УДК 327

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И КИТАЯ В РАМКАХ ШОС КАК ФАКТОР РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО РЕГИОНА КНР (АНАЛИЗ КИТАЙСКИХ И РОССИЙСКИХ ИСТОЧНИКОВ)

Борисенко Ольга Андреевна1, Сухарев Дмитрий Викторович1
1Забайкальский государственный университет, канд.философ.наук

Аннотация
В статье рассматривается, что экономические отношения российско-китайского трансграничья, как элемента работы ШОС, представляют собой отражение не только внешней политики между странами, но и экономического состояния внутри каждой страны, что позволило определить достижения и риски трансграничного сотрудничества.

Ключевые слова: диалог, Китай, модернизация, Россия, ШОС., экономика


ECONOMIC COOPERATION BETWEEN RUSSIA AND CHINA WITHIN THE SCO AS A FACTOR OF REGIONAL ECONOMIC MODERNIZATION OF THE NORTH-EASTERN REGION OF CHINA (THE ANALYSIS OF THE CHINESE AND RUSSIAN SOURCES)

Borisenko Olga1, Sukharev Dmitry1
1Transbaikal State University, Phd. of philosophic

Abstract
The article considers that the economic relations of the Russian-Chinese transboundary, as part of the SCO are a reflection not only of foreign policy between the two countries, but also the economic condition in each country, which allowed to determine the achievements and risks of cross-border cooperation.

Библиографическая ссылка на статью:
Борисенко О.А., Сухарев Д.В. Экономическое сотрудничество России и Китая в рамках ШОС как фактор региональной экономической модернизации Северо-Восточного региона КНР (анализ китайских и российских источников) // Политика, государство и право. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/08/3310 (дата обращения: 29.04.2017).

Начало XXIв. было отмечено становлением политического диалога между азиатскими государствами. В эти годы Россия переживала время радикальных преобразований как на экономическом, социальном, так и на политическом уровнях. РФ стремилась к созданию условий для устойчивого экономического роста общества и формированию механизмов национальной безопасности. Возникновение «Шанхайской пятерки» стало для России в данный период новым фактором формирования государственной стабильности[2].

Китай для России как два крупнейших участника Шанхайской организации сотрудничества – важнейший из азиатских соседей. Официально признано, что Россию и Китай связывают стратегическое партнерство.

Российско-китайское сотрудничество основано на культурно-цевилизационной специфики двух стран. Как Россия так и Китай заинтересованы в интеграционных процессах на международной арене. Они придерживаются политики «многополярности» на будущее устройство мира. И Россия, и Китай по внутриполитическим причинам отрицательно относятся к советам извне относительно своего внутриполитического устройства, называя их «вмешательством во внутренние дела». Именно поэтому Россия и Китай все последние годы выступают за сохранение принципов международного права и статуса ООН, координируют голосование в рамках ООН по важным мировым проблемам, выступают с единой позицией на переговорах по Ирану, Южной Корее, Косову и.т.д.

Под воздействием двух основных принципов развития мировой экономики – глобализация и региональная интеграция – Россия и Китай стремятся к укреплению торгово-экономического сотрудничества приграничных регионов. Дальний Восток России и Северо-восток Китая обладают обширными природными ресурсами, структура экономик взаимосвязана региональной экономической модернизацией Китая.

Информационное агентство в Китае – tsrus.ch, отмечает, что в тоже время и в Москве, и в Пекине прекрасно понимают значение конструктивных партнерских отношений с Западом, которые крайне необходимы обеим странам как для обеспечения целей укрепления своего положения на международной арене, решения важных международных задач (например, в области нераспространения ОМУ), так и задач экономического развития. Именно поэтому и в Москве, и Пекине выступают против создания антизападного военного союза[1].

Так, например, в декабре прошлого года Китай оказал России помощь в стабилизации курса рубля, ослабленного действиями финансистов с Уолл-Стрит и Сити, а сейчас китайская дипломатия оказывает значительную поддержку действиям Владимира Путина на Украине.

В ответ на западные санкции, Китай с Россией помогают друг другу преодолеть курс ликвидности. Они открывают своп-линию (сделки участников валютного рынка по обмену оговоренных сумм денежной единицы одной страны на валюту другой страны, заключив соглашение, руководства двух стран могут пользоваться иностранной валютой, эмитирую внутреннею и сразу же обменивая ее). Этот шаг  был направлен на уменьшение роли доллара США.

Россия сейчас является девятым по величине торговым партером Китая, но она нуждается в расширении использования национальной валюты. В пользу этого также говорят появляющиеся мнения о том, что в рамках ЕАЭС расчетной валютой со временем станет рубль.

Только за последние шесть лет товарооборот вырос более чем на 100% с $40 млрд. до $90 млрд. Азия для России может выступать в качестве основного рынка для экспорта энергоносителей, так как полагаться на Запад сейчас не очень разумно. Лидеры стран ранее договорились добиться увеличения объемов до $100 млрд. к 2015 г. и до $200 млрд. к 2020 г.

Таким образом, введение свопов с Китаем позволит улучшить инструменты хеджирования для компаний и сделает торговлю валютами более эффективной[5].

На этом фоне власти США по-прежнему говорят об «уничтожении» российской экономики благодаря санкциям. Но эти шаги и слова также подталкивают Россию и Китай навстречу друг другу. Некоторые эксперты даже говорят о перспективах создания объединенной валюты, и если США и Европа не остановятся в своем стремлении управлять политической обстановкой экономическими санкциями и ограничениями, это может реально произойти.

Также расширение торговли валютами должно облегчить инвестиционные процессы. Китай заинтересован в инвестировании в инфраструктуру, энергетику и сырьевой сектор, а Москва может со временем разрешить доступ инвесторам из Китая даже в стратегические отрасли.

Инвестируя в экономику, которая сейчас сталкивается с определенными проблемами из-за падения курса рубля и цен на нефть, Китай осуществляет мягкую экспансию и поддерживает одного из основных своих партнеров.

Только время покажет, как изменится баланс сил в геополитике и мировой торговле в связи с укреплением союза между Китаем и Россией, но уже ясно, что долговременное партнерство будет знаковым вне зависимости от плюсов и минусов.

Хорошие отношения с Китаем нужны России не только в политических вопросах, обменом культурным ценностным потенциалом, но и в экономическом сотрудничестве. Китай заинтересован в том, чтобы Россия была сильным и стабильным партнером Китая, в противовес в его трудных конкурентных отношениях с США и Западом, тем самым данное сотрудничество выступает независимым гарантом внешней политики.

Китай – важный стратегический партнер России, именно благодаря связям с ним (как и с другими странами Азии) российская политика способна стать менее односторонней, приобрести собственное лицо, а Россия – превратиться в один из центров мирового влияния. Учитывая геополитическое положение, так как Китай – один из важнейших экономических партнеров России, то сотрудничество с ним необходимо для развития Сибири и Дальнего Востока[1].

Сотрудничество с Китаем это и великий шанс, но и большой вызов. С одной стороны, взаимодействие с КНР нам выгодно. Это обширный рынок, где можно реализовать как сырье, так и промышленную продукцию и услуги.

Но, как отмечает М.Л. Титаренко, отсутствие четко обоснованной концепции модели экономического сотрудничества с Китаем и, особенно, четкого контроля в это области – чревато определенными рисками. Тесное сотрудничество с КНР без четкой концепции, как показывает опыт, приводит к таким последствиям, как повышение уровня коррупции, ухудшение правовых стандартов и экологической среды. Стратегическое партнерство России и Китая следует рассматривать через призму долгосрочных национальных интересов обеих стран, и прежде всего, всестороннего социально-экономического подъема и развития восточных регионов России[3].

Понятно, что для дальневосточного региона особенно важно осуществление принятой в 2009 году президентами двух стран «Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и восточной Сибири РФ и северо-востока КНР на 2009-2018 годы». Она имеет потенциально большое значение для ускоренного подъема восточных российских регионов, северо-восток Китая, а так же и для формирования российско-китайских отношений в целом.

Главный недостаток программы, по мнению М.Л. Титаренко,  в том, что большинство включенных в нее проектов ориентированы на использование российской сырьевой базы, в то время как конечная переработка предусматривается в КНР.

Речь идет не только о том, что в угоду корпоративным интересам допускается риск неоправданного втягивания России в экономическую орбиту Китая. Ставится под вопрос одно из главных условий целесообразного факта, с точки зрения интересов РФ, в осуществлении программы – значительная часть полученных средств должна быть оставлена в Сибири и на российском Дальнем Востоке, что позволило бы решать социальные проблемы, повышать жизненный уровень населения. При этом программа не должна лишать российскую сторону права привлекать к участию в том или ином проекте третью сторону, проводить международные тендеры и т.п.[3].

Как утверждает М Шерейкин,  заместитель главы Минвостокразвития, российские власти полны решимости развивать Дальневосточные регионы, делая из него плацдарм для экспансии российского бизнеса в соседние страны, более того российский Дальний Восток способен занять выгодное место в экономике Азиатского Тихоокеанского Региона[4].

Несомненно, лучшим способом поднять регионы – привлечение иностранных инвесторов, создать для них привлекательные условия – минимум рисков и максимум доходности. Так например в законе о ТОРах (Территории опережающие социально экономическое развитие) Россия закрепила функции за управляющими компаниями. Они взяли на себя технические опции: застройку объектов инфраструктуры и обеспечение ее функционирования, введение реестра резидентов и предоставление им необходимости услуг.

Многоплановое сотрудничество, как заметил М. Шерейкин, с Китаем стартовало. В современном мире нет равных по потенциалу партнеров, на которых Россия может опереться. Русские имеют шанс, подружившись с Китаем научиться даосскому искусству победы – слабого над сильным противником. Как говорил Гуань Иньцзы «не стремись определить других, но неотступно следуй за ними». Китай хочет и может дружить с Россией, но для того чтобы воплотить эту дружбу, нужно, чтобы Россия не оказалась в роли «младшего брата», а для этого необходимы ее собственные усилия.

Позиции, которые могут определить природу сотрудничества между Россией и Китаем выражаются в следующем. Необходимо:

1)                 поощрять китайские инвестиции в мелкого и среднего независимого производителя России, чье влияние способствует формированию предложения и привносит в индустрию  конкуренцию; при этом следует внимательно относиться к китайским инвестициям в крупного производителя.

2)                 разработать закон, устанавливающий годовую квоту на экспорт ряда ресурсов и запрет на экспорт из них, наносящих стратегический характер.

3)                 ввести высокие пошлины на экспорт некоторых особенно ценных и редких природных ископаемых, чтобы они оставались в стране для внутреннего пользования.

4)                 увеличить поставки в Китай товаров с высокой добавленной стоимостью, так как существующая структура торговли с КНР не отвечает стратегическим интересам России. Это такая продукция как химическая промышленность, продукция переработки нефтяного и газо-углеводородного сырья.

По мнению М.Л. Титаренко[3] реализация политики добрососедства, взаимной заинтересованности между Китаем и Россией создаст не только плацдарм между странами, но и позволит разрешить региональные проблемы внутри каждой страны.

Так, например, открытие торговых отношений между Забайкальском и Манчжурией позволило создать рабочие места как в Китае, так и в России. А с середины 2010 годов, когда российский приграничный рынок стал насыщен китайскими товарами, когда замедлился темп товарооборота, китайская сторона ощутила на себе этот процесс: потеря рабочих мест с закрытием ряда магазинов и пр.

В ТОРах земельные участки и инфраструктура предоставляется по льготным ценам, минимум 10% от стоимости реализации проекта. Управляющая компания формирует земельные участки со всей нормативной документацией, закладываются нужные объекты в инвестиционные планы инфраструктурных компаний. Таким образом, инфраструктурные, земельные и имущественные риски инвестора минимизируются. Также присутствует упрощенный метод государственного контроля. Внеплановые проверки резидентов ТОРов осуществляются по согласованию с уполномоченным органом. Одним словом Россия и российские власти заинтересованы в том чтобы резиденты территории чувствовали себя максимально комфортно[3].

В октябре 2014 года прошла 19-ая регулярная встреча глав Правительств России и Китая. «Мы действительно находимся на очень высоком уровне наших отношений, которые характеризуем как стратегическое партнерство… Мы заинтересованы в привлечении китайских инвестиций в аграрные проекты в Сибири и на Дальнем Востоке», – заявил Медведев Д.А.[4].

-Экономическое сотрудничество между нами имеет очень большую взаимодополняемость. В этом году, когда остро и тяжело складывается ситуация с ростом международной торговли, с января по август товарооборот между нашими странами динамично растёт, и этот факт сам по себе показывает, что у нас есть большие потенциалы сотрудничества. Вы и ваши предприятия имеете большое, крепкое желание сотрудничать. Мы надеемся и уверены, что в будущем году объём двусторонней торговли между Китаем и Россией достигнет 100 млрд долларов США,  - сообщил Ли Кэцян[4].

Так, например, в июле 2014 года глава Минвостокоразвития Александр Галушка с губернатором китайской провинции Цзилинь Баинь Чаолу обсудили перспективы развития в различных проектах Дальнего Востока. Китайская сторона озвучила на встрече серьезные и развернутые предложения по развитию сотрудничества двух регионов. Они были в следующем:

– Китаю интересен один из крупнейших проектов на Дальнем Востоке – строительство порта Зарубино. Этот проект имеет важное значение и для российского Дальнего Востока, и для северо-восточного Китая, в частности провинции Цзилинь. Строительство порта – это налаживание внешнеэкономических связей и увеличение торгового оборота. Для развития проекта мы предлагаем создать логистический центр на территории нашей провинции, – подчеркнул Баинь Чаолу[4].

Вышесказанное подтверждает тот факт, что совместные российско-китайские договора во многом будут определять будущее наших восточных регионов. И его надо предвидеть сегодня, когда закладывается фундамент новых российско-китайских отношений в целом.

Сотрудничество РФ и КНР должно предоставить в определенной степени режим благоприятствования китайской стороне, но прежде всего они должно обеспечить условия для сохранения суверенитета и процветания дальневосточной России.

Северо-Восточный регион Китая представляет яркий пример не только целенаправленной российско-китайской экономической политики, но и результат ее реализации.

Российское трансграничье Забайкальского  и Дальневосточного регионов, участвуя в реализации программ экономического сотрудничества, имеет не только достижения, но и риски.

Достижения от международного экономического сотрудничества выражены в том, что регионы смогли за короткий срок сформировать баланс между спросом (с китайской стороны) и возможностями (с российской стороны) в организации поставок сырья. Риски выражены в слабой институциональной базе, законодательной и правовой основе, что явилось основанием организации коррупционных поставок сырья в Китай.

Достижения выражаются в том, что данные регионы смогли наполнить рынок дешевым товаром для потребителей за короткий срок. Риск состоял в том, что существует низкий уровень целенаправленного торгового поступления товаров из Китая хорошего качества.

Достижения состоят в том, что товарооборот между странами способствовал развитию частного сектора. Риск состоит в том, что в последние годы торговля на российской стороне (как и в Китае) вышла на низкий оборот, который можно считать временным фактом.

Таким образом, экономические отношения российско-китайского тарнсграничья представляют собой отражение не только внешней политики между странами, но и экономического состояния внутри каждой страны.

 

Статья выполнена в рамках гранта для государственной поддержки молодых российских ученых (кандидатов наук) Совета по грантам Президента РФ МК- 3682.2015.6


Библиографический список
  1.  ЕЧжон вейхе сянху чжи чши чжанлюе ии чжон юй ичие лай юань «Туоши елосы»: // Почему Россия и Китай поддерживают друг друга [Электрон.ресурс] URL: – http://tsrus.cn/pinglun/2013/04/03/22717.html
  2. Межкультурные коммуникации: теория и практика: учеб. пособие / О.А. Борисенко; Забайкал. гос. ун-т. – Чита: ЗабГУ, 2015. – 163 с.
  3. Титаренко М.Л. Россия и ее азиатские партнеры в глобализирующемся мире. Стратегическое сотрудничество: проблемы и перспективы.- М.: ИД ФОРУМ, 2012- 457с.
  4. Шерейкин М.: Россия появится на инвестиционных картах Азии. Сайт Министерства РФ по развитию Дальнего Востока http://minvostokrazvitia.ru/press-center/news_minvostok/?ELEMENT_ID=3092 &sphrase_id=17529
  5. China Center for modernization research. Chintse Academy of Sciences (Китайский Центр Модернизации исследований. Китайская академия наук) [Электрон.ресурс] URL:  http://www.modernization.com.cn/Ccmr10.htm


Все статьи автора «Борисенко Ольга Андреевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: