УДК 347

ПРАВО СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВО ДОСТУПА ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ О ПРАВОВОЙ ОХРАНЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Зимин Владимир Андреевич
ООО "Центр экспертизы интеллектуальной собственности"
выпускник ФГБОУ ВПО "Российская государственная академия интеллектуальной собственности" член РАЕН в статусе адъюнкта (отделение "Инновационная деятельность и интеллектуальная собственность")

Ключевые слова: авторское право, Интеллектуальная собственность, право доступа, право следования

Zimin Vladimir Andreevich
Intellectuai Experts LLC
member of the Russian Academy of Natural Sciences (RANS) in the status of an associate

Библиографическая ссылка на статью:
Зимин В.А. Право следования и право доступа по российскому законодательству о правовой охране интеллектуальной собственности // Политика, государство и право. 2012. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2012/05/342 (дата обращения: 28.09.2017).

По действующему законодательству интеллектуальной собственностью именуются охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий.

В рамках подотрасли «право интеллектуальной собственности» выделяется правовой институт авторского права и смежных прав, который имеет давнюю историю.[1]

В соответствии с действующим законодательством автору произведения литературы, науки и искусства принадлежит целый комплекс интеллектуальных прав – имущественное право (оно же исключительное право на произведение), ряд личных неимущественных прав (в частности, право авторства, право автора на имя и другие), а также в определённых случаях автору произведения принадлежат так называемые «иные права» (в том числе такие права, как право следования и право доступа).

Из всего вышеперечисленного наиболее детально регламентирована охрана и защита исключительного права на произведение, как составляющее основу всей системы интеллектуальных прав.

В то же время так называемым «иным правам» в научной литературе уделяется гораздо меньше внимания.

В связи с этим представляет особый интерес и актуальность изучение права следования и права доступа, которые не относятся ни к имущественным, ни к личным неимущественным правам.

Право следования – это право автора произведения изобразительного искусства в случае отчуждения им оригинала произведения при каждой публичной перепродаже соответствующего оригинала, в которой в качестве продавца, покупателя или посредника участвует галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация, на получение от продавца вознаграждения в виде процентных отчислений от цены перепродажи. Право следования неотчуждаемо, но переходит к наследникам автора на срок действия исключительного права на произведение.

Право доступа – это право автора произведения изобразительного искусства требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения.

Право следования и право доступа недостаточно изучены в науке. Из наиболее детальных исследований данных интеллектуальных прав следует назвать кандидатскую диссертацию Д. В. Подноскова[2], защищённую в Российском государственном институте интеллектуальной собственности в 2006 году. Данное диссертационное исследование посвящено комплексному исследованию права следования и права доступа, а также их места в системе авторских прав.

Рассмотрим же как закреплено в отечественном законодательстве такое право автора произведений, как право следования.

Данное право урегулировано статьёй 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанной нормой предусмотрено, что в случае отчуждения автором оригинала произведения изобразительного искусства при каждой публичной перепродаже соответствующего оригинала, в которой в качестве продавца, покупателя или посредника участвует галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация, автор имеет право на получение от продавца вознаграждения в виде процентных отчислений от цены перепродажи.

Что же означает термин «перепродажа»? Думается, что под перепродажей понимается любая продажа оригинала, право собственности на который уже не принадлежит автору.

При этом в соответствии с рассматриваемой статьёй «публичной» следует считать такую перепродажу, когда в ней в качестве продавца, покупателя или посредника участвует галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация (в том числе при проведении любых торгов).

Публичность перепродажи определяется доступностью неопределенному кругу лиц возможности приобрести оригинал произведения. Наличие платы за участие в торгах не мешает признать перепродажу публичной.

Если собственник оригинала произведения продает его самостоятельно и в перепродаже не участвуют указанные организации (даже в качестве покупателей, в том числе и через представителей), то производить выплаты автору он не обязан.

Сбор вознаграждения будет осуществляться организацией по управлению авторскими правами на коллективной основе, имеющей государственную аккредитацию (п. 1 ст. 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации). Однако правообладатель может отказаться от управления этой организацией его правами, тогда он может получать вознаграждение сам или поручить это другому лицу (например, организации по управлению авторскими правами на коллективной основе, не имеющей государственной аккредитации).[3]

Э. П. Гаврилов указывает, что само право следования заключается в том, что «автор вправе при каждой публичной перепродаже оригинала произведения получить от продавца определенный процент от цены перепродажи. Этот процент («процентные отчисления») определяется от «цены перепродажи».

Это значит, что:

- при первой «перепродаже» этот процент исчисляется от всей цены сделки;

- при второй и каждой последующей перепродаже – от цены сделки за минусом цены предшествующей публичной перепродажи»[4].

Пунктом 2 статьи 1293 ГК РФ  установлено, что авторы пользуются правом следования также в отношении авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений.

Данное правило было введено в отечественное законодательство после присоединения Российской Федерации к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года.

Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что размер процентных отчислений, а также условия и порядок их выплаты должен определяться Правительством Российской Федерации.

19 апреля 2008 года было принято Постановление Правительства Российской Федерации № 285 «Об утверждении Правил выплаты автору вознаграждения при публичной перепродаже оригиналов произведений изобразительного искусства, авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений»[5] (далее – Постановление Правительства РФ №285).

Как следует из названия, данное Постановление установило Правила выплаты автору вознаграждения при публичной перепродаже оригиналов произведений изобразительного искусства, авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений (далее – Правила), которые  определяют порядок выплаты автору вознаграждения при публичной перепродаже оригиналов произведений изобразительного искусства, авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений, то есть при каждой последующей их продаже после первоначального отчуждения автором, а также размер такого вознаграждения.

Постановлением Правительства РФ №285 установлено, что выплата автору вознаграждения осуществляется при соблюдении следующих условий:

а) в качестве продавца, покупателя или посредника в перепродаже участвует галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация;

б) объектом публичной перепродажи являются оригиналы произведений живописи, скульптуры, графики, дизайна, графических рассказов, комиксов и других произведений изобразительного искусства, оригиналы авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений, собственноручно написанных автором либо напечатанных с помощью технического устройства и подписанных им, а также копии (повторы) произведений изобразительного искусства, которые были сделаны самим автором или под его руководством, подписаны или иным способом отмечены автором (далее – оригиналы произведений);

в) публичная перепродажа оригинала произведения осуществляется в пределах срока действия исключительного права на это произведение.

Мы видим, что данные условия дублируют соответствующие положения четвёртой части Гражданского кодекса Российской Федерации.

Правилами предусмотрен следующий размер вознаграждения.

При цене перепродажи оригинала произведения изобразительного искусства, авторской рукописи (автографа) литературного и музыкального произведения до 100 тыс. рублей включительно размер вознаграждения составит 5 процентов.

При цене перепродажи соответствующего произведения от 100 тыс. рублей до 1700 тыс. рублей включительно размер вознаграждения составит 5 тыс. рублей + 4 процента рублей включительно от суммы, превышающей  100 тыс. рублей.

Если цена перепродажи составит, свыше 1700 тыс. рублей до 7000 тыс. рублей включительно, то размер вознаграждения будет определён в размере 69 тыс. рублей + 3 процента от суммы, превышающей 1700 тыс. рублей.

При цене перепродажи свыше 7000 тыс. рублей до 12000
тыс. рублей включительно размер вознаграждения составит 228 тыс. рублей + 1 процент от суммы, превышающей 7000 тыс. рублей.

При цене перепродажи оригинала произведения от 12000 тыс. рублей до 17500 тыс. рублей включительно размер вознаграждения составит 278 тыс. рублей + 0,5 процента от суммы, превышающей 12000 тыс. рублей.

И, наконец, если цена перепродажи превышает 17500 тыс. рублей размер вознаграждения будет составлять 305,5 тыс. рублей + 0,25 процента от суммы, превышающей 17500 тыс. рублей.

Как можно убедиться, действующая система выплаты вознаграждения значительно отличается от установленной Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах».

До вступления в силу четвёртой части Гражданского кодекса РФ право на вознаграждение автор изобразительного искусства имел только в случае публичной перепродажи произведения по цене, превышающей предыдущую не менее чем на 20 процентов. При соблюдении данного условия размер вознаграждения составлял 5 процентов от перепродажной цены (согласно абз. 2 п. 2 ст. 17 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»).

Представляется, что действующая система более приспособлена к рыночной экономике, но ещё не до конца доработана. Авторский взгляд на возможность совершенствования данной системы будет представлен во втором параграфе следующей главы настоящей работы.

Необходимо отметить, что в соответствии с п. 3 ст. 1293 Гражданского кодекса РФ право следования неотчуждаемо, но переходит к наследникам автора на срок действия исключительного права на произведение.

Теперь представляется возможным рассмотреть причины, побудившие включить данное право в число инструментов правового регулирования авторского права.

Исследователи указывают, что художники и скульпторы вынуждены дешево продавать свои произведения, чтобы поддерживать свое материальное положение.[6]

Кроме того, авторы произведений изобразительного искусства в самом начале своей карьеры зачастую продают свои творения по ценам, не отражающим их действительную  художественную и финансовую стоимость. Они, став известными, были лишены возможности воспользоваться результатами своего творчества, признанного и оценённого современниками и потомками.[7]

Прейдём к изучению такого интеллектуального права автора, как права доступа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1292 Гражданского кодекса Российской Федерации право доступа представляет собой право автора произведения изобразительного искусства требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения. При этом от собственника оригинала произведения нельзя требовать доставки этого произведения автору.

Следует полагать, что хотя в данной норме указывается, что требование о праве доступа автор может предъявить к собственнику, под собственником следует понимать также и иного владельца, у которого оригинал находится в оперативном управлении, хозяйственном ведении, в аренде или в безвозмездном пользовании.

Понятие произведения изобразительного искусства включает не только произведения живописи, но и произведения скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и так далее. В то же время фотографические произведения в это понятие не входят (п. 1 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ), поэтому их авторы права на доступ иметь не будут.

Самостоятельными категориями, не входящими (для целей статьи 1292 ГК РФ) в понятие произведений изобразительного искусства, являются произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства; произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства, в том числе в виде проектов, чертежей, изображений и макетов.

Доступ к произведениям архитектуры регулируется п. 2 ст. 1292 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с данной статьёй автор произведения архитектуры вправе требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять фото- и видеосъемку произведения, если договором не предусмотрено иное.

Гражданский кодекс РФ не даёт ответа на вопрос о том, исчерпывается ли данное право однократным предоставлением автору доступа к произведению, или автор вправе требовать неоднократного доступа к произведению.

Представляется, что раз сам закон не ограничивает такое право автора, то он может неоднократно требовать предоставления доступа к своему произведению.

Но при реализации права доступа нельзя забывать про действие статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данной статьёй запрещены действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

При этом в случае несоблюдения данных требований суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (в данном случае – в возможности предоставления автору права доступа к своему  произведению).

Думается, что статья 10 Гражданского кодекса РФ может при необходимости стать надлежащим фильтром возможных злоупотреблений правом доступа к произведениям искусства со стороны недобросовестных авторов.

Рассмотрим причины введения права доступа.

Э.П. Гаврилов указывает две причины, побудившие разработать такое интеллектуальное право автора произведений искусства, как право доступа:

«Во-первых, автор имеет право еще раз осмотреть свое произведение, что вдохновит его на создание новых произведений, в частности авторских повторов, и чтобы закрепить свое впечатление – воспроизвести оригинал произведения.

Во-вторых, автор вправе копировать свое произведение, которое ранее либо вовсе не копировалось, либо хотя и копировалось, но ранее созданные копии неполно или неверно отражают оригинал»[4].

Представляется, что данные позиции весьма точно отражают суть права доступа.

Именно в этих пределах и для удовлетворения этих интересов автора и введено право доступа.

Но необходимо отметить, что механизм реализации права доступа, как и некоторых других предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации прав, не разработан надлежащим образом и практическая его осуществимость во многих случаях может оказаться крайне затруднительной.[8]

Рассмотрев правовую природу права следования и права доступа, их место в системе отечественного авторского права, перейдём к исследованию данных правомочий по законодательству зарубежных стран, а также рассмотрим нормы Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (далее – Бернская конвенция) в указанной сфере.

В современном мире внутригосударственное правовое регулирование вопросов авторского права во многом предопределяется положениями международных договоров, действующих в данной области.[9]

Основным международным договором в области охраны авторских прав является Бернская конвенция.

Данный международный договор был подписан в 1886 году представителями Бельгии, Великобритании, Гаити, Германии, Испании, Италии, Либерии, Туниса, Франции и Швейцарии.[10]

Бернская конвенция охраняет любые произведения в области науки, литературы и искусства, вне зависимости от их ценности, формы и способа выражения.

На Брюссельской конференции 1948 года в Бернскую конвенцию, среди прочих изменений и дополнений, была включена статья 14ter.

Данной статьёй предусмотрено, что в отношении оригиналов произведений искусства и оригиналов рукописей писателей и композиторов автор, а после его смерти лица или учреждения, управомоченные национальным законодательством, пользуются неотчуждаемым правом долевого участия в каждой продаже произведения, следующей за первой его уступкой, совершённой автором произведения.

Это и есть «право следования» (согласно принятой в российском законодательстве об авторском праве терминологии).

Исследователи отмечают, что данное право не установлено как обязательное, в связи с чем страны – члены Бернского союза могут решать, следует ли вводить это право в своё национальное законодательство.[11]

Пункт 2 статьи 14ter Бернской конвенции закрепляет правило, по которому автор может пользоваться правом долевого участия в других странах – участницах Бернского союза только при том условии, что данное право закреплено в законодательстве страны автора и только в том объёме, какой установлен в стране, в которой испрашивается охрана.

Бернская конвенция не определяет ни порядок осуществления сборов дополнительного вознаграждения для авторов, пользующихся правом долевого участия, ни размеры такого вознаграждения.

Данные вопросы решаются исключительно национальным законодательством.

Теперь посмотрим как регулируется право следования в Европейском сообществе.

В настоящее время в Европейском союзе действует Директива Европейского парламента и Совета о праве перепродажи для выгоды автора оригинального произведения искусства от  27 сентября 2001 года № 2001/84/ЕС (далее – Директива).

В данном нормативном акте, обязательном для стран Европейского союза, определён перечень произведений искусства, в отношении перепродажи которых возникает право следования. В этот перечень включены в том числе: картины, рисунки, фотографии, гравюры, литографии, скульптуры, керамика.

Ставки вознаграждения определены следующим образом:

  • при цене перепродажи до 50 000 евро размер вознаграждения составляет 4%;
  • при цене перепродажи от 50 000, 01 евро до 200 000 евро – 3%;
  • при цене перепродажи от 200 000, 01 евро до 350 000 евро – 1%;
  • при цене перепродажи от 350 000, 01 евро до 500 000 евро – 0,5%;
  • при цене перепродажи от 500 000 евро – 0, 25%, но не более  12 500 евро.

Директивой определён нижний предел продажной цены экземпляра произведения, превышение которого предоставляет автору право требовать выплаты ему доли от дохода продавца – 3 тыс. евро. В то же время национальное законодательство может установить более низкий предел – 1 тыс. евро.[2]

Как мы видим, в странах Европейского союза право следования возникает в случае превышения перепродажной ценой значения, установленного законом и выраженного в абсолютных единицах (в данном случае – в евро).

В Белоруссии, Боливии, Казахстане, Эквадоре и некоторых других странах право требовать выплаты дополнительного вознаграждения появляется у автора или его наследников при любой перепродаже произведений искусства вне зависимости от величины перепродажной цены.

За рамками Бернской конвенции и Директивы оставлены многие вопросы, которые должны быть решены на уровне национальных законодательств.

Особо интересен вопрос возможности перехода права следования по наследству.

Напомним, что согласно пункту 3 статьи 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации право следования переходит к наследникам автора на срок действия исключительного права на произведение.

В соответствии с законодательством Венгрии и Испании право следования не может переходить по наследству.

По праву Франции право следования может переходить только наследникам по закону, в то же время в Италии, Украине, Казахстане и некоторых других странах к числу лиц, к которым может перейти право следования, отнесены и наследники по закону, и наследники по завещанию.

Перейдём к рассмотрению следующего «иного» интеллектуального права автора произведений изобразительного искусства – права доступа.

В некоторых странах мира устанавливается особое право для авторов произведений изобразительного искусства – право  доступа – несмотря на то, что данное право отсутствует в международных договорах.[12]

Следует отметить, что нормативное регулирование реализации права доступа, возникшее как таковое задолго до юридического оформления отношений, связанных с перепродажей произведений изобразительного искусства, не достигло пока столь высокого уровня регламентации как право следования, которое закреплено даже на международном уровне.

Хотелось бы обратить внимание на следующую особенность реализации права доступа.

Гражданский кодекс Российской Федерации содержит в пункте 1 статьи 1292 указание на то, что автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения.

Как уже отмечалось выше, только расширительное толкование содержания данной законодательной нормы позволяет прийти к выводу о том, что под собственником следует понимать также и иного владельца, у которого оригинал находится в оперативном управлении, хозяйственном ведении, в аренде или в безвозмездном пользовании (музей, картинная галерея).

Статья 13 Закона Швейцарии об авторском праве определяет в качестве обязанного лица любого владельца экземпляра произведения изобразительного искусства. Именно к любому владельцу автор произведения может обратиться с требованием о предоставлении ему доступа к своему творению.[13]

Параграф 25 Закона Германии об авторском праве и смежных правах, автор произведения изобразительного искусства вправе требовать доступа к своим произведениям от владельца оригинала созданного данным автором произведения или его копии.

Кроме того, для реализации права доступа автор произведения изобразительного искусства должен обладать информацией о владельце соответствующего произведения. Безусловно, не обладая такой информацией, автор не сможет реализовать данное право.

Можно проследить решение проблемы обеспечения автора произведения такой информацией в законодательстве, например, Федеративной Республики Германии.

Так, параграф 26 Закона Германии об авторском праве и смежных прав предоставляет автору право требовать у распространителя произведений или аукциониста обеспечить его информацией относительно оригиналов произведений автора, которые были перепроданы через посредника в лице такого распространителя произведений искусства или аукциониста.

В Законе Российской Федерации от 9 июля 1993 года №5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» не пояснялось, каким именно образом автор вправе осуществлять воспроизведение своего произведения посредством реализации права доступа (то есть вправе ли автор копировать свое произведение только «от руки», либо он может сделать электронную или иную копию).[14]

Данный пробел был устранён после вступления в силу 1 января 2008 года четвёртой части Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пп. 1 п. 2 статьи 1270 Гражданского кодекса РФ право на воспроизведение подразумевает изготовление любого количества экземпляров произведения в абсолютно любой материальной форме.

Надо сказать, что в данном вопросе российский законодатель придерживается позиции большинства развитых европейскихгосударств.

В странах-участницах Европейского союза понятие воспроизведения обладает очень широким смыслом. [15]

Так, статья L.122-3 Кодекса об интеллектуальной собственности Франции говорит об осуществлении воспроизведения произведения всеми (то есть любыми) способами.

Статья 16 Закона об охране авторского права и родственных охранительных правах Федеративной Республики Германии оговаривает: допускается воспроизведение произведения путем изготовления экземпляров такого произведения, «каковы бы ни были средства или количество экземпляров» и добавляет при этом, что воспроизведением произведения является также «фиксация произведения устройствами, позволяющими осуществлять многократную передачу изображений и звуков».

В свою очередь, статья 18 Закона об авторском праве Испании понимает под воспроизведением произведения «фиксацию произведения на носителе, позволяющем сообщать и копировать его частично или полностью».

Таким образом, можно установить, что согласно законодательству стран Европейского союза,  автор вправе копировать свое произведение не только вручную, но и посредством фото- и видеозаписи и других электронных способов.

Хотелось бы отметить, что право доступа существует в законодательстве лишь немногих стран.

Как указывает С. А. Судариков, продажа товара, в котором воплощено произведение изобразительного искусства, не означает перехода интеллектуального права к собственнику товара, но автор такого произведения изобразительного искусства зачастую бывает лишён возможности требовать обеспечения своего исключительного права, поскольку его авторство на воплощённое в товаре произведение трудно установить.[16]

Именно по этой причине, как справедливо указывает С. А. Судариков, многие развитые страны отказываются от введения такого интеллектуального права автора произведений изобразительного искусства, как права доступа.

Действительно, данные причины очень убедительны, и в связи с этим авторам произведений следует более внимательно подходить к вопросу обеспечения доказательств своего авторства.

В качестве управомоченных субъектов законодательством многих стран мира определены только авторы произведений.

Поскольку право доступа по своей правовой природе является личным правомочием автора некоторых видов произведений, то в рассматриваемых отношениях невозможно участие в составе управомоченной стороны наследников автора, организаций коллективного управления авторскими правами и иных лиц, кроме автора соответствующего произведения.

Данный вывод подтверждает законодательство всех стран, в которых охраняется право доступа как интеллектуальное право авторов некоторых видов произведений (в том числе авторов произведений изобразительного искусства).

Рассмотренные в предыдущих параграфах настоящей работы общие положения о праве следования и праве доступа, система авторских прав в целом, основные положения международных договоров в сфере регулирования данных прав, а также опыт зарубежных стран позволяют сделать ряд предложений по совершенствованию действующего законодательства Российской Федерации.

Начнём с такого интеллектуального права автора произведений, как право следования.

Прежде всего, хочется обратить внимание на само название данного права. По-видимому, сам термин «право следования» является простым переводом французского термина «droit de suite».

Термин «право следования» традиционно рассматривается как одна из характерных черт вещных прав. Данное понятие связывают с сохранением вещного права при перемене собственника имущества.

Отечественный законодатель закрепил его в пункте 3 статьи 216 Гражданского кодекса Российской Федерации со следующей формулировкой: «Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество». Именно такое содержание вкладывается в словосочетание «право следования» подавляющим большинством  отечественных исследователей[17].

Представляется, что использование данного вещно-правового термина в сфере авторского права, к тому же в значении, совершенно несопоставимом с его пониманием, сложившимся в отечественной правовой науке совершенно недопустимо.

В официальном русском переводе Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений это право именуется «правом долевого участия»

По нашему мнению, термин «право долевого участия» гораздо более правильно выражает суть данного правомочия. В конце концов, право следования характеризуется как раз возможностью автора «участвовать» в перепродаже произведения, получая соответствующую долю от цены перепродажи данного произведения.

Д. В. Подносков предлагает не менее удачный термин «право на долю от перепродажи» взамен термину, применяемому в действующем законодательстве Российской Федерации.[2] Действительно, данный термин также отражает содержание права следования.

Следующим вопросом, на котором хотелось бы остановиться, является правовая природа права следования как интеллектуального права. Четвёртая часть Гражданского кодекса Российской Федерации не даёт чёткого ответа о правовой природе данного права.

В научной среде существует довольно продолжительный спор о правовой природе права следования.

Ряд исследователей однозначно относят право следования («право долевого участия») к имущественным интеллектуальным правам авторов произведений.[18]

Другие же полагают, что право следования нельзя отнести к имущественным правам, так как оно содержит как личные, так и имущественные элементы.[19]

На наш взгляд, второй подход представляется более обоснованным и вот почему.

Исследовав положения действующего законодательства Российской Федерации в области реализации и предоставления права следования, можно заключить, что, несомненно, данное правомочие имеет многие черты имущественного права.

Обычно к данным чертам относят то, что право следования:

  • приносит автору или его наследникам имущественную выгоду (доход) от участия созданного автором произведения в коммерческом обороте;
  • переходит по наследству;
  • действует в течение срока действия имущественных авторских прав.

Но право следования обладает одной существенной особенностью – оно неотчуждаемо, то есть ни автор, ни его наследники не могут распоряжаться данным правом.

Именно это обстоятельство не позволяет отнести право следования к чисто имущественным интеллектуальным правам.

Кроме того, право следования переходит по наследству, что означает невозможность отнесения данного права к личным неимущественным авторским правам.

Представляется, что правовая природа права следования как раз и состоит в комбинации имущественных и личных неимущественных элементов.

Теперь хотелось бы обратить внимание на реализацию права следования.

Действовавший ранее Закон РФ «Об авторском праве и смежных права» предусматривал возникновение права следования только в случае превышения перепродажной ценой экземпляра произведения более чем на 20 процентов его предыдущей цены. Думается, что данная система была очевидно непродуманной.

Это делало невозможным применение права следования при перепродаже дорогостоящих работ, реализуемых при меньшей разнице между величинами цены перепродажи и первоначальной цены. Так как в случае продажи таких дорогостоящих произведений сторонами сделки делалось всё возможное для того, чтобы данная сделка не подпала под действие права следования.

Практически сразу же после вступления в силу четвёртой части Гражданского кодекса Российской Федерации было принято Постановление Правительства Российской Федерации 19 апреля 2008 года № 285 «Об утверждении Правил выплаты автору вознаграждения при публичной перепродаже оригиналов произведений изобразительного искусства, авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений».

Данное постановление предусматривает право на выплату вознаграждения вне зависимости от цены перепродажи произведения изобразительного искусства, а также авторских рукописей (автографов) литературных и музыкальных произведений.

Напомним, что при цене перепродажи оригинала произведения изобразительного искусства, авторской рукописи (автографа) литературного и музыкального произведения до 100 000 рублей включительно размер вознаграждения составит 5 процентов от цены перепродажи данного произведения.

Представляется, что данный подход не совсем справедлив.

На наш взгляд, совершенно необходимо пресечь возможность распространения права следования на малоценные с художественной и экономической точки зрения произведения.

В связи с этим представляется необходимым зафиксировать  минимальную цену перепродажи, превышение которой предоставляет право  автору произведения требовать выплаты ему соответствующего вознаграждения (по образцу Директивы Европейского парламента и Совета  от  27 сентября 2001 года № 2001/84/ЕС).

Данную цену можно установить в абсолютных единицах в рублёвом эквиваленте, например, в размере 30 000 или 50 000 рублей.

Вышеуказанные изменения законодательства позволят наиболее эффективно реализовывать право следования и устранят многие противоречия действующего законодательства.

Теперь представляется целесообразным рассмотреть возможности совершенствования действующего законодательства в сфере такого «иного» интеллектуального права, как права доступа.

В отличие от права следования, термин «право доступа» нареканий не вызывает и полностью отражает суть рассматриваемого правомочия.

Но вот вопрос принадлежность права доступа к соответствующей категории авторских прав дискуссионен.

Так, например, Д.В. Подносков относит право доступа к личным правам.[2]

В то же время О. Ю. Шилохвост полагает, что право доступа по своему характеру не может быть однозначно отнесено «ни к содержанию исключительного права, ник личным неимущественным правам»[20].

Более того, А. О. Мелузова в своём диссертационном исследовании указывает, что право доступа представляет собой исключительно имущественное право, поскольку оно – «неотъемлемая часть имущественного права на произведение специфического произведения, существующего в единственном экземпляре и фактически точно не воспроизводимого никем, кроме автора, и тем более – с помощью чисто технических средств»[21].

По нашему мнению, право доступа представляет собой личное неимущественное правомочие.

К данному выводу можно прийти, если учитывать, что право доступа действует только в течение жизни автора соответствующего произведения, не переходит по наследству и не направлено на обязательное получение дохода.

Следующей проблемой, на которой хотелось бы остановиться, является проблема увеличения числа лиц, обязанных предоставлять автору доступ к его произведениям.

Напомним, что по действующему законодательству автор может требовать предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения только от собственника оригинала такого произведения.

Как уже отмечалось выше, только расширительное толкование содержания данной законодательной нормы позволяет прийти к выводу о том, что под собственником следует понимать также и иного владельца, у которого оригинал находится в оперативном управлении, хозяйственном ведении, в аренде или в безвозмездном пользовании (музей, картинная галерея).

В связи с этим представляется целесообразным внести в четвёртую часть Гражданского кодекса Российской Федерации необходимые изменения, изложив статью 1293 ГК РФ в следующей редакции:

Статья 1292. Право доступа

1. Автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника и любого иного владельца оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения (право доступа). При этом от собственника оригинала произведения нельзя требовать доставки произведения автору.

2. Автор произведения архитектуры вправе требовать от собственника и любого иного владельца оригинала произведения предоставления возможности осуществлять фото- и видеосъемку произведения, если договором не предусмотрено иное.

Кроме того, можно представить себе ситуацию, в которой владелец оригинала произведения изобразительного искусства по различным причинам будет всячески препятствовать осуществлению автором права на воспроизведение своего произведения – отключать освещение, запрещать автору использовать электричество, воду.

В связи с этим предлагается законодательно закрепить обязанность собственника или иного владельца оригинала произведения создать нормальные условия для осуществления автором права на воспроизведение своего произведения изобразительного искусства. При этом автор обязан возместить собственнику (владельцу) произведения все расходы в разумных пределах.

Подведём краткий итог.

1. Термин «право долевого участия», приведённый в официальном переводе Бернской конвенции на русский язык, а также  термин «право на долю от перепродажи», предлагаемый Д.В. Подносковым более точно отражают суть правомочия, названного в отечественном законе «правом следования». Одним из данных терминов целесообразно заменить традиционно вещно-правовой термин «право следования». Использование применяемого ныне термина в значении, совершенно несопоставимом с его пониманием, сложившимся в отечественной правовой науке, совершенно недопустимо.

2. В Европейском союзе действует Директива Европейского парламента и Совета о праве перепродажи для выгоды автора оригинального произведения искусства от  27 сентября 2001 года № 2001/84/ЕС, которой установлен нижний предел продажной цены экземпляра произведения, превышение которого предоставляет автору право требовать выплаты ему доли от дохода продавца и размеры процентов прямо зависят от цены перепродажи произведения. Предлагается и нам на уровне закона зафиксировать минимальную цену перепродажи, превышение которой предоставляет право  автору произведения требовать выплаты ему соответствующего вознаграждения. Так как совершенно необходимо пресечь возможность распространения права следования на малоценные с художественной и экономической точки зрения произведения.

3. Правовая природа права следования состоит в комбинации имущественных и личных неимущественных элементов.  Право следования неотчуждаемо. Именно это обстоятельство не позволяет отнести право следования к чисто имущественным интеллектуальным правам. Кроме того, право следования переходит по наследству, что означает невозможность отнесения данного права к чисто личным неимущественным авторским правам.

4. Право доступа представляет собой только личное неимущественное правомочие, так как оно действует только в течение жизни автора соответствующего произведения, не переходит по наследству и не направлено на обязательное получение дохода. Имущественная сторона права доступа не столь существенна и не является основной. В связи с этим в доктрине целесообразно рассматривать право доступа исключительно как одно из личных неимущественных прав.

5. По действующему законодательству автор может требовать предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения только от собственника оригинала такого произведения. В связи с этим представляется целесообразным внести в четвёртую часть Гражданского кодекса Российской Федерации необходимые изменения, предоставив автору соответствующего произведения предъявлять требование о предоставления доступа также к любому иному владельцу, у которого оригинал находится в оперативном управлении, хозяйственном ведении, в аренде или в безвозмездном пользовании (музей, картинная галерея).

6. Во избежание ситуации, при которой владелец оригинала произведения изобразительного искусства по различным причинам будет всячески препятствовать осуществлению автором права на воспроизведение своего произведения – отключать освещение, запрещать автору использовать электричество, воду, предлагается законодательно закрепить обязанность собственника или иного владельца оригинала произведения создать нормальные условия для осуществления автором права на воспроизведение своего произведения изобразительного искусства. При этом автор обязан возместить собственнику или иному владельцу произведения все расходы в разумных пределах.

Представляется, что предложенные изменения действующего гражданского законодательства Российской Федерации должны способствовать совершенствованию отечественной правовой системы и способствовать реализации прав авторов произведений искусства на воспроизведение данных произведений.


[1] Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, 2004. С. 20.

[2] Подносков Д. В. Право следования и право доступа в российском авторском праве. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 2006.

[3] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части четвертой (постатейный) / отв. ред. Л.А. Трахтенгерц. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009. С. 135.

[4] Гаврилов Э. П., Еременко В. И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009.

[5] Российская газета. № 88. 23.04.2008.

[6] Международные конвенции об авторском праве. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Комментарий К. Мазуйе. М.: Прогресс, 1982. С. 105.

[7] Подносков Д. В. Право следования и право доступа в российском авторском праве. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 2006. С. 48.

[8] Комментарий к четвёртой части Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). Правовое регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности. С постатейными материалами и практическими комментариями.  / О.В. Добрынин,  Д.Д Косунова, А.Ю Ларин, К.Б. Леонтьев [и др.]; под ред. И.А. Близнеца, А.Ю. Ларина. М.: Книжный мир, 2008. С. 213.

[9] Право интеллектуальной собственности: учеб. / И.А. Близнец, Э.П. Гаврилов, О.В. Добрынин [и др.]; под ред. И.А. Близнеца. М.: Проспект, 2011. С. 651.

[10] Богш А. Бернская конвенция в России // Международная жизнь. 1995. №10. С. 35.

[11] Близнец И. А., Леонтьев К. Б. Авторское право и смежные права : учеб. / под ред. И.А. Близнеца. М.: Проспект, 2009. С. 302.

[12]Судариков С.А. Авторское право: учебник. М.: Проспект, 2011. С. 165.

[13] Основные институты гражданского права зарубежных стран: Сравнительно – правовое исследование. Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ; Рук. Авторского коллектива и редколлегии – В. В. Залесский. М.: НОРМА, 1999. С. 57.

[14] Погуляев В.В., Вайпан В.А., Любимов А.П.. Комментарий к закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» (постатейный). М.: ЗАО Юстицинформ, 2006. С. 274.

[15] Подробнее см.: Постатейный научно-практический комментарий к части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации / под ред. Ю. А. Дмитриева, А. А. Молчанова. М.: «Деловой двор», 2008. С. 255.

[16] Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности : учебник. М.: Проспект, 2011. С. 131.

[17] См., например, Брагинский М.И. Договор подряда и подобные ему договоры. М., 1999. С.70; Власова А.В. К дискуссии о вещных и обязательственных правах // Правоведение. 2000. №2. С. 147; Ефимова Л.Г. О соотношении вещных и обязательственных прав // Государство и право. 1998. №10. С.42; Старостина О.А. Правовая природа залога // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып.5 / Под ред. В.В. Витрянского. М., 2002. С.36; Тимонина Ю.В. Категория ограниченных вещных прав в доктрине и законодательстве (Общие положения) // Актуальные проблемы гражданского права. Вып.2 / Под ред. М.И. Брагинского. М., 2000. С.59.

[18] См., например, Авдонин Р. В. Содержание авторских прав в российском гражданском праве. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 2005; Подносков Д. В. право следования и право доступа в российском авторском праве. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 2006.

[19] См., например, Суханов Е А. Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности. // Российская правовая газета «ЭЖ-Юрист». Специальный выпуск. 2006. №19; Янушкевич И. П. Авторское право в Российской Федерации: Учебное пособие. М.: ИНИЦ Роспатента, 2000.

[20] Шилохвост О. Ю. Вопросы наследственного права в проекте части IV Гражданского кодекса Российской Федерации. // Российская правовая газета «ЭЖ-Юрист». Специальный выпуск. 2006. №19

[21] Мелузова А. О. Наследование авторских и смежных прав в Российской Федерации. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. М., 2003. С. 72.



Все статьи автора «Зимин Владимир»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: