УДК 347.1

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА

Крючков Максим Сергеевич
ФБГОУ ВПО Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации
Юрист(специалист)

Аннотация
В статье рассматривается история становления и развития института представительства в целях совершенствования данного гражданско-правового института на современном этапе развития гражданского законодательства в свете реформирования Гражданского кодекса РФ.

Ключевые слова: институт представительства, история возникновения, поверенный, представитель.


HISTORY OF EMERGENCE AND DEVELOPMENT OF INSTITUTE OF REPRESENTATION

Kryuchkov Maxim Sergeevich
The Russian Law Academy of the Russian Federation Ministry of Justice.
lawyer

Abstract
In article consider the history of formation and development of institute of representation for improvement of this civil institute at the present stage of development of the civil legislation in the light of reforming of the Civil code of the Russian Federation.

Библиографическая ссылка на статью:
Крючков М.С. История возникновения и развития института представительства // Политика, государство и право. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/07/1788 (дата обращения: 29.04.2017).

Исследование проблемы представительства на исторических и современных срезах обладает рядом преимуществ, позволяющих глубже и обстоятельнее раскрыть важнейшие черты одного из древ­нейших правовых институтов: природу, становление, эволюцию и развитие представительства как многопланового и сложного юри­дического явления, которое по сей день не утратило теоретического и практического значения.

Более того, в условиях демократического правового государства, свободной рыночной экономики, возрастания роли судебной защи­ты материальных и нематериальных прав физических и юридиче­ских лиц роль представительства как гарантии в механизме правоохраны и правозащиты будет возрастать.

Знание же природы, истории становления и развития института предста­вительства позволяет усовершенствовать материально-правовые слагаемые названного института и таким путем сделать его более эффективным в правоприменительной практике, использовать его преимущества для охраны и защиты жизненных благ и ценностей человека и гражданина, а также юридических лиц.

Все эти факторы и обусловливают необходимость многомерного подхода к изучению представительства в российском гражданском праве. Такого рода многомерность как раз и видится в сочетании двух уровней исследования представительства: историче­ского и современного. Об этом и пойдет речь далее.

На первых ступенях юридического развития всякого народа, когда правовые нормы настолько просты и не­сложны, что доступны пониманию всех и каждого, тяжущиеся имеют возможность вести свои дела лично, не прибегая к посто­ронней помощи [1].

Однако с развитием культуры жизненные отношения становятся разнообразнее и сложнее, а вместе с тем усложняются и соответст­вующие юридические нормы. Знание и применение их становится затруднительным для большинства граждан, а тяжущиеся, не обла­дая специальной подготовкой, сами уже не в состоянии вести свои дела, им необходима помощь человека, хорошо знающего поста­новления материального права и формы процесса, то есть появляется потребность в особом классе лиц, который бы специально занимался изучением права и мог оказывать нуждающимся юридическую помощь или правозаступничество.

В гражданском праве Древнего Рима стороны долго не могли воз­лагать на третьих лиц защиту своих интересов, поскольку они должны были выступать лично [2, с. 76]. Только впоследствии из этого пра­вила были допущены исключения в отношении опекунов и лиц, попавших в плен.

Первоначально было лишь непрямое представительство, то есть действия лица не от имени представляемой стороны, а от собственного имени представителя, но за свой счет. Основани­ем допущения этой формы представительства служила неспособ­ность лиц выступать в процессе в силу возраста, пола, состояния здоровья и иных причин. И только в формулярном процессе ин­ститут представительства получил признание по существу [3, с. 78].

Здесь представители открыто выступали со стороны дееспособ­ных лиц под именем когниторов. Это поручение они получали от заинтересованной стороны (dominus litis) и назначались последней. Дальнейшее развитие представительства и более простой его формы связано с назначением процессуального представителя-прокура­тора. К устному содействию сторонам допускались также адвока­ты, но без представительства в собственном смысле.

До возникновения и утверждения института представительства обязанность лично присутствовать на процессе обусловливалась еще и тем, что производство в суде было письменным, основыва­лось на документах, свидетельских показаниях, в том числе пись­менных объяснениях тяжущихся, отражавших их позицию по делу, требования, основанные на законах.

Стоит сказать, что для составления такого рода документов требовались знания и умение, которые в Древней Греции привели к появлению логогра­фов, специально занимавшихся подготовкой объяснений для суда по поручению соответствующей стороны. Можно сказать, что это была опосредство­ванная форма представительства, его своеобразное пер­вое появление в Древней Греции.

А в Древнем Риме представительство проистекало из патроната, являвшегося особым институтом римского права. Он заключался в том, что римский гражданин, став патроном чужезем­ца, который становился в положение клиента, оказывал последнему правовую помощь, совершал в его интересах сделки, защищал пе­ред римским судом. При этом патрон действовал не как предста­витель чужеземца, а как защитник его интересов.

Иной смысл в понятие «патрон» вкладывает Ю. Ф. Лубшев, ут­верждающий, что определенное лицо могло быть принято в род римского гражданина на правах, равных родственникам [4, с. 69]. Действи­тельно, древнейшая римская семья, так называемая агнатическая семья, представляла собою союз людей, объединенных не кровной связью, а подчинением власти одного и того же домовладыки – paterfamilias. В древнейшее время только он был носителем право­способности в сфере частного права, а члены семьи правоспособ­ности не имели.

Во всяком случае юридическим родством была не кровная, ког­натическая связь, а основанная на власти и подчинении связь агна­тическая. Естественно, что патерфамилиас был вправе представ­лять интересы семьи и ее членов в суде, но это не было наемное представительство, а родственное [5, с. 18 ].

Между тем патрон и патронат в Древнем Риме появились зна­чительно позже и означали, с одной стороны, лицо, осуществляю­щее патронат [6, с. 429], а с другой – особую форму представительства, фак­тически устанавливавшую зависимость неполноправных или бедных граждан от богатых. Следовательно, в Древнем Риме патрон вы­ступал прежде всего как покровитель.

Как видим, даже в Древнем Риме патрон и патронат изначально никак не увязывали с  представительством. Во многих странах Европы патрон как субъект представительства появился значительно позже. Это произошло тогда, когда патроны получили право выполнять те же функции, что и адвокаты, то есть и возмож­ность представлять стороны в процессе, а слово «патрон» начало вытесняться новым термином «прокуратор».

Однако за много веков до этого, еще во времена Римской рес­публики, произошло событие, сыгравшее позитивную роль в разви­тии представительства: адвокатура выделилась как со­ставная часть представительства. Адвокатское сословие постепенно получило характер особой корпорации при суде. В законах импе­раторов наряду с адвокатами упоминаются и поверенные (procura­tors), которые отдельного сословия не составляли, но получали право выступать в суде.

Таким образом, представительство обрело статус самостоятель­ного правового института и отдельного вида дея­тельности, благодаря чему расширился круг субъектов, которые бы­ли вправе по поручению представлять чужие интересы.

Иначе говоря, к рассматриваемому времени институт представительства эволюционировал в отношении граждан, являв­шихся истцом и ответчиком в суде. Выразилось это в том, что, во-первых, каждый гражданин получил возможность вести свое дело в суде как лично, так и с помощью другого лица, представителя, ко­торый замещал его в судебном процессе. Во-вторых, в качестве представителей в суде могли участвовать различные субъекты, а не только адвокаты.

Стоит сказать, что эволюции представительства в субъект­ном плане благоприятствовало следующее обстоятельство. Если в отношении гражданина можно было требовать и обеспечить лич­ную явку в суд, то данное требование становилось невыполнимым, когда стороной судебного процесса были юридические лица, на­пример, государство, его структурные подразделения, церковь, мо­настырь и т. д. В таких случаях интересы перечисленных субъектов процесса могли представлять только уполномоченные на то лица: доверенное лицо короля, князя, церкви, монастыря (старосты, на­стоятели, монахи), знавшие законы. Это было представительство юридических лиц.

Именно институты родственного представительства и представи­тельство юридических лиц, как подчеркивается в юридической нау­ке, расчистили путь для наемного представительства. Это хроноло­гически совпало с формированием феодальных государств на евро­пейском континенте (XIII-XVII вв.). Но обратимся к истории России.

Стоит отметить, что до середины 1860-х годов в Российской империи действовали стряпчие, ходатаи, заступники, поверенные, которые выполняли функ­ции представительства. Свод законов Российской импе­рии ненадлежащим образом регулировал институт представи­тельства. Своей обособленной организации у поверенных не существовало, требования образовательного и нравственного цензов к ним не применялись, контроль и надзор за их дея­тельностью не осуществлялся, а фактически профессию ходатаев осуществ­ляли лица, не только не имеющие юридического образования, но и просто отсутствием должного общего образования [7, с.76].

Накануне судебной реформы 1864 г. внутреннее состояние института поверенных мало чем отличалось от прежнего, если иметь в виду, что ходатаи по делам являлись порождением господствовав­шей в то время инквизиционной системы процесса, их деятель­ность еще больше дискредитировала правосудие в глазах общест­венного мнения.

Прогрессивные общественные круги в стране все более осознава­ли необходимость реформирования института представительства. Однако этому противились российские самодержцы, кото­рые боялись и не желали реформировать данный институт [8, с.4]. Тем не менее даже в таких трудных условиях в 60-х гг. XIX в. в России удалось учредить новую профессиональную адвокатуру.

Вот как эти вопросы урегулировало «Учреждение судебных установлений» от 20 ноября 1864 г. Во введении к нему указывалось,  что судебная власть распространяется на лиц всех сословий и на все дела: гражданские и уголовные (статья 2) [9, с. 257]. А раздел IX «Учрежде­ния судебных установлений» определял круг лиц, состоявших при  судебных местах. В числе таковых указывались и присяжные поверенные, которые по избранию или назначению занимались делами тяжущихся, обвиняемых, других лиц (ст. 353).

Еще одним немаловажным этапом процесса эволюции института представительства, а именно создание его базы с определенными составными элементами преемст­венности, связан с видом систематизации советского гражданского законо­дательства, начавшейся в 1922 году. В данный период развития ин­ститута представительства выделяется кодификация советского гражданского и гражданского процессуального права 1960-х гг.

Ровно также как и Гражданский кодекс РСФСР,  Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 года посвятили большинство норм регламентации института представительства и таким образом путем интегрировали основы регулирующих его норм права и создания межотраслевого цивилистического института представительства. Данного рода отношения межотраслевой интеграции норм права, регулирующих институт представительства, с превалирующей силой обозначил себя после развала СССР и создания бывшими союзными республиками суверенных и независимых государств, начавших осуществление как судебных, так и судебно-правовых реформ, созданию новой национальной правовой системы.

Впервые на этот путь вступила Россия, высшая представительная власть которой 12 декабря 1993 года приняла Конституцию Российской Федерации и 24 октября 1991 года утверди­ла Концепцию судебной реформы в РСФСР. С помощью чего была подготовлена фундаментальная правовая основа для реформы россий­ской базы законодательства и создания национального права в новых как экономических, так политических и социальных условиях. Одним из пер­вых законов значится и ГК Российской Федерации 1996 года, сохранивший и усовершенствовающий институт представительства.


Библиографический список
  1. Барихин А. Б. Большой   юридический   энциклопедический   словарь А. Б.. Барихин. – М.: Книжный мир, 2000.
  2. Гаврилов С. Н. Адвокатура в Российской Федерации / С.. Н. Гаврилов. – М., 2000.
  3. Колоколова Э. Е. Адвокат – представитель в гражданском процессе / Э. Е. Колоколова. – М., 2004.
  4. Лубшев Ю. Ф. Адвокатура в России / Ю. Ф. Лубашев. – М., 2001.
  5. Мартынчик Е. Г., Колоколова Э. Е. Российская адвока­тура на переломе веков (сравнительно правовое исследование) // Адвокатская практика. 2001, № 2.
  6. Новицкий И. Б., Перетерский И. С. Римское частное право / И. Б. Новицкий, И. С. Перетерский. – М.: Юристь, 2006.
  7. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права / Ю. П. Титов. – М., 2002.
  8. Черкасова Н. В. Образование и развитие адвокатуры в России // Закономерно­сти возникновения и развития политико-юридических идей и институтов. – М.: Изд-во АН СССР, 1986.


Все статьи автора «Kryuchkov Maxim»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: