УДК 338.22; 519.837

ИГРА ДИКТАТОРОВ И ОЛИГАРХОВ ЗА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Королева Татьяна Сергеевна
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербургский филиал)
студентка магистерской программы «Государственное и муниципальное управление»

Аннотация
В данной работе рассматриваются статическая и динамическая модели взаимодействия между правителями-диктаторами и олигархами. Олигархи – мощные экономические агенты, которые стратегически действуют в экономических и политических сферах. Поскольку экономические институты несовершенны, олигархи страдают от продолжительного поиска ренты, и они заинтересованы в построении ситуации, которая бы разрешила их проблему координирования и ограничила поиск ренты. Однако подобная ситуация не всегда появляется.

Ключевые слова: диктатура, недемократическая политика, олигархия, права собственности


DICTATORS’ AND OLIGARCHS’ GAME FOR THE PROPERTY RIGHT

Koroleva Tatiana Sergeevna
National Research University «Higher School of Economics» (Saint-Petersburg branch)
student of the magister program «Public Administration»

Abstract
In this article static and dynamic games between the oligarchs and dictators who can contain rent-seeking are modeled. Oligarchs are powerful economic agents who strategically act both in economic, and in political spheres. As economic institutes are imperfect, oligarchs suffer from long search of a rent, and they are interested in creating a situation which can solve their coordinating problem and limit the rent search. However such situation is not always possible.

Keywords: dictatorship, non-democratic politics, oligarchy, property rights


Библиографическая ссылка на статью:
Королева Т.С. Игра диктаторов и олигархов за права собственности // Политика, государство и право. 2015. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/07/3197 (дата обращения: 01.10.2017).

Многие экономисты соглашаются, что защита прав собственности является ключевым предварительным условием для инвестирования и роста [1]. Однако, выбирая, как осуществить частные права собственности, каждый должен разрешить важный обмен. С одной стороны критически важно иметь сильное правительство, которое защищает собственность частных агентов от поиска ренты друг друга. С другой стороны, сильное правительство также может вести себя как Левиафан, который конфискует у частных агентов самостоятельно. Моделируется данный обмен в экономике со слабыми институтами, где частные агенты («олигархи») стратегически выбирают тип правительства, который управляет ими.

Формально исследуется динамическая игра, где олигархи могут воспитывать сильного арбитра (подеста, президента или диктатора), который бы разрешил проблему координации и обеспечил бы желаемый уровень защиты прав собственности. Данная формальная модель развивает выбор олигархов между сильным и слабым правителем; олигархам надо найти правителя («диктатора»), который дожжен быть способным и подавлять искушения индивидуальных олигархов к поиску ренты против друг друга, и быть в состоянии не проводить конфискацию индивидуальных олигархов самостоятельно. Однако ни один диктатор не может относиться к обеим критериям.

Поведение диктатора кардинально зависит от его способности противостоять давлению олигархов, в связи с чем различаются слабые и сильные диктаторы. Слабых диктаторов можно определить как тех, кто испытывает недостаток в поддержке, популярности и может быть свержен любым индивидуальным олигархом. Сильный же диктатор – харизматичный лидер с существенной популяризированной поддержкой и поэтому требует согласия олигархов на смещение с поста.

Слабый диктатор не может конфисковывать у олигархов, но он может разрешить проблему с поиском ренты. Так как любой индивидуальный олигарх может сместить его с поста, такой диктатор не может предотвратить поиск ренты кем-либо из олигархов. При назначении сильного диктатора олигархи решают эту проблему: решения диктатора защищены неспособностью олигархов к координации. Таким образом, сильный диктатор может содержать поиск ренты. И тем не менее, он также будет и тайно сговариваться с некоторыми из олигархов, чтобы производить конфискацию у других. Поэтому, даже хотя слабый диктатор не может предписывать права собственности и потому подоптимален по Парето, олигархи в состоянии равновесия все равно могут отдавать предпочтение именно ему.

Другое различие между сильными и слабыми диктаторами заключается в гибкости режима к изменениям в экономической среде. Предположим, что олигархи назначили слабого диктатора, но затем ситуация изменилась так, что слабый диктатор больше не является оптимальным, подходящим. Олигархи могут легко заменить его на более сильного. Однако, если однажды ситуация стала прежней и слабый диктатор снова стал более предпочтителен олигархами, они не смогут сменить диктатора. Последний же использует тактику «разделяй и властвуй» и успешно защищает своё положение. Данная асимметрия подразумевает, что олигархи будут всегда осторожны с выдвижением сильного диктатора – поступая так, они лишают себя возможности сместить его.

Необратимость назначения сильного диктатора предполагает отношения между неуверенностью и выбором правителя. Теория инвестиций при неуверенности, согласно DixitandPindyck[2], предполагает, что чем более изменчива среда, тем менее предпочтительны необратимые инвестиции. Поэтому в более изменчивой экономике олигархи скорее «подождут и увидят» и выдвинут слабого правителя, даже если сильный правитель в среднем будет лучше. Эта логика подразумевает, что слабые права собственности могут быть устойчивой основой в динамичной игре, даже если олигархи извлекли бы выгоду из безопасных прав собственности и потенциально могли бы выдвинуть диктатора, который смог бы их предписывать.

Литература по олигархам связана с работой по защите прав собственности. Acemoglu [3], PadroIMiguel[4], Gallegoи Pitchik [5] строят формальные теории режимов, моделирующих игру «разделяй и властвуй». В ранней работе Weingast (1997) также строится простая игровая теоретическая модель отборного нарушения прав собственности при демократии.

Статическая модель

Рассмотрим простой статический пример: одноэтапную игру между двумя олигархами и диктатором. В начале этой игры олигархи коллективно выбирают, кого назначить: слабого или сильного диктатора. Слабый диктатор должен обладать поддержкой обоих олигархов, чтобы оставаться у власти, в то время как сильный диктатор может конфисковывать у одного из олигархов до тех пор, пока он обладает поддержкой другого.

Если диктатор сильный, он может выбрать 1 из двух уровней защиты прав собственности р=0, 1. Высокий уровень защиты прав собственности р=1 несет предельно высокие затраты поиска ренты, так что каждый из олигархов получает вознаграждение П. Если защита слабая р=0, олигархи занимаются поиском ренты в равновесии и каждый получает r<П. Мы допускаем, что слабый диктатор не может ограничить поиск ренты, так что олигархи занимаются поиском ренты и заканчивают получением вознаграждения в размере r каждому. Такой же результат преобладает в случае, если диктатор убран с поста.

Сделка в данной игре происходит следующим образом: с вероятностью 1-α диктатор делает предложение «сделай или уходи» обоим олигархам, с вероятностью α2 каждый олигарх делает предложение «сделай или уходи» другому олигарху и диктатору.

Предположим, что нет никаких издержек по предписанию прав собственности, так что результат р=1 всегда является оптимальным. Если выбран слабый диктатор, поиск ренты не ограничен, таким образом полное вознаграждение равно 2r. Диктатор должен предложить каждому олигарху как минимум r, иначе он будет свергнут. Следовательно, в ситуации равновесия каждый олигарх получает r и диктатор – 0.

Чтобы остаться при исполнении своих обязанностей, сильный диктатор должен предложить выплатить вознаграждение в размере как минимум равном r одному олигарху, но может предложить 0 другому. Поэтому, если диктатор решает сделать предложение, он сравнивает 2П-r (если права собственности предписаны р=1) и 2r-r (если нет р=0). Очевидно, что он предпочитает более строгие права собственности р=1.

Если олигарх i доходит до того, чтобы сделать предложение (что случается с вероятностью α/2), он предлагает тривиальное вознаграждение и диктатору, и другому олигарху. Поэтому он выбирает права собственности максимизировать vi=2r(1-p)+2Πp; и снова выбраны сильные права собственности р=1.

Поэтому, если диктатор силен, каждый олигарх ожидает получить 12(1−α)r+ α2*2Π. Теперь мы можем сравнить вознаграждения олигархов при слабом и сильном диктаторах и заключить, что олигархи коллективно предпочитают слабого диктатора всякий раз, когда Π<r(1+(1−α)2α). (1)

Заметим, что данное условие может сохраняться даже если сильные права собственности являются Парето-оптимальными ПNr. Олигархи ожидают, что сильный диктатор будет конфисковывать у одного из них и поэтому предпочитают слабого диктатора, и такой их выбор проявится в социально-расточительном поиске ренты.

Динамическая установка

Рассмотрим повторяющуюся игру между двумя олигархами О1,2 и диктатором D. В каждом периоде олигарх выбирает производить ему или участвовать в поиске ренты. Учитывая выбор другого олигарха, поиск ренты – доминирующая стратегия. Всё же равновесие поиска ренты неэффективно. Другими словами, олигархи играют «дилемму заключенного»:

Таблица 1. «Дилемма заключенного» для олигархов

(2) Поиск ренты Производство
Поиск ренты r; r R; π
Производство π; R Π; Π

π<r<Π, тогда (r;r) – уникальное Nash равновесие, но (П;П) является Парето-оптимальным.

Олигархи бы получили выгоду от внешнего двигателя прав собственности, кто мог бы исключить равновесие поиска ренты. Мы предполагаем, что олигархи могут выдвинуть диктатора, который может выбрать один из двух уровней защиты прав собственности р=0, 1. Высокий уровень защиты прав собственности р=1 несет предельно высокие затраты поиска ренты так, чтобы олигархи выбрали результат (П;П). Если защита слабая р=0, игра как в случае (2), так что оба олигарха занимаются поиском ренты в равновесии. Слабая защита прав собственности р=0 бесценна, в то время как сильная защита р=1 стоит диктатору с.

Олигархи могут выбрать, назначать ли им сильного или слабого диктатора. Мы подтверждаем силу диктатора его политической поддержкой-основой, независимой от олигархов. Слабый диктатор – тот, кого каждый индивидуальный олигарх может односторонне свергнуть с поста. Сильный же диктатор сможет противостоять давлению отдельного олигарха; требуется два олигарха, чтобы сместить его.

Диктатор выбирает р и просит олигархов о вкладах ti. Если он слаб, ему необходимо убедиться, что оба олигарха счастливы. Если же диктатор сильный, ему надо, чтобы только один олигарх был удовлетворен, в то время как он моет позволить себе конфисковывать у другого. Всякий раз, когда диктатор смещен, каждый олигарх несет издержки от обращения режима K≥0.

Олигархи хотят назначить правителя, который бы и защищал их права собственности от других олигархов, и сам не оконфисковывал бы олигархов. Данную взаимосвязь трудно разрешить. Если олигархи назначают слабого диктатора, он не сможет ограничить поиск ренты олигархами. Если же олигархи назначают сильного диктатора, он не защитит олигархов друг от друга, но будет в состоянии самостоятельно не оконфисковывать некоторых олигархов. Поэтому в некоторых ситуациях олигархи бы скорее назначили слабого правителя даже при том, что сильный диктатор является Парето-оптимальным.

Как только сильный диктатора назначен, он уже не может быть смещен – даже если олигархи выигрывают при слабом диктаторе. Сильный олигарх может использовать тактику «разделяй и властвуй», чтобы эксплуатировать всё ту же проблему координирования между олигархами, которые его и просили ее разрешить. Эта необратимость подразумевает два предсказания. Во-первых, назначение сильного диктатора – менее привлекательный выбор для олигархов. Поэтому не удивительно, что во многих олигархических экономиках мы наблюдаем слабую ситуацию и постоянный поиск ренты, даже когда более сильная защита прав собственности явно лучше для всех. Во-вторых, вероятность назначения слабого диктатора увеличивает степень экономической неуверенности. Вот поэтому появление сильных прав собственности маловероятно в странах с изменчивыми сроками торговли, в частности – в экономиках, богатых ресурсами.


Библиографический список
  1. Guriev S., Sonin K. Dictators and oligarchs: A dynamic theory of contested property rights //Journal of Public Economics. – 2009. – Т. 93. – №. 1. – С. 1-13.
  2. Dixit, Avinash, Pindyck, Robert, 1994. Investment under Uncertainty. Princeton University Press.
  3. Acemoglu D., Robinson J. A., Verdier T. Kleptocracy and divide-and-rule: A model of personal rule. – National Bureau of Economic Research, 2003. – №. w10136.
  4. Padro i Miquel, Gerard, 2006. The Control of Politicians in Divided Societies: The Politics of Fear. NBER Working Paper No. W12573.
  5. Gallego, Maria, Pitchik, Carolyn, 2004. An economic theory of leadership turnover. Journal of Public Economics 88 (12), 2361–2382.


Все статьи автора «Королева Татьяна Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: