории российских евреев, возможностями ознакомления с трудами зарубежных коллег.

Первым русским историком, исследовавшим одну из важнейших проблем истории евреев в России стал И.Г. Оршанский [3]. В его произведении подробно рассмотрены такие аспекты истории евреев как борьба с еврейским прозелитизмом в Российской империи, мотивы формирования обширного русского законодательства о евреях, организация еврейского религиозного быта, юридические проблемы существования еврейской семьи, проблемы соотношений «казенного интереса» и развития еврейского предпринимательства во второй половине XIX в. Оршанский полагал, что «главное содержание истории законодательства о евреях заключается в борьбе двух противоположных начал религиозной нетерпимости и государственно-общественной пользы, из которых первое клонит к ограничению, а второе к расширению гражданских прав евреев» [3, с. 241]. Он решительно выступал против сложившегося в массовом сознании негативного стереотипного представления о евреях: «мнение о враждебности евреев и возможности столкновения интересов евреев и христиан ничто иное, как ходячая фраза, лишенная всякого реального содержания» [3, с. 407]. В дальнейшем, в 1880-е гг., в России была заложена основа для масштабного изучения еврейского вопроса. В этот период сформировался свод данных российского законодательства, составлены подробные статистические сведения о евреях в России, их профессиональной деятельности, отношениях с местным населением.

Главной тенденцией в изучении еврейского вопроса в императорской России стало преимущественное внимание к проблемам законодательных ограничений прав евреев, истокам и формированию черты оседлости, положению евреев в ее пределах. Чаще всего исследование проблем формирования черты оседлости сопровождалось замаскированными и явными призывами к немедленным практическим действиям: отмене существующих ограничительных законов и радикальному пересмотру правового статуса евреев [4; 5]. С этого времени изучение проблем формирования и развития ограничительного законодательства стало одним из важнейших, продолжающихся и по сей день направлений историографии еврейского вопроса. В основном исследователи основывались на многочисленных правовых актах, включенных в Полное собрание законов Российской империи [6; 7; 8; 9]. Их успехи несомненны, на сегодняшний день эти труды являются незаменимым источником сведений о правовом статусе евреев на протяжении длительного периода. Следующее научное направление этого периода – литература, дающая представление о разных сторонах жизни еврейского народа: численности, географии расселения, сословной структуре, культуре, образовании, религии. В конце XIX–начале ХХ в. все эти аспекты еврейской истории стали предметом самого пристального внимания исследователей. Создавались существенные по объему и кругу привлеченных источников труды, посвященные образованию [10], религии [11], демографии [12] еврейского народа, еврейской прессе [13] в пределах Российской империи. При этом изучением еврейской истории в этот период занимались преимущественно евреи [См. подробнее: 14, с. 16].

Первым историком, сделавшим попытку создать полную и всестороннюю картину истории русских евреев, их взаимоотношений с другими народами России, стал С.М. Дубнов [15], один из крупнейших исследователей российского еврейства [См. подробнее: 16, с. 288–301]. С его точки зрения, российский антисемитизм имеет древние корни: возник в Киевской Руси, развивался в Московском государстве и по наследству достался императорской России. При этом религиозные предрассудки русских превалировали над экономическими соображениями. Особенно сильной стороной работы Дубнова, полагает другой известный исследователь еврейской истории Дж. Д. Клиер, «было его знакомство с традиционной еврейской культурой <…>, основанное на прекрасном владении источниками на древнееврейском языке и идиш» [17, с. 9]. Автор приходит к выводу о том, что еврейская история уникальна: это история единственного в мире безгосударственного народа, не утратившего в течение веков свою самобытность. С.М. Дубнов подчеркивал, что история российских евреев является частью истории евреев других стран.

Труды Дубнова вдохновили его многочисленных последователей. Так, в период первой русской революции и заметного обострения еврейского вопроса в России были опубликованы труды другого выдающегося историка российских евреев Ю.И. Гессена [18; 19; 20] автора «последнего комплексного исследования царского законодательства о евреях» [17, с. 9]. Благодаря его трудам существенно расширилась документальная база исследований истории евреев, введены в научный оборот многочисленные новые источники, обнаруженные в ведомственных и исторических архивах. Ведущим направлением исследований для Ю.И. Гессена стали экономические и правовые аспекты еврейской истории. Подробно исследовались проблемы создания и изменения законов, регламентировавших еврейскую жизнь. Итогом его многолетней исследовательской работы стал фундаментальный труд «История еврейского народа в России» [21].

Все перечисленные произведения подчинены практическим целям изменения существующего законодательства и созданы энергичными сторонниками отмены черты оседлости, уравнивания еврейского населения в правах с остальными подданными империи. При этом «еврейские историки конца XIX в. совершенно не сомневались в том, что и власть и народ в России ненавидели евреев» [17, с. 7]. В противовес этим историческим сочинениям в этот же период создавались труды, главное назначение которых состояло в сохранении существующего положения, поддержке правительственной политики, направленной на разграничение евреев и остального населения России. В их числе особое место занимают произведения, подчеркивающие особую роль евреев в революционном движении, их презрение к представителям других конфессий, стремление доминировать в экономической и культурной жизни, обширные и разнообразные амбиции [22; 23]. Эти выводы резко контрастировали с реальным положением еврейского населения. Однако создателей трудов по истории взаимоотношений евреев с их новой родиной – Россией – это мало смущало.

Важным упущением, заметным в исторической литературе этого периода, стало преимущественное внимание к истории евреев в пределах черты оседлости. Исключение здесь составляют исследования истории еврейских общин Сибири и Дальнего Востока, о которых впоследствии создана значительная литература. В частности, в труде В. Войтинского и А. Горнштейна рассмотрена история одной из крупнейших общин Сибири. В исследовании рассматриваются, с одной стороны, условия жизни евреев, образование их диаспоры в Иркутске, ее рост и роль в хозяйственной, политической и культурной жизни губернии [24]. С другой стороны, авторы обратили пристальное внимание на внутреннюю жизнь еврейской диаспоры, решение ею непростых национально-религиозных задач. Важное исследование, посвященное еврейскому населению Вологды, содержащее ценные и обширные статистические материалы, а также данные опросов евреев-современников событий появилось в начале ХХ в. в Москве [25].

В советский период изучение истории российских евреев в силу идеологических и политических причин надолго прекратилось. Можно согласиться с Д.З. Фельдманом: в это время «история евреев воспринималась у нас в стране как нечто чужеродное, а исследования в этой области отечественной исторической науки находились в состоянии кризиса» [14, с. 8]. Более того, по утверждению другого известного историка, «предмет как бы перестал существовать; оказалось невозможным изучение каких бы то ни было архивных материалов, касавшихся истории евреев» [26, с. 4]. Исследователей привлекали лишь отдельные аспекты еврейской истории, среди которых наиболее заметная роль принадлежит участию евреев в российском революционном движении [27], истокам антисемитизма [28; 29]. Опубликованные труды, в той или иной степени связанные с бытом и, тем более, религией евреев в этот период стали редким исключением [30]. Исследование истории еврейского народа осуществлялось за пределами России. Ощутимый вклад в изучение истории российского еврейства внес немецкий историк А. Каппелер [31, с. 28]. С его точки зрения, евреи стали «козлами отпущения», на которых российская власть небезуспешно и с политической выгодой для себя пыталась свалить вину за очевидные промахи в управлении.

В 1990-е гг. интенсивное исследование истории еврейского народа в России возобновилось. Выдающуюся организаторскую и просветительскую роль здесь сыграл «Вестник Еврейского университета в Москве», на страницах которого подробно освещались отдельные аспекты истории евреев, прежде всего, связанные с их экономической деятельностью, правовым статусом в Российской империи, проявлениями антисемитизма [32, 190–198; 33, с. 42–56; 34, с. 75–82]. Эти многочисленные статьи, в своем большинстве выполненные на высоком научном уровне, стали важной предпосылкой для масштабных исследований истории российского еврейства, появившихся в конце ХХ–начале XXI в. Вслед за публикациями документов стали появляться ценные источниковедческие исследования, анализирующие разнообразные источники по истории евреев, обнаруженные в крупнейших архивохранилищах страны [35]. В настоящее время мы переживаем бурный всплеск исследований по истории евреев в России, «настоящий прорыв в области изучения истории евреев» [17, с. 5]. Первым его итогом стал фундаментальный труд ряда авторов под многообещающим названием «История евреев России» [36]. В России ежегодно проводятся конференции по истории евреев, сопровождающиеся публикацией объемистых трудов по разным аспектам еврейской истории. Осуществляется исследование биографий наиболее заметных политических деятелей России исходя из их позиции по еврейскому вопросу [37]. Изучаются отдельные периоды взаимоотношений российской власти в евреев. В частности, в исследованиях духовной школы первой половины XIX в., предпринятым Е.А. Вишленковой, заметное внимание отведено образовательным проблемам еврейских общин в различных частях империи [38, с. 147–167].

В России продолжилось, хотя и не в таких как прежде масштабах, изучение правового статуса еврейского населения [39]. Изучались отдельные еврейские общины в городах за пределами черты, прежде всего, в Москве [40], в Сибири [41], а также в Белоруссии [42]. Заметно пополнилась в начале XXI в. историография, посвященная адаптации евреев на Европейском Севере России [43, с. 279–298; 44, с. 51–61; 45, с. 240–247; 46, с. 26–33]. Ряд исследователей представили научные труды, посвященные экономической деятельности евреев [47, с. 314–435]. На страницах современных исторических работ еврейское население предстает как деятельный участник модернизации страны, быстро осваивающий новые возможности, связанные с развитием капитализма [48, с. 159–186]. Изучается позиция региональной прессы по еврейскому вопросу [49, с. 215–220]. Началось научное исследование проблем антисемитизма и филосемитизма в Российской империи, представленное рядом фундаментальных исследований [50, с. 56–79].

В методологическом плане особую роль играет монография Алексея Миллера, посвященная проблемам национализма в императорской России. В ней подробно рассмотрены самые разные тенденции национальной политики, в том числе и законодательство по еврейскому вопросу. Подчеркивая, что «нарратив еврейского страдания» вполне обоснован и связан с реальными историческими фактами, А. Миллер все же призывает «дополнить и скорректировать» его, обращая внимание на период возникновения основных трудов по еврейскому вопросу – время «роста интегрального национализма и антисемитизма среди христианских подданных Романовых» [51, с. 43]. Главной особенностью труда Миллера стало рассмотрение российской бюрократии как разнородной в отношении к евреям политической силы. При этом позиция одних представителей правящего класса «была вполне антисемитской». Другая часть бюрократов, «напротив, видела конструктивный и творческий потенциал евреев». Таким образом, подытоживает Миллер, российская «бюрократия никогда не была едина в подходах к еврейскому вопросу» [51, с. 59].


Библиографический список
  1. Функенштейн А. Коллективная память и историческое сознание // История и коллективная память. М.: РОССПЭН, 2008. С. 29–36.
  2. Носенко-Штейн Е.Э. Введение: антропология и иудаика – возможен ли симбиоз? // Этнографическое обозрение. 2009. № 6. С. 3–12.
  3. Оршанский И.Г. Русское законодательство о евреях. Очерки и исследования. СПб., 1877. 326 с.
  4. Бикерман И.М. Черта еврейской оседлости. СПб., 1911. 344 с.
  5. Бланк Р.М. Роль еврейского населения в экономической жизни России. СПб., 1908. 452 с.
  6. Гимпельсон Я.И. Законы о евреях. Систематический обзор действующих законоположений о евреях с разъяснениями Правительствующего Сената и Центральных правительственных установлений. В 2-х тт. СПб., 1914–1915.
  7. Зайденман Л. Правовое положение евреев в России. СПб., 1906.
  8. Левин Э.Б. Сборник ограничительных законов и постановлений о евреях по 1 июля 1902 года. СПб., 1902. 438 с.
  9. Вишняк М. Положение евреев в России. М., 1917. 29 с.
  10. Брамсон Л. К истории начального образования евреев в России. СПб., 1896. 239 с.
  11. Переферкович Н. Религиозные вопросы у современных евреев. СПб., 1911. 224 с.
  12. Бруцкус Б. Профессиональный состав еврейского населения в России. М., 1909. 328 с.
  13. Цинберг С.Л. История еврейской печати в России в связи с общественными течениями. СПб., 1915. 332 с.
  14. Фельдман Д.З. Страницы истории евреев России XVIII–XIX вв.: Опыт архивного исследования. М.: Древлехранилище, 2005. 422 с.
  15. Дубнов С.М. Евреи в царствование Николая II. Петроград, 1922. 432 с.
  16. Кельнер В. С.М. Дубнов: от исторических иллюзий к исторической действительности // Мировой кризис 1914–1920 гг. и судьба восточноевропейского еврейства. М., 2005. С. 288–301.
  17. Клиер Дж.Д. Россия собирает своих евреев. Происхождение еврейского вопроса в России: 1772–1825 гг. М., Иерусалим, 2000. 236 с.
  18. Гессен Ю. Закон и жизнь: Как создавались ограничительные законы о жительстве евреев в России. СПб., 1911. 328 с.
  19. Гессен Ю. Сто лет назад: Из эпохи духовного пробуждения русских евреев. СПб., 1910. 322 с.
  20. Гессен Ю. Евреи в России: Очерки общественной, правовой и экономической жизни русских евреев. СПб., 1906. 328 с.
  21. Гессен Ю. История еврейского народа в России. Л., 1925–1927. Т. 1–2. 238 с.; 328 с.
  22.  Аракин Я. Еврейский вопрос. СПб., 1912. 38 с.
  23. Субботин А. Еврейский вопрос в его правильном освещении (в связи с трудами И.С. Блиоха). СПб., 1903. 436 с.
  24. Войтинский В., Горнштейн А. Евреи в Иркутске. Иркутск, 1915. 390 с.
  25. Берлинраут Л.Я., Раскин М.С. Еврейское население города Вологды. Опыт статистического обследования экономического, правового и культурного состояния еврейского населения внутренних губерний России. М., 1911. 46 c.
  26. Ганелин Р.Ш. Еврейский вопрос в СССР в представлении современников (1930–1950-е гг.) // Труды по иудаике. История и этнография. СПб., 1995. Вып. 3. С. 3–25.
  27. Гейликман Т.Б. История общественного движения евреев в Польше и России. М.-Л., 1930.
  28. Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. М., 1929; Лозинский С.Г. Социальные корни антисемитизма. М., 1929. 236 с.
  29. Лозинский С.Г. Социальные корни антисемитизма. М., 1929. 438 с.
  30. Плисецкий М. Религия и быт грузинских евреев. М., 1931. 328 с.
  31. Каппелер А. Россия – многонациональная империя. Возникновение, история, распад. М.: Наука, 2000. 322 с.
  32. Кельнер В. Два инцидента. Из русско-еврейских отношений в начале ХХ в. // Вестник Еврейского университета. 1995. № 3. С. 190–198.
  33. Локшин А. Формирование политики (Царская администрация и сионизм в России в конце XIX–начале ХХ в.) // Вестник Еврейского университета. 1992. № 1. С. 42–56.
  34. Юхнева Н. «Мы были … мы жили» (О рассеянии евреев-ашкеназов в России) // Вестник Еврейского университета. 1992. № 1. С. 75–82.
  35. Фельдман Д.З. Страницы истории евреев России XVIII–XIX вв.: Опыт архивного исследования. М.: Древлехранилище, 2005. 422 с.
  36. История евреев России. М.: Федерация еврейских общин России, 2007. 728 с.
  37. Миндлин А. Государственные, политические и общественные деятели Российской империи в судьбах евреев. 1762–1917. СПб.: Алетейя, 2007. 392 с.
  38. Вишленкова Е.А. Духовная школа в России первой четверти XIX в. Казань, 1998. 234 с.
  39. Савиных М.Н. Законодательная политика российского самодержавия в отношении евреев во второй половине XIX–начале ХХ в. Омск: Изд-во Омского ун-та, 2004. 236 с.
  40. Улицкий Е.Н. История Московской еврейской общины. Документы и материалы (XVIII–начало ХХ в.). М.: РОССПЭН, 2006. 238 с.
  41. Кальмина Л.В. Еврейское купечество Восточной Сибири (60-е годы XIX века–1917 г.). Улан-Удэ: Логос, 2002. 238 с.
  42. Кузняева С. Еврейские общины Беларуси в конце XVIII–начале ХХ века. Минск, 1998. 236 с.
  43. Пулькин М.В. Еврейское население Европейского Севера: проблемы социального конструирования (конец XIX–начало ХХ в.) // Антропологический форум. 2008. № 9. С. 279–298.
  44. Пулькин М.В. Иудаистские общины на Европейском Севере России в конце XIX–начале ХХ в.: опыт становления // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. Научный журнал. 2008. № 2. С. 51–61.
  45. Пулькин М.В. Евреи на Европейском Севере России: проблема адаптации (конец XIX–начало ХХ в.) // Российская история. 2009. № 3. С. 240–247.
  46. Пулькин М.В. Иудаизм на Европейском Севере России и в Сибири (конец XIX–начало ХХ в.) // Религиоведение. 2011. № 2. С. 26–33.
  47. Частное предпринимательство в дореволюционной России: этноконфессиональная структура и региональное развитие, XIX–начало ХХ в. М.: РОССПЭН, 2010. 551 с.
  48. Дижур И.М. Евреи в экономической жизни России // Книга о русском еврействе от 1860-х годов до революции 1917 года. М.: РОССПЭН, 2002. С. 159–186.
  49. Кряжева-Карцева Е.В. Повседневная жизнь предпринимателей-евреев в России конца XIX–начала ХХ в. (по материалам региональной печати) // Ежегодник историко-антропологических исследований. 2010. М., 2010. С. 215–220.
  50. Дудаков С.Ю. Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России: Очерки. М.: Наука, 2000. 236 с.
  51. Миллер А. Империя Романовых и национализм. Эссе по методологии исторического исследования. М.: Новое литературное обозрение, 2006. 248 с.


Все статьи автора «Пулькин Максим Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: