УДК 327

КИТАЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В XIX-XX ВВ.

Седунов Алексей Валерьевич
Забайкальский государственный университет

Аннотация
Статья посвящена истории развития и проблемам китайско-американским отношений. Отдельное внимание уделено встречам на высшем уровне государственных руководителей Китая и Америки. Отмечается, что превалирующей целью китайского правительства в строительстве отношений с США было следование национальным интересам страны.

Ключевые слова: китайско-американские отношения, КНР, национальные интересы, США


CHINESE-AMERICAN RELATIONS IN THE 19TH-20TH CENTURIES

Sedunov Alexey Valeryevich
Transbaikal State University

Abstract
The article is devoted to the history and problems of the Chinese-American relations. Special attention is paid to the summits of government leaders of China and America. It is noted that the prevailing goal of the Chinese government in building relations with the US was following the country's national interests.

Библиографическая ссылка на статью:
Седунов А.В. Китайско-американские отношения в XIX-XX вв. // Политика, государство и право. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/03/1448 (дата обращения: 30.04.2017).

История китайско-американских отношений коротка. Обычно ее начало относят к 1840 годам, когда был подписан первый двусторонний договор. Согласно Вансяскому договору от 3 июля 1844 г., США получили в Китае те же привилегии, которых добилась Великобритания по Нанкинскому договору 1842 г., а также ряд дополнительных (право каботажа на льготных условиях, расширение права экстерриториальности и др.). Китай¬ское правительство вынуждено было подписать Договор под прямой угрозой нападения.

В то же время нужно придавать особое значение встречам на высшем уровне государственных руководителей Китая и Америки. Первая такая встреча состоялась уже более ста лет тому назад, в 1896 году. Тогда один из министров императора Великой Цинской империи Ли Хунчжан в ходе своего кругосветного путешествия посетил США.

Вдовствующая императрица Цыси была фактически главой цар-ствовавшего дома. Император Китая, сын Цыси, на самом деле, был в подчинении у своей матери. Цыси благоволила к Ли Хунчжану. Они во многих вопросах были единомышленниками.

Учитывая все эти обстоятельства, можно с полным основанием счи¬тать, что Ли Хунчжан был в то время первым лицом в китайском госу¬дарстве и по сути дела управлял им.

В Америке состоялась встреча Ли Хунчжана и тогдашнего президента США Кливленда. Это и была первая китайско-американская встреча на высшем уровне. Ли Хунчжан сразу же проявил себя и как блестящий дипломат и как политик, умеющий с достоинством выйти из любого положения.

Отдав дань дипломатическим приличиям, а также подчеркнув зна¬чение дипломатического протокола и принципа полного равноправия сторон, Ли Хунчжан обратил внимание собеседников на весьма су¬щественное расхождение в подходах китайцев и американцев к важным вопросам как философского, так и общеполитического характера. Ли Хунчжан сделал это далеко не случайно, но для того, чтобы дать понять американцам, что им придется подумать о том, как налаживать и разви¬вать двусторонние китайско-американские отношения, учитывая серьез¬ные различия во взглядах на фундаментальные понятия .

Эта встреча была очень важна для обеих сторон, однако, в начале XX века, китайский народ страдал от притеснений со стороны  западных держав, в частности США.

После появления Гоминьдана, а позже Коммунистической партии Китая США стали играть одну из ключевых позиций во внешнеполитической стратегии Китая. Китайские ученые отмечают, что односторонняя приверженность Вашингтона гоминьдану лишила его политику гибкости, подорвала основу сотрудничества между КПК и Белым Домом; США сами обрекли себя на такую структуру международных отношений, когда был образован союз СССР и КНР, противостоявший американской политике. Китайско-американская конфронтация возникла не из-за союза Китая с СССР, а наоборот, именно китайско-американская конфронтация вызвала к жизни союз Китая и СССР.

Чтобы рассеять сомнения Сталина в «надежности» КПК, Мао Цзэдун в 1947 году впервые применил понятия «лагерь борьбы всего мира против империализма» и «лагерь социализма». Причем силы китайской революции характеризовались в качестве составной части антиимпериалистического лагеря, возглавляемого Советским Союзом .

Возникает вопрос: могли ли американцы избрать другую политику в отношении КПК? Известно, что вплоть до последнего момента они не отказывались от контактов с КПК. После освобождения Нанкина посол США не эвакуировался с гоминдановцами, а остался для обсуждения возможностей   установления   дипломатических   отношений   с   новой властью. Тем не менее, когда 28 апреля 1949 года Мао Цзэдун направил послание с соответствующим предложением при условии разрыва между Вашингтоном и Чан Кайши, Белый дом отреагировал отрицательно.

По всей видимости, Соединенные Штаты не могли поступить иначе, ведь к тому времени на всех направлениях развернулась «холодная война». С точки зрения Запада, Сталин перешел во фронтальное наступление, и остановить его можно было, лишь противодействуя проводникам советского влияния – коммунистическим партиям (среди них – КПК). С такой точкой зрения соглашаются и многие китайские исследователи, указывается, что в условиях, когда США и СССР оказались на грани войны в Европе, Соединенные Штаты не могли позволить себе спокойно взирать на растущую мощь СССР на Дальнем Востоке.

В 1949 году в Китае победила революция. 1 октября была провозглашена Китайская Народная Республика. Правительство КНР заявило о своем стремлении устанавливать хорошие отношения со всеми странами, включая капиталистические, на основе равенства, взаимной выгоды и взаимного уважения суверенитета [1].

Запад, однако, вяло реагировал на заигрывания, США не прекращали давление и угрозы в отношении КНР. Тогда Мао Цзэдун решил сделать главную ставку на развивающиеся страны. В 1965 году эта стратегия нашла свое выражение в теории «народных войн» «мировой деревни» (государств Азии, Африки и Латинской Америки) против «мирового города» (государств Северной Америки и Европы, включая Советский Союз). Разразившаяся в 1966 году «культурная революция» довела до полного хаоса внутреннюю жизнь и внешнюю политику КНР.

Весной 1969 года на пограничной реке Уссури, в районе острова Даманский, произошли крупные кровопролитные столкновения вооруженных сил двух стран. Документальных данных о том, кто и зачем это устроил, пока не появлялось. Но один факт очевиден – советско-китайские отношения дошли до крайне опасной точки, и с этого момента начался процесс постепенного сближения Пекина с Вашингтоном.

США глубоко завязли в трясине вьетнамской войны, и избранный в 1968 году президент Р. Никсон решил искать выход из тупика в сближении с КНР. Американцы полагали, что именно маоистский Китай стоял за вьетнамскими коммунистами и, помирившись с Пекином, можно будет заставить вьетнамцев согласиться на почетные для США условия мира.

Сближение с Китаем преследовало еще одну, даже более глобальную и долгосрочную цель. Реагируя на усиливавшуюся советско-китайскую конфронтацию, Р. Никсон и его окружение (прежде всего помощник по национальной безопасности Г. Киссинджер) вознамерились использовать Пекин для давления на Москву, получения от СССР уступок. По замыслу новой администрации, Соединенные Штаты должны были, играя на противоречиях, добиться лучших отношений с двумя коммунистическими гигантами, чем те имели между собой. В Вашингтоне шутили: пусть советский и китайский женихи соперничают, добиваясь руки американской невесты.

Общие интересы толкнули американцев и китайцев во взаимные объятия. Сначала (в 1971 году) Г. Киссинджер, а затем (в 1972 году) и сам Р. Никсон осуществили сенсационные визиты в КНР. А вскоре встревоженное сближением двух главных противников советское руководство приглашает Р. Никсона в Москву. Он появляется там, в октябре 1972 года, через несколько месяцев после посещения КНР, подписывает с Л.И. Брежневым первые крупные документы по ограничению  гонки  стратегических вооружений.

Сближение между Пекином и Вашингтоном застопорилось из-за тайваньского вопроса: Соединенные Штаты не желали отказываться от сворачивания союзнических отношений с гоминдановским режимом . Однако, настроения в США по китайскому вопросу стали быстро меняться под воздействием событий в КНР вслед за смертью Мао Цзэдуна 9 сентября 1976 года. К власти в Пекине пришли реформаторы, взявшие курс на модернизацию страны. Модернизация требовала создания соответствующего внешнего окружения. В условиях продолжавшейся конфронтации с СССР реформаторы сделали ставку на Запад в вопросах модернизации, обеспечения безопасности страны, реализации политических целей на мировой арене.

В Соединенных Штатах не сразу откликнулись на призывы Пекина о «едином международном фронте». Против разыгрывания «китайской карты» возражали влиятельные члены кабинета президента Дж. Картера, в том числе госсекретарь С. Вэнс. Но к 1978 году в США верх взяли силы, ратовавшие за пересмотр внешнеполитической линии. Вашингтон принял программу довооружений, стал затягивать заключение, а затем ратификацию Договора об ОСВ-2, развернул кампанию противодействия «советской угрозе» и защиты «жизненных интересов» США во всех уголках земного шара. Важная роль стала отводиться и Пекину, сближение с которым было призвано усилить давление на СССР и его союзников.

После ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года советский посол был вызван в МИД КНР, где ему вручили ноту с требованием о немедленном прекращении агрессии и вмешательства в Афганистане, вывода всех советских войск.

В январе 1980 года Вашингтон поставил перед китайскими руководителями вопрос: какие меры они планируют принять против Советского Союза? Пекин заявил, что разделяет позицию стран, выступающих за санкции, и будет сохранять торговлю с Советским Союзом на минимальном уровне. Китай поддержал бойкот Олимпийских игр, не послав спортсменов в Москву. Было налажено взаимодействие с США и их союзниками в оказании военной, политической и моральной поддержки афганской и кампучийской оппозиции.

Китай отверг комплекс разоруженческих предложений, выдвинутых на XXVI съезде КПСС. Агентство Синьхуа охарактеризовало их как «приманку», «пропагандистский тактический маневр», попытку «спровоцировать раскол на Западе». Соединенным Штатам вновь и вновь предлагалось «не верить Москве», «давать Советскому Союзу отпор». Китайские руководители поддержали инициативу Вашингтона о ежегодном трехпроцентном увеличении военных расходов, решение о размещении в Европе новых видов американского ракетно-ядерного оружия средней дальности, выступили на стороне США, единственного государства на мадридской встрече стран – участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, отвергнувшего предложение о созыве конференции по военной разрядке и разоружению.

В то время как в США пришел к власти Р. Рейган, в Китае выражалось удовлетворение стремлением новой администрации добиться военного превосходства над СССР и проводить политику с позиции силы. Затем, когда Белый дом обнародовал планы дальнейшего увеличения военных расходов, активного использования «сил быстрого развертывания» и расширения военного присутствия США в Азии и других районах мира, китайское руководство приветствовало это.

Таким образом, с момента образования КНР внешняя политика страны подверглась большим изменениям.

В период с начала 50-х до середины 80-х Китай сближался с СССР против «империалистического лагеря», получая при этом всемерную помощь со стороны Советского Союза, затем переключил свое внимание на США, так же преследуя цели в рамках своих национальных интересов. В настоящее время КНР во многом строит свою внешнюю политику, в том числе, и в отношении США, на принципах «китайской мечты»[2; 3].


Библиографический список
  1. Гурулева Т.Л., Ширяева О.А., Скрипкарь М.В. Взаимодействие Китая с Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (тезисы)//Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2013. № 4. С. 146.
  2. Скрипкарь М.В. Объект мечты населения КНР: гендерные особенности // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2013. № 7. С. 192.
  3. Скрипкарь М.В. «Китайская мечта» как национальная особенность в процессе бренд-билдинга приграничных территорий Северо-Востока КНР // Молодой ученый. 2013. № 7. С. 362-365.


Все статьи автора «Yahondra»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: