УДК 343.37

РОЛЬ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРАВОВЫХ СТАНДАРТОВ В КРИМИНАЛИЗАЦИИ РЕЙДЕРСКИХ ЗАХВАТОВ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Филимонова Ирина Владимировна1, Тарханов Сергей Станиславович2
1Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) Северо-Кавказского федерального университета в г. Пятигорске, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса
2Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) Северо-Кавказского федерального университета в г. Пятигорске, магистрант

Аннотация
Статистика совершения рейдерских захватов в России по-прежнему неутешительна. Рейдерство является одной из сторон многоликой коррупции. Из проблемы национального значения оно давно превратилось в проблему глобального уровня. На уровне международных стандартов предусматриваются определенные меры борьбы с рейдерством, почти все они носят рекомендательный характер. Авторы предлагают рассматривать рейдерство как универсальное международное явление и при изменении уголовного законодательства учитывать положительный зарубежный опыт противодействия недружественным слияниям и поглощениям.

Ключевые слова: коррупция., криминализация, международные стандарты, противодействие коррупции, рейдерский захват, рейдерство, слияния и поглощения, экономика


THE ROLE OF INTERNATIONAL LEGAL STANDARDS TO CRIMINALIZE HOSTILE TAKEOVERS IN THE RUSSIAN CRIMINAL LAW

Filimonova Irina Vladimirovna1, Tarhanov Sergey Stanislavovich2
1Institute of service, tourism and design (branch) of North-Caucasian Federal University in Pyatigorsk, candidate of legal Sciences, associate Professor of criminal law and procedure
2Institute of service, tourism and design (branch) of North-Caucasian Federal University in Pyatigorsk, undergraduate

Abstract
Statistics of the Commission of hostile takeovers in Russia are still disappointing. Raiding is a part of the many faces of corruption. Of problems of national importance it has long become a global issue. At the level of international standards provide for certain measures to combat raiding, almost all of them are recommendatory in nature. The authors propose to consider raiding as a universal international phenomenon and changing the criminal law to take into account positive foreign experience of counteraction to unfriendly mergers and acquisitions.

Библиографическая ссылка на статью:
Филимонова И.В., Тарханов С.С. Роль международных правовых стандартов в криминализации рейдерских захватов в российском уголовном праве // Политика, государство и право. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2016/07/4033 (дата обращения: 01.05.2017).

С развитием международных экономических отношений происходит изменение структуры преступности, переоценка общественной опасности тех или иных деяний, и, как следствие, их криминализация. В настоящее время уголовным законодательством многих зарубежных государств предусматривается уголовная ответственность за совершение недружественных корпоративных слияний и поглощений — рейдерских захватов. Общественная опасность данных деяний повышается еще и тем, что действия рейдеров зачастую не сводятся только к захвату бизнеса в рамках территории одного государства, – это могут быть посягательства на транснациональные компании и холдинги с использованием финансовой и банковской систем. В ряде случаев преступления носят межрегиональный характер, т. е. совершаются в различных регионах страны, либо одно длящееся преступление может быть начато в одном регионе, а окончено в другом. Примерами могут служить захват МЭЗ «Кропоткинский» и сети элеваторов в Краснодарском крае, внешнеэкономического объединения «Автотрактороэкспорт»[1].

Коррупция в частном и публичном секторах экономики создает благоприятные условия для преступной деятельности рейдеров. В итоге происходят систематические  нарушения уголовного законодательства, скрываются факты рейдерских захватов предприятий. В результате снижается эффективность деятельности правоохранительных структур при раскрытии данных преступлений и выявлении всех виновных в их совершении лиц.

Противодействие коррупции обусловлено особенностями ее проявления. На сегодняшний день важным фактором системы противодействия коррупции являются международные правовые стандарты, которые имеют неодинаковую степень воздействия на формирование антикоррупционного уголовного законодательства нашей страны. К сожалению, данные стандарты в основном носят рекомендательный характер.

Институциональное влияние международного антикоррупционного законодательства в сфере криминализации рейдерских захватов на формирование национального уголовного законодательства в области противодействия коррупции можно проследить на разных уровнях: доктринальном (теоретическом), концептуально-правовом, нормативно-правовом.

Доктринальный (теоретический) уровень предлагает понимание коррупции как социального феномена, раскрывая его негативное влияние на различные сферы общественной жизни. При этом подходы к пониманию данного явления унифицируются даже при том, что исторический опыт государств различен, так же, как и разнообразны человеческие культуры.

Концептуально-правовой уровень противодействия коррупции предполагает формирование единой антикоррупционной политики посредством декларирования международно-правовыми стандартами ее целей, задач и формулирования понятийно-категориального аппарата (понятие коррупции и его признаки, формы коррупции, коррупционные отношения, субъекты коррупции, виды преступлений коррупционной направленности и др.). Применительно к Российской Федерации можно отметить, что международные стандарты имеют опосредованное влияние на российское уголовное законодательство, содержание которого определяется как особенностями самой правовой системы, так и спецификой государственной уголовной политики.

Стоит отметить, доктринальный и концептуально-правовой уровни противодействия коррупции играют существенную роль в формировании государственной уголовной политики РФ в сфере борьбы с коррупцией в сфере недружественных корпоративных слияний и поглощений.

Нормативно-правовой уровень противодействия коррупции предполагает наличие четко очерченного уголовно-правового поля, в рамках которого Россия принимает необходимые законодательные меры по институционализации международного уголовно-правового порядка в сфере противодействия коррупции.

Необходимо указать на то, что последние годы в нашей стране предпринимаются многочисленные попытки противодействия коррупции, хотя положительными результаты борьбы с ней назвать пока вряд ли представляется возможным.

В частности, были приняты Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [2], Указ Президента от 15 июля 2015 г. № 364 «О мерах по совершенствованию организации деятельности в области противодействия коррупции» [3], Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2016 – 2017 годы» [4].

Практика показывает, что способы осуществления рейдерских захватов с течением времени меняются. Завладение недвижимым имуществом уже не является конечной целью действий рейдеров. Они стремятся к получению дополнительных стимулов и преимуществ на мировом рынке. В достижении этой цели существенную помощь оказывают коррупционеры. Это создает трудности при квалификации рейдерских захватов. Не случайно в последнее время наблюдается снижение количества зарегистрированных рейдерских преступлений и выявления лиц, их совершивших.

Коррупция уже давно рассматривается как международное преступление, требующее детальной регламентации в национальном законодательстве с учетом международных правовых стандартов. Как следствие, международно-правовое уголовное значение получает рейдерство. В этой связи его можно исследовать не с позиции анализа конкретных составов преступных посягательств, а с точки зрения совокупности родственных видов деяний, содействующих рейдерству. Следует отметить, что преступления коррупционной направленности выявляются как в первой, так и во второй группе выделенной совокупности.

К сожалению, действующее уголовное законодательство не содержит такого состава преступления, как рейдерство, на что неоднократно указывалось учеными[5, с. 8; 6, с. 9].

В современных исследованиях встречаются классификации коррупции, базирующиеся на поведенческих мотивациях социальных групп, которые, институализируясь, принимают формы теневой экономики, отражающей экономические процессы, скрытые от общества.

Так, в числе одной из международных групповых стратегий коррупционных захватов особо выделяется стратегия захвата бизнеса, под которой понимается совокупность деятельности властных структур, с помощью которых власть в лице своих представителей стремится обеспечить теневой контроль бизнеса с целью коллективного или индивидуального извлечения ренты. При этом стратегия захвата бизнеса является универсальной, повсеместной, и рассматривается как разновидность коррупции, поскольку ее цели реализуются посредством противозаконных средств.

Общим основанием криминализации рейдерства является степень его общественной опасности, связанная с отрицательными последствиями развития рыночных отношений; с последствиями участия капиталов, имеющих криминальную природу, в их отмывании в экономических отношениях; с отрицательными последствиями участия коррумпированных чиновников и сотрудников правоохранительных органов в захвате бизнеса. В легальной экономике многих зарубежных государств это привело к созданию транснациональных корпораций. В криминальной сфере наиболее влиятельные преступные организации стали осуществлять операции в международном масштабе, превратившись в транснациональные преступные организации. Происходит активная корпоратизация криминального рынка, формирование корпоративной криминальной идеологии, втягивающей в свою орбиту миллионы людей во всем мире. Увеличение числа корпораций на международном рынке логически приводит к росту количества транснациональных (международных) рейдерских захватов.

Недружественные слияния и поглощения предприятий являются сложной, многоуровневой криминальной деятельностью, осуществление которой возможно при совершении целого ряда сопутствующих преступлений, причем не только экономической направленности, но и коррупционной. Коррупция при совершении рейдерских захватов — неотделимое от них явление, отражающее степень возможного воспрепятствования законной деятельности предпринимателей. В настоящее время рейдерство как вид преступной деятельности носит межгосударственный организованный характер, совершается с использованием пробелов в уголовном законодательстве с привлечением публично-правовых структур и в целом представляет реальную угрозу экономической безопасности.

Нельзя сказать, чтобы законодатель совершенно не уделял внимание борьбе с рейдерством, однако он делает это косвенно. Так, 27 июля 2010 г. был принят Федеральный закон № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [7]. В УК РФ, который устанавливал ответственность за преступления, сопряженные с рейдерскими захватами и содействующие их совершению (ст.ст. 170.1, 201, 285.3, 291.1, 303, 305 и др.)  были введены новые составы преступлений: «Манипулирование рынком» (ст. 185.3), «Неправомерное использование инсайдерской информации» (ст. 185.6) и др. Внесены изменения в Федеральный закон «Об акционерных обществах» [8], КоАП РФ[9] и другие нормативные правовые акты. Все это произошло не без влияния Директивы № 2004/25ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза «О предложениях по поглощению», принятой в Страсбурге 21 апреля 2004 г., которая регламентирует единые принципы слияния и поглощения компаний[10].

Необходимо введение в УК РФ нового состава преступления «Рейдерство», где рейдерские захваты определялись бы как незаконные слияния и поглощения хозяйствующих субъектов, сопровождающиеся переходом права собственности на имущество[5, с. 8].

Таможенный кодекс РФ, федеральные законы об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности, о специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров, о валютном регулировании и валютном контроле, о техническом регулировании, пакет законов по охране прав интеллектуальной собственности и другие нормативные правовые акты, а также акты органов государственной власти субъектов РФ не гарантируют формирования единой политики в области международного противодействия рейдерству.

Так, в основном законодательство субъекта РФ направлено на обеспечение государственной поддержки для юридических лиц. Этими рамками и ограничено нормотворчество регионов, что неизбежно приводит к сращиванию коррупции и рейдерства в экономическом пространстве.

Исполнительные органы субъекта РФ регулируют порядок налогового стимулирования организаций, осуществляющих производственную деятельность в этом субъекте, механизм привлечения инвестиций в его экономику, порядок проведения конкурсов инвестиционных проектов и программ, учета, использования и возврата средств специальных фондов субъектов РФ, льготного кредитования отдельных отраслей экономики, порядок осуществления компенсационных выплат части платы за пользование кредитами банков, предоставленных организациям, осуществляющим реализацию инвестиционных проектов, например, перерабатывающим организациям пищевой и легкой промышленности, организациям потребительской кооперации на сезонный закуп сырья, птицеводческим организациям для закупа кормов, за счет источников, определенных бюджетом развития субъектов РФ.

Основным показателем вовлеченности регионов во внешнюю торговлю является доля импорта в потреблении на товарных рынках субъекта, отраслевая структура экономики региона, место в системе основных потоков товаров, местоположение и экономический потенциал субъекта РФ. Следовательно, можно предположить, что деятельность рейдеров будет направлена на установление контроля за работой отдельных сетей, комплексов предприятий, как получающих дотации из бюджетов, так имеющих транснациональный характер, либо работающих под единой международной маркой. Также необходимо учитывать значительную неоднородность субъектов РФ, криминализацию их экономики, разную вовлеченность в процессы внешней торговли. Эти различия должны учитываться для анализа последствий для субъектов РФ с точки зрения развития отраслей экономики и возможных рисков рейдерских захватов.

Правовое регулирование должно осуществляться с учетом вероятности последствий изменения условий доступа на внутренний рынок: усиление конкуренции на рынках, следствием которого может стать ухудшение позиций предприятий-производителей при поставках; изменение традиционных региональных товаропотоков, их переориентация с внутренних поставщиков на внешних, что повлечет изменение финансового состояния предприятий, находящихся в субъектах РФ. Значимые последствия произойдут в регионах, где предприятия отраслей, подвергшихся вытеснению с локальных рынков, являются бюджетообразующими или градообразующими. В этом случае последствия могут носить двоякий характер: с одной стороны, будет наблюдаться снижение доходов бюджетов из-за сокращения объемов производства, с другой — рост бремени расходов бюджетов на социальные программы из-за возможного роста безработицы и других социальных проблем. Изменения внешнеэкономического режима (его тарифной и нетарифной составляющей) наиболее существенно будут сказываться на регионах, расположенных ближе к сложившимся пунктам пересечения таможенной границы различными категориями товаров. Именно эти проблемные регионы и предприятия станут легкой добычей рейдеров, поддерживаемых коррупционным чиновничеством.

В одиночку государства не способны взять под контроль такое транснациональное явление, как рейдерские захваты, а потому требуются совместные усилия по выработке методов борьбы с недружественными корпоративными слияниями и поглощениями.

Подводя краткий итог исследованию роли международных правовых стандартов в формировании антикоррупционных уголовно-правовых мер противодействия рейдерским захватам, особо акцентируем внимание на следующем.

Рейдерство представляет собой межгосударственное, транснациональное уголовно-правовое явление, имеющее место не только на территории РФ, но зарубежных государств, в частности, ближнего зарубежья. Стратегия недружественного захвата бизнеса является универсальной, существующей во всех государствах. Можно с уверенностью сказать, что рейдерство является разновидностью коррупции, поскольку ее цели воплощаются в жизнь посредством применения противозаконных средств теневой экономики. Как следствие, необходима детальная криминализация недружественных слияний и поглощений с учетом всех положительных разработок в данной сфере, в том числе международных и зарубежных.


Библиографический список
  1. Следственный комитет против рейдеров. URL:www.zahvat.ru (дата обращения: 07.07.2016).
  2. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (ред. от 15.02.2016) // СЗ РФ. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228.
  3. О мерах по совершенствованию организации деятельности в области противодействия коррупции: Указ Президента от 15 июля 2015 г. № 364 // СЗ РФ. 2015. № 29 (ч. 2). Ст. 4477.
  4. О Национальном плане противодействия коррупции на 2016 – 2017 годы: Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147 // СЗ РФ. 2016. № 14. Ст. 1985.
  5. Абдулмуслимов М.А. Противодействие коррупции в сфере недружественных корпоративных слияний и поглощений (рейдерских захватов): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2015.
  6. Фроловичев Я.В. Уголовно-правовое противодействие рейдерским захватам имущества юридических лиц: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2013.
  7. О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 2010. № 31. Ст. 4193.
  8. Об акционерных обществах: Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.
  9. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: от 30 декабря 2001 г. № 151-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  10. О предложениях по поглощению: Директива № 2004/25ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза от 21 апреля 2004 г. URL:mosmediator.narod.ru (дата обращения: 07.07.2016).


Все статьи автора «Филимонова Ирина Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: