УДК 94(47)

УГРОЗА ВТОРЖЕНИЯ АРМИИ НАПОЛЕОНА В РОССИЮ В 1806 Г. И СОЗДАНИЕ ЗЕМСКОГО ВОЙСКА

Цеглеев Эдуард Александрович
Вятская государственная сельскохозяйственная академия
кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии

Аннотация
В статье исследуется вопрос создания в России в 1806 г. народного ополчения – Земского Войска. Рассматриваются внутриполитические и внешнеполитические предпосылки его возникновения, а также правовые аспекты его формирования. В условиях затяжного противостояния с наполеоновской Францией России постоянно требовалось увеличивать численность регулярной армии. Эта возможность была ограничена системой рекрутских наборов. Выход был найден в создании временного ополчения.

Ключевые слова: армия, вторжение, Земское Войско, Наполеон, народное ополчение, ратники, рекруты., Россия


THE THREAT OF NAPOLEON’S INVASION TO RUSSIA IN 1806 AND ESTABLISHING OF THE TERRITORIAL ARMY

Zegleev Eduard Alexandrovich
The Vyatka State Agricultural Academy
candidate of historical sciences, Associate professor of History and Philosophy chair

Abstract
The article deals with the establishing oh the home guard in Russia in 1806 – so called Territorial Army. The author observes home and international suppositions of its creation, as long as juridical aspects of this action. During long lasting confrontation with Napoleonic France Russia had to increase constantly its regular army. Such opportunity was limited by the system of recruiting. The solution was found in creation of the temporary home guard.

Keywords: army, home guard, invasion, recruits, Russia, Territorial Army, warriors


Библиографическая ссылка на статью:
Цеглеев Э.А. Угроза вторжения армии Наполеона в Россию в 1806 г. и создание Земского Войска // Политика, государство и право. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/03/1421 (дата обращения: 30.09.2017).

Ополчение являлось в России исторически сложившейся эффективной формой мобилизации людских ресурсов для противостояния внешней агрессии. В эпоху наполеоновских войн эта старинная практика возродилась в ходе создания земского войска 1806-1807 гг. и народных ополчений1812 г.

Введённая в России с XVӀӀӀ в. система рекрутских наборов долгое время позволяла регулярной армии быстро и своевременно получать необходимое пополнение. До начала ХIХ в. не было и серьёзных внешних вторжений, способных вызвать потребность создать массовое народное ополчение. Затем ситуация изменилась. Непрерывные войны, которые вела Россия в начале ХIХ в., требовали увеличения численности армейского контингента. Однако его рост сдерживался возможностями системы рекрутских наборов и особенностями социально-экономической системы России, в первую очередь, наличием крепостничества. Дворяне-помещики, вынужденные поставлять в рекруты всё большее количество крепостных крестьян, видели в этом ущемление своих экономических интересов. В итоге военное министерство не получало достаточного числа рекрутов и армия постоянно испытывала значительный недобор людей [1, с. 70].

Обычно рекрутский набор проходил раз в год. При этом поставлялся 1 рекрут с 500 душ населения. В начале ХIХ в. в некоторые годы стали проводить по несколько наборов или повышать норму поставки рекрутов. Так, в ходе 73-го набора, проводившегося в1802 г., была установлена двойная норма – 2 рекрута с 500 душ населения. При этом удалось собрать 46 491 человека вместо предполагаемых 52 523 человек. 74-й набор, проводившийся в1803 г. также из расчёта по 2 рекрута с 500 душ, вместо предполагаемых 60 379 человек дал 54 855 рекрутов. 75-й набор, давший 38 437 человек, был проведён из расчёта 1 человек на 500 душ населения. Но уже в1805 г. в связи с войной норма поставки рекрутов была резко увеличена: по 76-му набору призывалось с каждых 500 душ по 4 человека. Призванных оказалось 110 тысяч человек. Потери, понесённые в кампании1805 г., заставили правительство провести в следующем году 2 набора: первый – в сентябре – из расчёта 4 рекрута с 500 душ населения, а второй – в ноябре – из расчёта 1 человек на 500 душ. Предполагалось, что собранными силами можно будет ликвидировать некомплект, составлявший в войсках и на флоте  115 678 человек, и собрать резерв в 35 тысяч человек. Однако собрано было 58 205 человек [2, с. 198-199]. Угроза затяжной войны с Наполеоном вынудила правительство в конце1806 г. прибегнуть к экстраординарной мере и созвать земское войско.

Еще в апреле1806 г. сенатор Т.И. Тутолмин направил Александру I записку с предложением создать в стране постоянное ополчение. В ополчении Т.И. Тутолмин видел важный источник комплектования армии, устраняющий тяготы рекрутских наборов.Он предлагал устроить ополчение следующим образом:

«1. Всех обязанных поставкою рекрут расписать в губерниях на участки, из 100 ревизских душ одного годного брать для военной службы.

2. Из сих на службу предназначенных людей составить в каждой губернии вооружённую команду, под названием когорта, по штату бывших полевых команд, но по увеличенному комплекту, в согласие с числом сотенных участков в губернии.

3. Соединению двух и более губернских когортов присвоить наименование легионов.

4. Назначенных на службу людей оставить в домах при их упражнениях, коим, однако, яко поступившим в штат и список когорта, от жилищ своих отлучаться воспретить.

5. Состоящих в штате когорты собирать для обучения экзерциции в свободное токмо от сельских работ время».

По замыслу Т.И. Тутолмина, люди, состоящие в когорте, должны быть использованы для укомплектования регулярной армии вместо рекрутского набора. Каждая когорта по установленной однажды очереди сотенных участков отряжает в армию необходимое для её укомплектования число людей, а на место откомандированных участки немедленно должны назначить в когорту новых людей. Сенатор считал, что государство от этого будет иметь только выгоду, так как кроме регулярных войск будет всегда готовое ополчение, не обременяющее казну своим содержанием в мирное время и вместе с тем представляющее собой важный источник комплектования армии людьми, уже «умеющими владеть оружием и ознакомленными с регулярным строем» [3, с. 80].

Однако по поводу создания народного ополчения были и другие точки зрения. Так, в записке «Мысли о милиции 1806 года» неизвестный автор утверждал, что милиция не принесет пользы в военном отношении, так как от воина требуется уже не то, что раньше – до появления огнестрельного оружия: «Солдаты, которые учатся один раз в неделю, не могут действовать с тою точностью, с которою действуют солдаты всегда в том упражняемые». В связи с этим он считал, что «никакая милиция не может противустать регулярным войскам». Автора записки также волновал вопрос, какое влияние может произвести ополчение в отношении политическом. Говоря об опасности «допустить соединения толпищ и вооружить оные», и вспоминая пугачёвский бунт, он с тревогой спрашивал: «Кто ответствует за покой внутри государства? Кто поручится, что между сборными офицерами не возникнет такой головы, которая, видя себя в независимости от регулярных войск и артиллерии, не предпримет доходить до собственной независимости под предлогом, который всегда и везде нравится народу? Кто будет заложником за внутреннее спокойствие империи, когда безграмотный донской казак… собрал себе сообщников, возмутил народ и потрясал основание государства».

В записке говорится и о хозяйственных издержках, которые повлечёт создание ополчения, так как «вдруг 600 тысяч человек отъемлются от земли» и помещики лишатся многих крепостных крестьян, взятых на военную службу. По подсчетам автора, «в самом исправнейшем имении от 8 человек отходит работник». В итоге автор записки заключал: «Из всех сих доводов открывается несомненное заключение, что 1. учреждение временной милиции невыгодно с той стороны, что сама по себе составляет она слабую защиту государству 2. Что подает средство к нарушению внутреннего покоя и 3. Что непосредственно вредит государственному хозяйству, поелику потрясает земледелие и промышленность, следовательно, истощает силы государства» [3, с. 80]. Таким образом, автор учёл лишь возможные негативные последствия создания ополчения.

Очень похожие мысли о народном ополчении высказывал граф Ф.В. Ростопчин. Так, в письме императору от 17 декабря1806 г. он предостерегал: «… Но все сие усердия, меры и вооружения, досель нигде неизвестные, обратятся в мгновение ока в ничто, когда толк о мнимой вольности подымет народ на приобретение оной истреблением дворянства, что есть во всех бунтах и возмущениях единственная цель черни, к чему она ныне еще успешней устремится по примеру французов и быв к сему уже приуготовлена нещастным просвещением, коего неизбежные следствия суть гибель законов и царей» [4, с. 15].

Между тем в европейской военной истории начала ХIХ в. прецедент создания народного ополчения уже был. В Великобритании в 1804-1805 гг. в связи с угрозой вторжения на Британские острова французской армии было создано ополчение численностью 380 тысяч человек. Однако поражение объединенного франко-испанского флота в Трафальгарском сражении лишило Наполеона возможности высадить десант на Британские острова и ополчение было распущено. А вскоре произошли события, побудившие Александра I склониться в пользу создания ополчения в России.

В сентябре1806 г. Россия, Англия, Пруссия, Саксония и Швеция образовали 4-ю антифранцузскую коалицию. Её создание было обусловлено необходимостью сдержать захватнические устремления наполеоновской Франции. Война началась с катастрофического поражения Саксонии и Пруссии. В октябре французские войска разгромили прусско-саксонскую армию в Йена-Ауэрштедтском сражении, а затем, стремительно наступая, заняли Берлин и Варшаву. В декабре1806 г. на территории Польши и Восточной Пруссии развернулись военные действия между французскими и русскими войсками.

В связи с угрозой вторжения наполеоновских войск в Россию 30 ноября1806 г. Александр I издал манифест о созыве «милиции», «повсеместного временного ополчения», «земского войска» в помощь регулярной армии. В манифесте император призывал дворянство, именитых граждан, купечество, мещанство и крестьянство вступать в ополчение. В нём выражалась надежда, что дворянство «усердно и ревностно посодействует в скорейшем и благоуспешнейшем совершении» намечаемых мер по созданию милиции. В ополчение по раскладке губернаторов зачислялись государственные и крепостные крестьяне, а также мещане в возрасте 20-50 лет. Представители других сословий могли вступить в ополчение добровольно с согласия командующего губернским земским войском. Офицерский корпус формировался из дворян. При этом основу ополчения должны были составить ратники из крепостных крестьян [5, с. 892-897].

Впоследствии был установлен порядок сбора ополченцев. Мещане и государственные крестьяне поступали в ополчение по приговору обществ. Если расходы на содержание ратников из крепостных крестьян покрывались за счет их помещиков, то источником средств на содержание ополченцев из других сословий должны были стать налоговые сборы и добровольные пожертвования. Все зачисленные в ополчение государственные крестьяне, «доколе не будут двинуты с мест своих, – должны оставаться в своих селениях и, пребывая в крестьянском их быту, исправлять все те повинности, коими они обязаны по земскому и волостному их управлению». Лишь в те дни, когда ратники привлекались к занятиям военным делом, они освобождались от несения этих повинностей. Предусматривались и меры безопасности на случай неповиновения ополченцев. Главнокомандующему земским войском предоставлялось право предавать военному суду каждого «ослушника и нарушителя верности и присяги». Во время пребывания ополчения в селениях не допускалось хранение оружия в домах, где проживают ратники. Оружие должно было выдаваться им только во время учений.

Устанавливался определенный порядок сбора ополченцев с дворянских имений. Так, «дворянские собрания получают через предводителей сведения о числе следующих к поставке на временную службу отечеству людей, распределяют по сделанному расчислению, сколько кому именно дать надлежит. По учинению такой росписи каждый помещик и имеющий крепостных людей приготовляет в две недели положенное с него число совсем вооружённых и по возможности снабжённым огнестрельным оружием, из приобыкших, где таковые есть, владеть оным, как-то из егерей, охотников и проч.; одев их приличным времени года образом и дав каждому единовременно по 3 р., заготовляют при том для них нужный провиант на 3 месяца». После роспуска ополчения все ратники из крепостных крестьян должны были вернуться к своим помещикам, в «первобытное состояние» [6, л. 2-16].

Таким образом, на помещика возлагалась обязанность поставить в земское войско положенное с него число людей, обеспечить их оружием, одеждой, провиантом и деньгами. По существу, сохранялся тот же порядок, что при рекрутских наборах, но с той разницей, что при отдаче в рекруты помещик навсегда терял своих крепостных, а в этом случае – лишь на время их службы в ополчении.

Был определен порядок формирования ополчения: «Каждая губерния вооружает из жителей своих то количество губернского земского войска или милиции, которое определено Нами…». Несколько губерний составляют область, а «соединённые губернские войска составляют областное земское войско или милицию». Таких областей было определено семь. Каждой губернии и области назначалось выставить определенное число ратнитков:

1 область

Санкт-Петербургская – 11 000

Новгородская – 19 000

Тверская – 30 000

Олонецкая – 6000

Ярославская – 24 000

Итого – 90 000

 

2 область

Эстляндская – 8000

Лифляндская – 20 000

Курляндская – 12 000

Псковская – 20 000

Итого – 60 000

 

3 область

Витебская – 23 000

Могилёвская – 25 000

Смоленская – 30 000

Черниговская – 33 000

Итого – 111 000

4 область

Московская – 29 000

Тульская – 29 000

Калужская – 24 000

Владимирская – 29 000

Рязанская – 29 000

Итого – 140 000

 

5 область

Орловская – 19 000

Курская – 23 000

Воронежская – 18 000

Харьковская – 15 000

Итого – 75 000

 

6 область

Киевская – 21 000

Полтавская – 26 000

Херсонская – 4000

Екатеринославская – 8000

Итого – 59 000

 

7 область

Костромская – 15 500

Вологодская – 11 000

Нижегородская – 16 500

Казанская – 16 000

Вятская – 18 000

Итого – 77 000

Всего предполагалось собрать 612 тысяч человек [7, л. 32] .

Для решения наиболее важных вопросов, связанных с организацией и вооружением земского войска, 1 декабря1806 г. был учреждён особый комитет. В его состав вошли генерал-фельдмаршал Н.И. Салтыков, военный министр С.К. Вязмитинов, министр внутренних дел В.П. Кочубей, министр иностранных дел А.Я. Будберг и тайный советник Н.Н. Новосильцев. По решению особого комитета областные начальники милиции были названы Главнокомандующими и назначались императором. Губернские начальники, тысячные, пятисотенные, сотенные и пятидесятные избирались дворянскими собраниями. Генералы и офицеры получали особые ополченческие мундиры. Ратники должны были оставаться в одежде, носимой прежде поступления своего на службу.

Основной организационной единицей ополчения был определён батальон (694 человека, в том числе 14 офицеров), делившийся на сотни, полусотни, десятки. Батальоны сводились в полки и дивизии. Для вооружения ополчения было заготовлено 160 тысяч ружей. При этом предполагалось, что батальоны милиции в бою будут строиться в 4 шеренги и полностью вооружена огнестрельным оружием будет только 1-я шеренга [8, с. 54].

Уже в декабре 1806 г. в губерниях началось формирование Земского Войска. Первая за 100 лет со времён Северной войны угроза крупного неприятельского вторжения побудила правительство вспомнить древнюю русскую форму военной организации – народное ополчение. Бесценный опыт создания Земского Войска 1806-1807 гг. был использован в ходе Отечественной войны 1812 г.


Библиографический список
  1. Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в ХIХ в. Военно-экономический потенциал России. – М., 1973.
  2. Бескровный Л.Г. Отечественная война 1812 г. – М., 1962.
  3. Богданов Л.П. Русская армия в 1812 г.: организация, управление, вооружение. – М., 1979.
  4. Глинский Б.Б. Торжество России в борьбе с Наполеоном // Исторический вестник. 1912. Август.
  5. Внешняя политика России ХIХ и начала ХХ в. Документы Российского министерства иностранных дел. – М., 1963. Сер. 1. Т. 3.
  6. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 582. Оп. 6. Д. 70.
  7. ГАКО. Ф. 582. Оп. 6. Д. 103.
  8. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Второй войны императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 гг. – СПб., 1846.


Все статьи автора «Цеглеев Эдуард Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: