УДК 343.549

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПОЛОВОГО СНОШЕНИЯ И ИНЫХ ДЕЙСТВИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА С ЛИЦОМ, НЕ ДОСТИГШИМ ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА (СТ. 134 УК)

Рузлев Алексей Иванович
Юридический институт имени Михаила Михайловича Сперанского Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых
студент 3 курса группы Ю-111

Аннотация
Половое сношение и иные действий сексуального характер с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста не новый состав для УК РФ. Статья изменялась несколько раз. Последние ее изменения могут явиться следствием несправедливого привлечения к уголовной ответственности или, напротив, к невозможности привлечь виновных в преступлении к ответственности. Очевидно, что статья требует корректировки, так как иначе неизбежно неправильное применение нормы, ее неэффективность.

Ключевые слова: беспомощное состояние, возрастная акселерация, заведомость, иные действия сексуального характера, квалификация, окончание преступления, потерпевший, признаки потерпевшего, сложные преступления, способы совершения преступления, судебная и правоприменительная практика, формы вины


QUALIFICATION PROBLEMS OF SEXUAL INTERCOURSE AND OTHER SEXUAL ACTS WITH A PERSON WHO HAS NOT REACHED THE AGE OF 16 YEARS

Ruzlev Alexey Ivanovich
Law Institute named Mikhail Speranskii Vladimir State University named Alexander G. and Nicholas G. Stoletovs
student of the 3d course gr. U-111

Abstract
Sexual intercourse and other sexual acts with a person under sixteen years of age is not a new crime component for the Criminal Code. Article changed several times. The latest changes may be the consequence of an unjust criminal prosecution or, on the contrary, it can be the result of inability to bring to responsibility the guilty of crime. Obviously, the clause requires an adjustment. Otherwise this will lead to incorrect application of law and its inefficiency.

Библиографическая ссылка на статью:
Рузлев А.И. Проблемы квалификации полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК) // Политика, государство и право. 2014. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/01/1155 (дата обращения: 29.04.2017).

Общественная опасность ненасильственных половых связей с лицами, не достигшими половой зрелости, латентна и на первый взгляд кажется, что её вообще нет. И учитывая, что добровольность полового акта есть не что иное, как взаимное согласие партнеров на совместное участие в половом акте, у данных партнеров складывается ошибочное мнение об отсутствии необходимости регулирования уголовно-правовыми мерами данных отношений. Однако если посмотреть на половых партнеров с уголовно-правовой позиции, где одно лицо достигло 18 лет, а другое находится еще на стадии полового созревания и фактически не осознает последствия раннего начала половой жизни, картина несколько изменяется. Данное преступление, помимо половой неприкосновенности, как объекта преступления, ставит под угрозу нарушение телесной неприкосновенности, так как создает опасность причинения вреда здоровью. Кроме того, ранняя половая жизнь нарушает процесс социализации, влияя на естественный ход развития личности, на формирование взглядов, на несформировавшуюся должным образом психику несовершеннолетнего. Высока вероятность того, что это может явиться предпосылкой к возникновению девиантного сексуального поведения в будущем – к занятию проституцией, вовлечением в занятие проституцией, в совершении насильственных действий сексуального характера, в проявлении нетрадиционного сексуального влечения и так далее.

Помимо этого, следует учитывать, что преступление совершается в отношении несовершеннолетнего, а преступление против несовершеннолетнего, по своей природе является обстоятельством, в некоторых случаях, отягчающим уголовную ответственность – п. «п» ч. 1 ст. 63 УК или являющееся квалифицирующим признаком.

Учитывая, что сохраняются неблагоприятные тенденции роста преступлений сексуального характера в отношении лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста
[1, абз. 2 п. 1], законодатель пошел по пути ужесточения уголовно-правового механизма защиты данной категории лиц от сексуальных посягательств. Аргументировал он это и тем, что в настоящее время нет действенного способа привлечения к ответственности преступников, посягающих на половую неприкосновенность потерпевших, а это, в свою очередь, означает фактическую безнаказанность преступлений [2, c. 62].

Оценивая вышесказанное, предлагается, используя сравнительно-правовой метод в призме развития российского уголовного законодательства, дать анализ действующей редакции ст. 134 УК РФ как состава преступления, предусматривающего уголовную ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, обозначив проблемные аспекты квалификации.

Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста не новый состав для российского законодательства. Ответственность за данное преступление была предусмотрена еще УК РСФСР 1960 года [3] статьей 119, обозначающей данное деяние как половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости. В Уголовном кодексе 1996 года [4] подобный состав был закреплен в ст. 134. Со дня вступления его в законную силу, законодатель неоднократно дополнял и иным образом изменял диспозицию названной статьи. Менялся объект преступления, признаки объективной и субъективной стороны, санкции, менялась категоризация преступления.

Первое изменение затронуло объект преступления, пропала необходимость доказывания факта не достижения половой зрелости. ФЗ от 25.06.1998 № 92-ФЗ [5] был изменен верхний порог – с 16 лет на 14, но в 2003 году [6] он был восстановлен. Федеральным Законом от 27.07.2009 № 215-ФЗ [7] ст. 134 УК впервые предусмотрела ответственность за совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, дифференцировалась ответственность в зависимости от возраста потерпевшего лица, предусматривались особые правила освобождения от уголовного наказания. В последней редакции был исключен признак «заведомости», впервые установлен нижний порог возраста потерпевшего лица, способы совершения преступления легли в основу деления на части, примечание было дополнено включением особого правила назначения наказания.

Поправки, внесённые в ст. 134 УК РФ ФЗ от 29.02.2012 № 14-ФЗ [8], создали новые и обличили старые проблемные аспекты квалификации. Эти проблемы не нашли отражения в законодательстве, поверхностно рассмотрены в науке. Решение проблемных вопросов осуществлялось путём изучения судебной практики Свердловского областного суда, следственной и адвокатской практики.

Правильным будет начать анализ состава преступления с рассмотрения его объекта.

Как уже освещалось ранее, данный состав не новшество в российском уголовном праве. В УК РСФСР 1960 года непосредственным объектом, как и сейчас в УК РФ, выступала половая неприкосновенность. Всего однажды половая неприкосновенность исчислялась до четырнадцатилетнего возраста, достигая которого начиналась половая свобода. Данное правило было введено ФЗ от 25.06.1998 № 92-ФЗ. Редакция закона, действующая на момент вступления Уголовного кодекса 1996 г. в законную силу, первоначально половую неприкосновенность ограничивала планкой в 16 лет. Этот значение и было восстановлено ФЗ от 8.12.2003 № 162-ФЗ. Действующая редакция не изменила непосредственный объект преступления. Не следует забывать и дополнительный объект преступления, которым выступает здоровье потерпевшего, как биосоциального существа.

В ст. 119 УК РСФСР объектом преступления также выступала половая зрелость. Это значительно усложняло применение статьи на практике. Дело в том, что в разных регионах СССР половая зрелость наступала в разные возрастные периоды (по достижению конкретного возраста, как правило, 14-16 лет, достижения брачного возраста), каждый конкретный случай преступления требовал проведения специальной экспертизы на предмет установления половой зрелости потерпевшей [9, c. 58]. УК РФ отказался от установления данного признака, полагая, что указания возраста в диспозиции статьи вполне достаточно для квалификации деяния по ст. 134 УК. Многие ученые, считали это недостатком, подчеркивая «что одно лишь четкое указание в законе на возраст потерпевшей означает, что для установления состава преступления не требуется установления экспертным путем степени полового развития (половой зрелости) подростка. Не имеет значение ни степень развития его половых органов, ни способность к совокуплению, зачатию, вынашиванию плода, родоразрешению и вскармливанию»[9, c. 59]. Другими словами, формально определенный возраст не явствует о том, что потерпевшее лицо достигло половой зрелости, а это значит, что указание на этот признак в законе необходимо в совокупности с возрастным критерием. Восполнив данный недостаток Федеральным законом от 29.02.2012 № 14-ФЗ, законодательство усложнило применение статьи на практике, прежде всего необходимостью экспертного участия.

Нельзя игнорировать признаки жертвы преступления. В ч. ч. 1, 2 ст. 134 УК признаками являются не достижение шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости,  в ч. 3 ст. 134 УК – не достижение четырнадцати лет и половой зрелости. Буквальное толкование позволяет сделать вывод о том, что отсутствие хотя бы одного из признаков потерпевшей, влечет отсутствие состава как такового. Физиологии известно понятие «возрастной акселерации». Возрастная акселерация представляет результат ускоренного полового развития, когда у лица, например 14 лет, полностью сформировалась половая система и репродуктивная функция и оно (лицо) полностью осознает смысл половой жизни и иных половых отношений. Иными словами, в нашем примере, нет состава преступления, предусмотренного ч. ч. 1-2 ст. 134 УК, так как лицо установленного возраста уже достигло половой зрелости. Думается, что в практике это вызовет массу затруднений.

Оценка роли потерпевшего в данном составе преступления имеет, как мы заметили, весомое значение. Однако существуют и другие дефекты. Потерпевшим может быть лицо как мужского, так и женского пола, достигшее двенадцатилетнего возраста. Сексуальные действия ненасильственного характера с лицами, не достигшими указанного числа лет, по ст. 134 УК не квалифицируются. В настоящее время, подобные действия будут квалифицироваться по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ или по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ – изнасилование или насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшегочетырнадцатилетнего возраста, с использованием беспомощного состояния (примечание к ст. 131 УК РФ). Постановление Пленума ВС от 15.06.2004 № 11 [10] в абз. 1 п. 3 разъясняет, что беспомощным следует признать состояние, при котором несовершеннолетняя потерпевшая (потерпевший) в силу своего возраста и развития не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий. Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым – гласит абз. 2 п. 3 указанного постановления. Следует отметить, что принятые в 2012 году поправки к статье, признают лиц, младше 12 лет, находящимися в беспомощном состоянии [2, c. 63]. Эта презумпция – проявление объективного вменения, что в корне противоречит законодательству. Учитывая данные судебной практики Свердловского областного суда, укажем на то, что известны случаи, когда данная категория лиц являлась инициатором полового акта, не редки случаи, когда этим лицам не было и 10 лет [11]. В виду этого, на практике важно не допустить объективного вменения и исследовать состояние потерпевшей. При этом необходимо брать во внимание, что в последнее время возраст полового созревания повсеместно снижается (происходит акселерация). Соответственно молодеет и подростковая сексуальность [12, c. 166]. Указанным постановлением вопрос законодательного установления факта беспомощности в силу возраста без участия эксперта ещё не разъяснен, а данное разъяснение требуется, поскольку иначе существует угроза назначения наказания вопреки цели восстановления социальной справедливости, обозначенной ч. 2 ст. 43 УК РФ.

Следует заметить, что минимальный порог в действующей редакции установлен впервые. До конца февраля 2012 года этот вопрос никак не регламентировался, поэтому деяния с лицами, в том числе и младше 12 лет, могли быть квалифицированы по ст. 134 УК.

Больше проблем вызывает анализ объективной стороны. Объективная сторона совершается путем действия. Эти действия на практике могут проявляться в следующих способах – половое сношение, лесбиянство и мужеложство. Половое сношение предполагается традиционным – естественный половой акт мужчины и женщины, заключающийся в введении полового члена мужчины во влагалище женщины, лесбиянство понимается как сексуальный контакт между женщинами, проявляющийся в имитации естественного полового акта, а также путем орально-генитального воздействия, мужеложством считается удовлетворение половой страсти путем сношения мужчины с мужчиной посредством введения полового члена активного партнера в задний проход пассивного партнера [11]. Последняя редакция ст. 134 УК дифференцирует ответственность за половые акты традиционного и нетрадиционного проявления, назначая за последние более суровое наказание.

С 1996 года в названии статьи указывались и «иные» формы совершения преступлений сексуального характера. К иным можно отнести оральные контакты мужчин, анальный секс мужчины и женщины, фистинг и другие. Такие действия, если они были ненасильственного характера, на практике квалифицируются по ст. 135 УК – развратные действия. Большой интерес вызывает тот факт, что ни разу за всю историю данной статьи, иные действия сексуального характера не были включены непосредственно в диспозицию, они указывались только в названии. Это стало следствием того, что ненасильственные действия сексуального характера на практике требуют квалификации по ст. 135 УК – развратные действия, которые представляют меньшую общественную опасность и наказываются несоразмерно причиненному вреду. Это дает основания полагать, что квалификация иных действий по ст. 135 УК идет в разрез принципу справедливости и целям уголовного наказания, обозначенным в ст. 43 УК.

Практическое значение имеет момент окончания преступления. Учитывая, что состав преступления, предусмотренный статьей 134 УК, является формальным, преступление можно считать оконченным с момента начала указанных в диспозиции статьи способов. Из этого следует, что по каждому факту полового сношения, акта лесбиянства, мужеложства, действия виновного лица следует квалифицировать не в совокупности как одно преступление, а по отдельности, пусть даже и по одной статье. Для верной квалификации важно понимать, является преступление простым или сложным, и если сложным, то каким именно – длящимся, продолжаемым, составным, с альтернативными действиями или с наличием дополнительных тяжких последствий. Определение данных тонкостей является гарантией назначения справедливого наказания.

В судебной практике сложилась позиция, признающая неоднократные половые сношения продолжаемым преступлением при условии, что результатом явился брак [11]. Но эта тонкость касается квалификации лишь по ч. 1 ст. 134 УК – это следует из примечания к статье. Преступление может быть признано единым сложным, если совершенно с альтернативными действиями, и тогда будет квалифицироваться как одно преступление. Например, первый половой акт с женщиной был вагинальным, второй – анальным, квалифицировать будут как одно деяние, а не как за два акта. Однако помним, что «иные действия» квалифицируются иначе. Сложность на практике вызывает рассмотрение преступления, предусмотренного исследуемой статьей, как длящегося. Мнение по данному вопросу будет дано при анализе субъективной стороны. Не смотря на разрешение некоторых проблемных аспектов посредством изучения судебной практики, все же наблюдается непоследовательность судей при решении вопроса о квалификации.

Пример из судебной практики. «Следователь СО при ОВД по Сысертскому, Арамильскому городским округам, предъявляя Ветошкину А. Г. обвинение в том, что тот в период с января 2008 года по апрель 2008 года по обоюдному согласию с не достигшей 16-летнего возраста В. систематически вступал с последней в половую связь и совершил с ней не менее трех половых актов, действия обвиняемого квалифицировал одной ст. 134 УК РФ (ФЗ-162 от 08.12.2003). Другой следователь этого же СО действия Бурова А. В., обвиняемого в совершении в начале января 2010 года и 15.01.10 года с не достигшей 16-летнего возраста Д. по обоюдному согласию двух половых актов, действия обвиняемого по каждому факту квалифицировал самостоятельно, то есть по ч. 1 ст. 134 и по ч. 1 ст. 134 УК (в ред. ФЗ-215 от 27.07.2009). В том и другом случае обвинительные заключения были утверждены одним и тем же заместителем Сысертского межрайонного прокурора Куликовым А. И. и уголовные дела направлены в суд, где соответственно Ветошкин А. был осужден по ст. 134 УК РФ, а Буров – по ч. 1 ст. 134 и ч. 1 ст. 134 УК РФ» [11].

Как видно из указанного примера, органы следствия тоже непоследовательны в данном вопросе. В одних случаях каждый факт полового сношения органы следствия квалифицируют самостоятельно. В других, следствие вменяет обвиняемому систематическое вступление в половую связь с потерпевшей или неоднократное совершение половых актов с потерпевшей и квалифицирует его действия по одной статье. В-третьих, вменяет каждый эпизод самостоятельно, но квалифицирует все действия одной статьей, добавляя при этом, что действия обвиняемого охватывались единым преступным умыслом, совершены в непродолжительный промежуток времени и были направлены на неоднократные половые сношения. [11]

Адвокатская практика тоже не имеет единого подхода в квалификации. Одни исходит из того, что квалифицировать стоит в совокупности все половые акты. Моментом окончания преступления полагают считать момент начала эпизода, факт которого был доказан.

Справедливо возникает вопрос – что, если доказано несколько эпизодов. По нашему мнению, в этом случае принимают во внимание время совершения преступления, доказательственную базу. Если доказанные эпизоды имели место на момент действия одной редакции Уголовного кодекса, то квалификация осуществляется по правилам поглощения менее тяжкого более тяжким. Если между половыми актами был существенный промежуток, и квалификация доказанных эпизодов осуществляется по различным редакциям УК, то квалифицируют деяние по одной статье, подтверждая наличие единого умысла. Предполагаем, что такие случаи редки, поскольку за основу доказательства принимаются показания потерпевшей, свидетелей, заключение эксперта. Все сомнения толкуются в пользу подозреваемого (обвиняемого). Установить экспертным путем наличие факта половой близости в период времени, который был достаточно давно, невозможно, а верить показаниям потерпевшей тоже не целесообразно. Свидетельские показания тоже не будут иметь существенного веса, поскольку, вероятнее всего, о событиях половой близости они могли знать лишь со слов потерпевшей.

Другая точка зрения существует у Бозова Алексея Анатольевича, полагающего, что квалифицировать следует каждый эпизод в отдельности. Своё мнение он подтверждает примечаниями к ст. 134 УК [13]. По нашему мнению, аргументация представляется не убедительной, поскольку ни каким образом не касается времени окончания преступления, а тезис, выдвинутый Бозовым, подтверждается аналогичной судебной и следственной практикой и имеет место быть.

Предусмотренная статьей ответственность за совершение действия группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой не новшество редакции статьи. Проблемных нюансов не обнаружено.

Субъект данного преступления специальный – лицо любого пола, достигшее восемнадцати лет. Помимо этого признака оно должно обладать еще теми признаками, что предусмотрены ч. 1 ст. 19 УК РФ – физическое лицо и вменяемость. При совершении полового сношения, субъектом преступления может выступать любое лицо – мужчина или женщина, при лесбиянстве – женщина, при мужеложстве – мужчина.

Уделить внимание необходимо и субъективной стороне преступления.

С 1960 года в УК РСФСР в качестве обязательного признака субъективной стороны включался признак заведомости – то есть достоверного знания о возрасте потерпевшего лица или данные, свидетельствующие о возрасте такового в силу внешних (фенотипических) признаков. Данный признак сохранялся на протяжении всех последующий редакции, в том числе и редакций УК РФ 1996 года. Федеральным Законом № 14-ФЗ заведомость исключена из обстоятельств, подлежащих доказыванию по данной статье, а это, на наш взгляд, существенно ухудшает положение виновного.

До 29.02.2012 года, если лицо заведомо знало о возрасте потерпевшей (потерпевшего) или о возрасте явствовало из внешнего вида потерпевшей (потерпевшего), то уголовная ответственность по ст. 134 УК наступала. Если заведомо возраст известен не был, а внешний облик потерпевшего лица давал основания полагать, что лицо достигло установленного законом возраста (шестнадцати лет), то есть добросовестно заблуждалось о возрасте потерпевшей (потерпевшего), уголовная ответственность исключалась. «Закрепленный признак «заведомости» позволял легко вводить следствие в заблуждение, а потому виновные лица зачастую избегали уголовной ответственности, наказания» – так аргументировалось подобное решение органами власти, в частности Поповой Т. Ю.. [14, c. 111]

Отсутствие данного признака в диспозиции чревато негативными последствиями и представляется скоропалительным и нелогичным решением законодательного органа, поскольку лица, как знавшие о возрасте, так и не знавшие и не догадывающиеся о нем, могут быть привлечены к уголовной ответственности. Законодатель проигнорировал реалии современной жизни, психологические и поведенческие особенности современной молодежи, физиологические процессы, в частности, возрастную акселерацию, речь о которой шла выше.

К примеру, совершеннолетний молодой человек познакомился с девушкой в ночном клубе, после чего они проехали к нему домой, где совершили половой акт в естественной форме по обоюдному согласию. По физиологическому окончанию полового окта, девушка показывает ему свой паспорт, согласно которому ей всего пятнадцать лет [14, c. 111-112]. Представляется возможным допустить, что данное деяние не может быть признано виновным, так как лицо, достигшее совершеннолетия, добросовестно заблуждалось относительно возраста потерпевшей и не могло осознавать того, что нарушает уголовный закон. Молодой человек встретил потерпевшую в клубе, который посещают лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста, как туда попала несовершеннолетняя, он не знает и, что является вполне естественным, он не стал спрашивать у неё документы, подтверждающие её личность и возраст.

В приведенном примере налицо неосторожная форма вины, однако, совершение данного преступления возможно только по прямому умыслу.

Описывая объективную сторону, давалось указание на дискуссионность положения о том, что преступление является длящимся. Прежде чем разобрать этот нюанс, следует сказать, что данный состав пусть и является формальным, но по виду объективной стороны является сложным. Преступление посягает на два объекта – половую неприкосновенность и половую зрелость, может совершаться различными способами. Пример ни есть случай сложного продолжаемого преступления, так как половой акт совершен единожды и не имел целью брак. Не является это преступление и совершенным альтернативными действиями, опять же потому, что половая связь была всего лишь раз. Преступление может быть сложным составным, но лишь в том случае, если, например, половому акту предшествовали развратные действия, которые спровоцировали интимную близость.

Остается говорить о приведенном случае, как примере единого сложного длящегося преступления. Упоминая их, надлежит помнить, что они находятся в непосредственной связи с формой вины. Исходя из того, что длящиеся преступления совершаются только умышленно, следует понимать, что предполагается то, что лицо, совершившее любое из действий предусмотренных диспозицией статьи 134 УК, знает о том, что его действия преступны и, тем не менее, продолжает их. Моментом окончания такого преступления следует считать задержание лица по подозрению в совершении преступных действий, явку с повинной данного лица или смерть виновного лица – именно эти моменты постановление Пленума ВС СССР от 04.03.1929 года [15] перечислило в абз. 1 п. 4. Проблема заключается в том, что лицо действительно, как в указанном примере, могло добросовестно заблуждаться о возрасте потерпевшей и совершить это деяние не в форме прямого умысла, а в форме неосторожности. Невозможность признать преступление простым, безосновательность признавать преступление, в нашем случае, длящимся, продолжаемым и совершенным с использованием альтернативных способов сложным, не дает вообще оснований для привлечения к уголовной ответственности. Поэтому, необходимо законодательно закрепить, что преступление также может совершаться в форме неосторожности, так как в противном случае, законодатель рискует не оправдать мотивов введения поправок.

Последнее на чем хочется заострить внимание, так это на примечании. Так, согласно пункту 1, лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 134 УК, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим). Тут следует обратить внимание на тот факт, что ч. 2 ст. 13 Семейного кодекса [16], позволяющая при уважительных причинах при согласии органов местного самоуправления по месту жительства, вступить в брак, делегирует это право лишь лицам, достигшими 16 лет, то есть осуждённый и потерпевшая должны соответствовать возрасту. Заметим, что если лица достигли 16 лет, то ненасильственные сексуальные действия вообще уголовно ненаказуемы. Иными словами, примечание предполагает освобождать от наказания лиц, чьи действия законом не запрещены или, другими словами, освобождать лиц от наказания лиц, которые вообще не совершили никакого преступления.

Проанализировав элементы состава преступления, мы выявили проблемные аспекты квалификации в объекте, указав на особенности установления факта половой зрелости, на возрастную акселерацию, на обязательные признаки потерпевшего, на необходимость неукоснительного контроля проведения экспертизы по установлению состояния беспомощности потерпевшей; в объективной стороне обосновали дефекты, выраженные неясностью момента окончания преступления, столкнулись с непоследовательностью суда, следствия и адвокатуры при квалификации преступления, выявили несоответствие названия статьи способам, которыми может совершаться данное преступление, затронули проблемы квалификации иных действий сексуального характера; в субъективном плане акцент был поставлен на исключение из обстоятельств, подлежащих доказыванию, признака заведомости, что сильно ухудшило положение виновного, была подтверждена необходимость включения неосторожной формы вины в признаки субъектной стороны. Была доказана несостоятельность п. 1 примечания ст. 134 УК.

Решение указанных проблем имеет огромное значение. Это позволит правоохранительным органам эффективно бороться с преступлениями, посягающими на половую неприкосновенность несовершеннолетних, устранит коллизии уголовного законодательства, позволит правильно квалифицировать преступные действия и назначать справедливое наказание, позволит правильно толковать нормы уголовного права, сделает единым подход для решения проблем, возникающих у органов предварительного расследования и суда в практической деятельности, и сведет их к минимуму.


Библиографический список
  1. Заключение Комитета по вопросам семьи, женщин и детей «По проекту Федерального закона № 577813-5» от 20.09.2011 № 3.6-12/121.2
  2. Пащенко Е. А. Проблемы квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних // Северо-Кавказский юридический вестник. Научно-практический журнал. № 3. 2012, с. 62-65
  3. Закон РСФСР «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» (вместе с «Уголовным кодексом РСФСР») от 27.10.1960
  4. ФЗ «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ
  5. ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 25.06.1998 № 92-ФЗ
  6. ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 08.12.2003 № 162-ФЗ
  7. ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 27.07.2009 № 215-ФЗ
  8. ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» от 29.02.2012 № 14-ФЗ
  9. Пантюхина И. В. Проблемы толкования не достижения половой зрелости в преступлениях, предусмотренных ст. 134 и 135 УК // Юридическая наука. № 3. 2012, с. 58-61
  10. Постановление Пленума ВС РФ от 15.06.2004 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» № 11
  11. Справка об обобщении судебной практики по преступлениям, связанным с половым сожительством с лицами, не достигшими возраста 16 лет [URL: http://ria66.ru/analytics/67-spravka-ob-obobschenii-sudebnoy-praktiki-po-prestupleniyam-svyazannym-s-polovym-sozhitelstvom-s-licami-ne-dostigshimi-vozrasta-16-let.html], 2011
  12. Каменева А. Н. К вопросу об усилении уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних // Актуальные проблемы российского права. № 3. 2012, с. 162-168
  13. Квалификация по ст. 134 УК РФ. [URL:http://pravorub.ru/questions/33849.html]
  14. Воронин М. А. Вопрос исключения признака «заведомости» из диспозиции статьи 134 УК РФ // Международный научно-исследовательский журнал. № 4 (11). 2013, с. 111-112
  15. Постановление Пленума ВС СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» № 23
  16. ФЗ «Семейный кодекс Российской Федерации» от 29.12.1995 № 223-ФЗ


Все статьи автора «Рузлев Алексей Иванович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: