УДК 347.2

ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ДАВНОСТНОГО ВЛАДЕНИЯ

Диамантис Джордж Георгиос
ФГБОУ ВПО Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации
Юрист (специалист)

Аннотация
В данной статье рассматривается современные проблемы института защиты давностного владения с помощью всестороннего анализа в двух аспекта: посессорная защита и посессорная защита фактического владения.

Ключевые слова: давностного владения, добросовестное владение., поцессорная защита


PROBLEMS OF LEGAL PROTECTION OF LONGSTANDING OWNERSHIP

Diamantis George Georgios
The Russian Law Academy of the Russian Federation Ministry of Justice
Lawyer

Abstract
This article considered contemporary issues of longstanding ownership for the legal protection of ownership through a comprehensive analysis of two aspects: a possessory protection and protection of actual possession.

Библиографическая ссылка на статью:
Диамантис Д.Г. Проблемы защиты давностного владения // Политика, государство и право. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/07/1794 (дата обращения: 29.04.2017).

В учебной и научной литературе по гражданскому праву указывается, что в действующем законодательстве закреплен институт посессорной защиты [1]. Основанием такого вывода явились положения статьи 234 ГК РФ о защите беститульного давностного добросовестного владения от действий третьих лиц. Примечательно, что и судебная практика зачастую придерживается аналогичного мнения. Доказательства тому мы находим в ряде судебных актов, вынесенных различными судебными инстанциями, в которых указывается на то, что согласно пункту 2 статьи 234 ГК РФ закрепляет именно посессорную защиту фактического владения. В зарубежной литературе также встречаются взгляды на институт защиты владения по давности как на средство посессорной защиты [2].

Будет заблуждением говорить о защите владения в рамках нормы пункта 2 статьи 234 ГК РФ как о посессорной.

Различие между посессорной защитой и защитой добросовестного давностного владения проявляются также в их историческом развитии. Развитие института владения, в частности выделение добросовестного и недобросовестного владения, привело к появлению института приобретательной давности, что, в свою очередь, вызвало необходимость защиты последнего. Следствием добросовестного владения имуществом являлось приобретение такого права как собственность и это во многом определяло их тождество. Кроме того, добросовестное владение предоставляло владеющему лицу возможность защищаться так, будто вещь принадлежит ему посредством Публицианова иска, то есть на праве собственности.

Actio Publiciana (Публицианов иск) – это иск, установленный претором Публицием, призванный охранять добросовестного владельца против того, к кому неосновательно переходило его владение или кто вторгался в его владение. Суть иска сводилась к переносу защиты, которую виндикационный иск предоставлял собственнику, на несобственника, обладающего вещью добросовестно. Иск основывался на фикции того, что уже истек срок давностного владения и владелец, таким образом, являлся собственником имущества. В качестве истца выступало лицо, владеющее вещью исключительно добросовестно; ответчиком являлось лицо, обладающее вещью неправомерно и с меньшим правовым основанием. Характерной чертой Публицианова иска являлось то, что он не имел действия против ответчика, когда последнему принадлежало более сильное право на вещь. Описанные черты посессорных интердиктов позволяют определить характерные отличия.

Во-первых, защита владения в рамках посессорного производства предоставлялась любому (за редким исключением) обладателю вещью, хотя бы не имеющему титула на вещь. Публицианов иск предоставлялся исключительно добросовестному давностному владельцу. Во-вторых, посессорные интердикты не имели в качестве основания какой-либо фикции. Основой Публицианова иска являлась фикция об истечении приобретательной давности, когда истец «выглядел» как собственник. В-третьих, посредством посессорных интердиктов возможно отобрание вещи улица, имеющего титул на вещь (даже в случае обладания правом собственности на вещь). Публицианов иск бессилен против лица, имеющего более «сильное» или хотя бы равное право на вещь. В-четвертых, посессорное производство носило провизорный характер, что не исключало последующей подачи иска о собственности. В ходе процесса по Публицианову иску разрешался материально-правой спор о вещи, притязания ответчика, имеющего юридически более слабое право на вещь, оказывались несостоятельными. В-пятых, посессорные интердикты являлись средством особой владельческой защиты. Публицианов иск являлся средством вещно-правовой (петиторной) защиты. В-шестых, посессорное производство носило административный характер, т. к. защитапроизводилась властным распоряжением претора, который издавал приказ по итогам интердиктного производства. Итак, разница между юридическими институтами очевидна.

Из диспозиции пункта 1 статьи 234 Кодекса видно, что речь идет, прежде всего, о владении в рамках приобретательной давности. Такое владение должно отвечать требованиям: 1) добросовестности; 2) открытости; 3) непрерывности, а также 4) владению «в виде собственности» [3].

Обязательность наличия указанных признаков констатировал И. Е. Энгельман, указывая при этом, что владение, приобретенное через преступление, не может ни в каком случае являться основанием давности владения [4]. Кроме того, пункт 2 статьи 234 ГК РФ закреплена возможность защиты собственного владения лишь против лиц, не имеющих какого-либо юридического титула на вещь.

Пленум Верховного Суда РФ дает необходимые разъяснения по поводу квалифицирующих признаков, установленных статьей 234 Гражданского Кодекса РФ, а именно что:

1. владение по давности является добросовестным, в случае, когда лицо, получившее владение, не должно было знать или не знало об отсутствии основания возникновения у него права собственности;

2. открытым признается давностное владение, в случае, когда лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении;

3. непрерывным признается давностное владение, если в течение всего срока приобретательной давности оно не прекращалось;

4. владение имуществом подразумевает владение вне договора.

Указанные черты защиты в рамках ст. 234 ГК РФ позволяют говорить о схожести его с институтом Публицианова иска, и проявляется это в следующем: во-первых, как и actio Publiciana, защита владения дается лицу, владеющему имуществом только для приобретательной давности; во-вторых, иском, предусмотренным п. 2 ст. 234 ГК РФ, обеспечивается защита только владения, отвечающего требованиям добросовестности; в-третьих, защита в рамках п. 2 ст. 234 ГК РФ возможна только против лица, не имеющего титула на вещь, и совершенно не действует против собственника и иного лица, имеющего владение на законном основании; и, наконец, как правильно указывается в специальной литературе, иск, предусмотренный п. 2 ст. 234 ГК РФ, как и Публицианов иск, исходит из такой фикции как истечение приобретательной давности [5]. Изложенное свидетельствует о том, что современный иск, предусмотренный нормой п. 2 ст. 234 ГК РФ, является аналогом известного римскому праву Публицианова иска.

Как видно, взгляды некоторых авторов о наличии в современном гражданском праве элементов посессорной защиты не имеют под особой основания. Не спасают такое мнение утверждения о какой-либо «усеченности», «неразвитости» института владельческой защиты в нашей стране, обусловленного долгим отсутствием в законодательстве последней, что отразилось на юридической технике его закрепления в Кодексе. Такого рода выводы не спасают ситуацию и основаны, как видится, на абстрактном воззрении юридической конструкции иска, закрепленного п. 2 ст. 234 ГК РФ, в котором указывается на защиту добросовестного давностного владения. Очевидно, прослеживается разница между средствами посессорной защиты и защиты владения, предусмотренной п. 2 ст. 234 ГК РФ.

Посессорной защитой вправе пользоваться всякое лицо, лишившееся владения помимо собственной воли. Особых квалифицированных требований к субъекту не предъявляется. Таким образом, происходит подмена юридических понятий, которая может сказываться неблагоприятным образом на правоприменительной практике, т. к. различные формы судебной защиты (петиторная и посессорная формы) определяют специфику и сущность судебного процесса. Внедрение института владельческой зашиты в современное законодательство устранит пресловутую проблему доказывания добросовестности и других фактов, предусмотренных статьей 234 Кодекса, что не может не сказаться на оперативности разрешения спора, а владельцы будут обеспечены более действенным и простым способом защиты.


Библиографический список
  1. Гражданское право Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: Учебник: в 4 т. Т. 2. / под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 41.
  2. Скрябин С.В. Споры о защите владения, права собственности и иных вещных прав: некоторые особенности доказывания // Власть закона. 2010. № 4. С. 148.
  3. Дроздов И.А. К вопросу о добросовестности давностного владельца // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. № 5. С. 7.
  4. Энгельман И. Е. О давности по русскому гражданскому праву. М.: Статут, 2003. С. 256.
  5. Толстой Ю.К. Давность в Гражданском кодексе Российской Федерации // Правоведение. 1995. №1. С.23.


Все статьи автора «Диамантис Д. Г.»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: