СЕРГЕЕВ П.В. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТА КОММЕРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Ключевые слова: , , , , , ,


СЕРГЕЕВ П.В. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КАК СУБЪЕКТА КОММЕРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


Библиографическая ссылка на статью:
// Политика, государство и право. 2012. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2012/08/506 (дата обращения: 29.04.2017).

В настоящее время обладающие правами юридического лица религиозные объединения всё более глубоко проникают как в отечественную, так и в мировую систему коммерческих отношений. Очевидно, что не в последнюю очередь эта пенетрация обусловлена предоставлением религиозным организациям особого гражданско-правового статуса. В то же время в правовой науке проблема содержания и структуры правового положения религиозных организаций на товарном рынке разработана значительно слабее, чем, скажем, правовой статус хозяйственных обществ. В связи с этим, содержание и объем правового статуса религиозных организаций остаются для их контрагентов terra incognita и нуждаются в более подробном и комплексном изучении.

Вопрос о структуре правового статуса субъекта права четко разработан только по отношению к статусу личности, в связи с чем при определении элементов правового статуса религиозных объединений, как правило, применяется именно структура юридического статуса человека и гражданина [8], определяющаяся, в основном, совокупностью прав, свобод и обязанностей, которыми личность наделяется как субъект правоотношений, возникающих в процессе реализации им норм всех отраслей права [3]. Таким образом, предметом рассмотрения в рамках настоящей статьи являются закрепленные в Конституции РФ и федеральных законах права, свободы и обязанности религиозных организаций в сфере осуществления ими коммерческой деятельности. При этом постараемся опустить общие для всех субъектов коммерческой деятельности права и обязанности и сосредоточиться на особенностях, присущих исключительно религиозным организациям.

Анализ правового статуса религиозной организации как участника торговой деятельности требует предварительного исследования конкретных жизненных отношения, оформляемые юридической конструкцией «коммерческая деятельность религиозных организаций» [1]. Коммерческие операции несовместимы с некоммерческой религиозной организацией лишь филологически. Статья 50 ГК РФ использует в качестве критерия демаркации некоммерческих и коммерческих организаций не осуществление последними действий по продвижению товара от производителя к потребителю, а соответствие или несоответствие деятельности юридического лица указанным в пункте 1 статьи 2 ГК РФ признакам предпринимательской деятельности. При этом в соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и статьёй 23 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия (в том числе и коммерческие). Более того, согласно подп. 1 п. 3 ст. 149 Налогового кодекса РФ, реализация предметов религиозного назначения и религиозной литературы, производимых религиозными организациями (объединениями) и организациями, единственными учредителями (участниками) которых являются религиозные организации (объединения), и реализуемых данными или иными религиозными организациями (объединениями) и организациями, единственными учредителями (участниками) которых являются религиозные организации (объединения), в рамках религиозной деятельности не подлежит налогообложению, а, в соответствии со статьёй 251 Налогового кодекса РФ, при определении налоговой базы не учитываются денежные средства и имущественные права, которые получены религиозной организацией от реализации религиозной литературы и предметов религиозного назначения. Таким образом, действующее законодательство не только не препятствует, но, напротив, вполне способствует включению религиозных организаций в торговую деятельность.

Статья 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года содержит следующую дефиницию понятия религиозной организации – добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица. Основой правосубъектности любого юридического лица является имущественная обособленность, в связи с чем она определяется пунктом 1 статьи 48 ГК РФ, согласно которому все юридические лица, в том числе и религиозные организации, должны иметь самостоятельный баланс или смету. В силу того, что частью 3 статьи 50 ГК РФ религиозные организации отнесены к некоммерческим организациям, обозначение имущественной обособленности религиозной организации в общих чертах даётся и в статье 3 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», закрепляющей права собственности и оперативного управления на обособленное имущество некоммерческих организаций. В то же время какой-либо дифференциации форм обособления имущества собственно религиозных организаций законодателем до настоящего времени не проведено, в результате чего единственной выделяемой исследователями формой обособления имущества религиозной организации на сегодняшний день является организационный капитал религиозной организации, создаваемый за счет вкладов ее учредителей и иных, установленных законом, способов [6].

Имущественная обособленность как основа включения религиозных организаций в систему гражданско-правовых, а, стало быть, и торговых отношений, в свою очередь, тесно связана с правами религиозных организаций, особенно с правом собственности. Действующее законодательство в качестве основных форм собственности выделяет частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Данное обстоятельство позволяет некоторым исследователям относить собственность религиозных организаций к иным формам собственности [5]. Указанный подход может представляться излишне радикальным, так как одним из квалифицирующих признаков религиозной организации является наличие статуса юридического лица и в качестве последнего религиозной организации принадлежит имущество на праве частной собственности, но он, тем не менее, находит своё подтверждение в некоторых нормативно-правовых актах, например, в Общероссийском классификаторе форм собственности, утверждённом Постановлением Госстандарта РФ от 30.03.1999 N 97 «О принятии и введении в действие Общероссийских классификаторов», который выделяет собственность религиозных организаций в качестве отдельной формы собственности (код по ОКФС 15). В любом случае, даже если признать обоснованной вышеприведённую позицию, в соответствии с частью 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации, гарантирующей равную защиту всех форм собственности, выделение собственности религиозных организаций в отдельную форму никак не влияет ни на правомочия собственника, ни на защиту его прав.

Разумеется, праву собственности религиозных организаций всё же присуща определённая специфика. В частности, любопытная особенность в отношении права собственности религиозных организаций установлена частью 1 статьи 21 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», в соответствии с которой религиозные организации могут иметь в собственности здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе, отнесенное к памятникам истории и культуры. Если в отношении таких объектов права собственности, как здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства вышеуказанная статья не содержит оговорки об их целевом назначении, то всё иное имущество может находиться в собственности религиозных организаций, только если оно необходимо для обеспечения их деятельности. В противном случае может быть поставлена под сомнение правомерность обладания этим имуществом [5].

Заслуживающим наибольшего внимания правомочием, составляющим содержание права собственности религиозных организаций, является правомочие распоряжения имуществом. Как следует из содержания части 3 статьи 50 Гражданского кодекса РФ, в силу наличия специальной правоспособности, операции, при осуществлении которых религиозными организациями реализуется правомочие распоряжения имуществом, не должны противоречить целям их деятельности. Названное ограничение относится к операциям с имуществом религиозных организаций в целом, однако помимо него существуют и такие ограничения, которые относятся только к конкретным видам имущества, таким как имущество религиозного назначения, пожертвования в пользу религиозных организаций и др. [4].

Так определённые ограничения на право распоряжения имуществом налагают упоминавшиеся уже положения части 1 статьи 21 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающие религиозным организациям иметь в собственности имущество, не являющееся необходимым для обеспечения деятельности религиозной организации и прямо не указанное в статье 21. Сделка, направленная на приобретение или реализацию такого имущества будет являться ничтожной в силу статей 168 и 454 ГК РФ. Представляется, что для определения имущества, необходимого для обеспечения деятельности религиозной организации, с учётом того, что целью её является совместное исповедание и распространение веры, можно применять перечни объектов религиозного назначения, утверждаемые Правительством РФ, в частности Перечень предметов религиозного назначения и религиозной литературы, утверждённый Постановлением Правительства РФ от 31.03.2001 N 251. Что касается пожертвований, то, в соответствии с п. 3 ст. 582 ГК РФ, рассматриваемым во взаимосвязи с пунктом 5 той же статьи, религиозная организация, принимающая пожертвование, для использования которого установлено определенное назначение, обязана не только вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества, но и использовать его исключительно по назначению, определённому жертвователем. Таким образом, пожертвованное религиозной организации имущество не может стать объектом торгового оборота, если его целевым назначением является, к примеру, оплата работ по реконструкции культового здания. Положения статьи 582 ГК РФ распространяются на все юридические лица, принимающие пожертвования, но в отношении религиозных организаций приобретают особую значимость, так как пожертвования являются существенной составляющей источников финансирования их деятельности.

Помимо обладающего определёнными особенностями права собственности религиозных организаций стоит отметить также такое их исключительное право в сфере торговли, как возможность производства и продажи изобразительной, печатной, сувенирной и другой тиражированной продукции и товаров народного потребления с использованием изображений и копий природных историко-культурных объектов, расположенных на территориях национальных парков, ценностей из музейных фондов национальных парков без специального согласования с дирекцией национальных парков (пункт 8 Федерального закона от 14.03.1995 N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях»).

Ещё одним правом, присущим исключительно религиозным организациям, является право реализации предметов религиозного культа и религиозной литературы в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, уличных киосках без применения контрольно-кассовой техники, предоставленное п. 3 ст. 2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» и пунктом 4 Перечня отдельных категорий организаций, предприятий, учреждений, их филиалов и других обособленных подразделений (в том числе физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в случае осуществления ими торговых операций или оказания услуг), которые в силу специфики своей деятельности либо особенностей местонахождения могут осуществлять денежные расчеты с населением без применения контрольно-кассовых машин, утверждённым Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 30 июля 1993 г. N 745.

Поскольку право представляет собой гарантированную государством меру возможного поведения, то в состав правового статуса входят также как его элементы правовые гарантии [2]. Важнейшие гарантии реализации прав религиозных организаций на осуществление коммерческой деятельности закреплены, в первую очередь, в Конституции Российской Федерации, но они носят общий характер, распространяя своё действие на всех субъектов коммерческой деятельности. Гарантии же непосредственно религиозным организациям выражаются главным образом в том, что воспрепятствование их деятельности является составом преступления, предусмотренного ст. 148 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Кроме особенных прав и гарантий их реализации законодатель определяет также некоторые специальные обязанности религиозных организаций при осуществлении ими коммерческой деятельности. Так часть 3 статьи 17 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» обязывает религиозные организации наносить на свою продукцию (литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы) соответствующую маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации. В соответствии с п. 8 ст. 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозная организация должна указывать свое полное наименование при осуществлении своей деятельности, в том числе и при осуществлении торговли.

Наличие любых обязанностей подразумевает и существование ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение. Как юридическое лицо религиозная организация несёт гражданско-правовую ответственность за нарушение своих обязательств перед кредиторами, но лишь в пределах, установленных законодательством о религиозных объединениях. В соответствии с пунктом 5 статьи 21 Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» на движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. Перечень видов имущества богослужебного назначения, на которое не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов, устанавливается Правительством Российской Федерации по предложениям религиозных организаций. Вместе с тем, как разъяснил в своём Определении от 13.04.2010 N ВАС-3811/10 по делу N А33-6653/2009 ВАС РФ предусмотренный пунктом 5 статьи 21 Федерального закона от 26.09.1977 N 125-ФЗ судебный иммунитет от обращения взыскания на движимое и недвижимое имущество религиозных организаций, не означает, что все имущество религиозных организаций защищено от обращения взыскания по претензиям кредиторов. Речь идет лишь о так называемом имуществе богослужебного назначения, то есть таком движимом или недвижимом имуществе, которое непосредственно используется при совершении богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Всё вышеизложенное свидетельствует о том, что в системе норм права, определяющей правовой статус религиозных субъектов права при осуществлении ими коммерческой деятельности, соединены элементы различных отраслей. Это обстоятельство, по мнению ряда исследователей, создаёт возможность формирования такой совокупности юридических особенностей торговой деятельности религиозных организаций, которая позволяет отграничить религиозные организации от всех иных юридических лиц-участников коммерческого оборота и квалифицировать указанную систему норм как составляющую отдельной отрасли права, где правовые режимы приспособлены к специфической (религиозной) сфере жизни общества . Как следствие, всё большее значение приобретает изучение религиозных организаций не только в качестве участников государственно-конфессиональных отношений в сфере, сопряжённой со свободой вероисповедания, но и в качестве субъектов, обладающих особым правовым статусом, устанавливающим их права и обязанности в отношениях с тем же государством и иными субъектами гражданского права, выступающими в роли контрагентов на товарном рынке.

 ЛИТЕРАТУРА

[1] Белов В.А. Право общей собственности // Законодательство. – 2002. – N 11. – C. 25.

[2] Братусь С.Н. Советское гражданское право: Субъекты гражданского права. М., 1984. C.3.

[3] Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник для вузов. М., 2006. C.175.

[4] Овчинникова Ю.С. Вещные права религиозных организаций Русской Православной Церкви в Российской Федерации: диссертация … кандидата юридических наук. М., 2002.

[5] Пятин С.Ю. Комментарий к Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях” (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2006.

[6] Садков Андрей Николаевич. Религиозные организации как субъекты гражданского права: диссертация … кандидата юридических наук. Волгоград., 2004. C.94-120.

[7] Тарасевич И.А. Конституционно-правовой статус Русской православной церкви в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. – 2006. – N 10.

[8] Терехов О.Н. Проблемы развития конституционно-правового статуса религиозных объединений в России: диссертация … кандидата юридических наук. М., 2004. C.78.



Все статьи автора «Luciy»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: