УДК 342.59

К ВОПРОСУ О ВОПЛОЩЕНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЕДИНОЙ, «ИНТЕГРИРОВАННОЙ» НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ КАК ИНСТИТУТА КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА

Вербицкая Татьяна Владимировна
Уральская государственная юридическая академия
аспирант кафедры конституционного права

Аннотация
Цель работы состоит в исследовании особенностей концепции единой, «интегрированной» национальной безопасности, контекста ее появления и развития, а также путей ее воплощения в РФ.

Ключевые слова: «интегрированная» национальная безопасность, Европейский союз, единая, состояние незащищенности


TO THE QUESTION OF IMPLEMENTATION IN RUSSIAN FEDERATION THE UNIQUE, "INTEGRATED" NATIONAL SECURITY AS AN INSTITUTE OF CONSTITUTIONAL LAW

Verbitskaya Tatyana Vladimirovna
Ural State Law Academy
post-graduate student of chair of constitutional law

Abstract
The purpose of this article consist in studying the features of a single, "integrated" national security, context of its emergence and development, as well as ways of its implementation in the Russian Federation.

Keywords: integrated national security, single, state of insecurity, the European Union


Библиографическая ссылка на статью:
Вербицкая Т.В. К вопросу о воплощении в Российской Федерации единой, «интегрированной» национальной безопасности как института конституционного права // Политика, государство и право. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/04/1588 (дата обращения: 03.05.2017).

Обеспечение национальной безопасности всегда являлось важнейшим направлением деятельности любого государства, в том числе в рамках гибкого и соответственного учета тенденций развития данного института, проявляющихся во внутригосударственной и внешней сферах, что было также закреплено в пункте м) статьи 71 Конституции Российской Федерации[1] – употребление в данном пункте указанной статьи Конституции России термина безопасность указывает на понимание данного феномена в едином, комплексном, «интегрированном» виде, что создает основы для учета правового опыта в данной сфере иных государств, имеющего прогрессивное развитие для конституционного права в целом в духе современных международных тенденций.  С учетом глобализации государство в рамках актов, посвященных национальной безопасности, не может отражать исключительно внутренние аспекты данного явления и ограничиваться лишь общими указаниями на приверженность традициям поддержания мира и безопасности (раздел 9 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 N 537[3]. Необходимо более четко отражать стремление государства к сотрудничеству в данной сфере, в том числе посредством указания полного и систематизированного перечня обязательств во внешней сфере национальной безопасности, всех аспектов механизма обеспечения внешней составляющей национальной безопасности. От степени полноты  отражения единства, «интегрированности» данного института зависит будущее России в условиях глобализации, возможность отражения видоизменяющихся со слишком большой скоростью угроз.

В пункте 2 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года[3] говорится о том, что ключевыми направлениями обеспечения национальной безопасности являются преобразования в основных сферах жизнедеятельности общества (социальной, экономической, политической) для реализации возможности беспрепятственно осуществлять все предоставленные права и свободы в условиях безопасности, также как и стабильного развития России и таких ключевых составляющих национальной безопасности, как внутренний и внешний суверенитет в сочетании с обеспечением территориальной целостности (части 1 и 4 статьи 4 Конституции Российской Федерации). Иными словами, несомненно значение данного института для всех сфер жизнедеятельности общества, которые должны видоизменяться в случаях, если необходимо в большей степени обеспечить национальную безопасность – это важнейшее направление деятельности публичной власти в России.

Стремление разработать соответствующие, наиболее гибкие пути защиты национальной безопасности всегда занимало ключевое место в рамках конституционного (государственного) права как отрасли и науки. Однако не учитывается характер данного правового феномена в качестве комплексного института конституционного права – по-прежнему приоритетным субъектом обеспечения безопасности является государство в лице его властных органов, не учитывается надлежащим образом роль иных, невластных субъектов – индивидов и общественных структур информационного общества в обеспечении национальной безопасности (в силу части 1 статьи 3 Конституции России носителем суверенитета в качестве составного элемента национальной безопасности является народ, следовательно, обеспечение национальной безопасности в рамках невластной составляющей субъектов института национальной безопасности обязательно происходит с его участием). Между тем, согласно новому подходу к данному институту, разрабатываемому в рамках Европы, обеспечение национальной безопасности, решение ее основополагающих проблем основывается на волеизъявлении индивидов, образующих в своей совокупности источник суверенитета, на основании видоизменения существующих социальных договоренностей государства и индивидов посредством общества.

Совершенствование указанного института национальной безопасности происходило на протяжении всей истории развития конституционного права России. Это объясняется географическими, климатическими особенностями России, своеобразием состава населения, неоднородностью территории, наличием беспрерывной угрозы посягательства со стороны иных государств и соответствующего стремления укрепить позиции государства в сфере международного общения за счет различных средств, в том числе путем завоеваний. В интересах обеспечения безопасности создавались нормативная база в рамках конституционного права России и иные соответствующие условия для предотвращения внутренних и внешних угроз, в том числе путем использования всех ресурсов данного института.

Особой угрозой в рамках современного общемирового пространства в целом  и в РФ выступает противоборство различных социальных сил в рамках государств, которые приводит к возникновению гражданских войн. Пример подобной ситуации являет собой Украина.  Одной из причин, которая повлекла за собой развитие остроты конфликта до такой степени, можно назвать то, что перестало уделяться должное внимание вопросам безопасности, и в силу единства мира подобные обстоятельства не могут не отразиться на внешней составляющей национальной безопасности Российской Федерации (в рамках реализации внешней составляющей национального суверенитета России) и может повлечь для нее возникновение необходимости принятия определенных мер, возможность применения которых обусловливается исключительно на основании волеизъявления в рамках национальной правовой системы в сфере конституционного права, так как является суверенным правом государства.

Россия противостоит серьезным внешним угрозам – необходимо перестраивать экономику для  предоставления преференциальных режимов и устранения политики протекционизма, несмотря на условия жесткой конкурентной борьбы, снижения доли сырьевого сектора в экономике в связи со вступлением в ВТО и обсуждением вопроса о возможности вступления в ОЭСР.

Также не теряют своей остроты и политические угрозы  – кризис представительной демократии, который наблюдается в рамках всей Европы в целом, политические кризисы на территории приграничных стран.

В настоящее время не только государство должно играть роль активного участника в информационном пространстве в силу части 2 статьи 24 Конституции России. Необходимо все более активное привлечение индивидов, отдельных общественных структур, общества в целом для решения проблем в данной сфере в силу статьи 18 Конституции России, в соответствии с выработанной в рамках европейского права концепции единой, «интегрированной» национальной безопасности.

Следовательно, обеспечение национальной безопасности в качестве института конституционного права не может быть полноценным без достижения целей внешней политики в качестве составной части единой национальной безопасности (в рамках действенного обеспечения пунктов к) и м) статьи 71 Конституции России в системной связи в силу единства как внутренней, так и внешней составляющей национального суверенитета). К первоочередным из них можно отнести расширение сферы сотрудничества до рамок национальной безопасности в целом союзного государства России и Белоруссии; сотрудничество на основе рецепции достижений в данной сфере в рамках общеевропейского правового пространства; дальнейшее совершенствование механизмов взаимодействия и реализации правил  ВТО. Перспективной задачей было бы поддержание свободного перемещения  лиц, в конечном счет формирование единого пространства безопасности с Европейским Союзом. Особое значение имеет анализ и воплощение в правовую систему в данной сфере практики Европейского Суда по правам человека и особенно Суда Европейских Сообществ, а также достижений в сфере конституционного права иных стран – членов Совета Европы на основе полноценного использования такого инструмента единой, «интегрированной» национальной безопасности, как добрососедства.

Решение названных выше вопросов потребует значительного применения финансовых инструментов, реформирования бюджетной сферы, усилий органов государственной власти, дипломатов, но, в том числе и особенно, для этого необходимо внести соответствующие изменения в Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года.

Концепция глобальной незащищенности требует, в том числе, чтобы в рамках внутригосударственного права было отражено его намерение выполнять международные обязательства по поддержанию международной безопасности, по укреплению сотрудничества с иными государствами с указанием конкретных аспектов его проявления и инструментов.

Данная концепция единой национальной безопасности впервые была сформулирована Gareth Evans , в работе “Сотрудничество во имя мира”[9] которые указывает на столь необходимые в плане реализации аспекты “широкой концепции национальной безопасности во внутреннем и внешнем измерениях, в которой поощряется политика принятия решений, а не сдерживания, которая предполагает вовлеченность в решение проблем в большей степени, чем устраненность, и не ограничивает возможность участия как можно большего числа субъектов, способствует многосторонним аспектам внутреннего и внешнего взаимодействия, чем двусторонним,  приоритетности решения проблем с помощью средств и инструментов не в военной сфере, и государств, допуская тот факт, что может быть быстрое изменение сфер влияния системы национальной безопасности, не требует создания формальных институтов ее обеспечения, но постепенное снижение их значимости,  указывает на преимущества многостороннего диалога и стремится сделать его обычной практикой”.

Прежде всего, необходимо создать механизм обеспечения последовательности и эффективности при осуществлении операций по снижению остроты и постепенному устранению угроз национальной безопасности. В интересах обеспечения результативности и внутренней непротиворечивости внутренних и внешних аспектов национальной безопасности, целесообразно наличие “быстрых в применении и эффективных процедур управления в ситуациях угроз национальной безопасности”, таким образом, чтобы не был нанесен ущерб возможности выбора и изменения политического курса. Среди возможных  мер по его фактическому воплощению можно выделить[6;C.1]:

- Использование в интересах обеспечения надлежащей стратегии сочетания инструментов внутреннего и внешнего планирования, включая принятие надлежащих мер, касающихся политического контроля и стратегического управления действиями, проводимыми в данной сфере на основе требований дифференциации в кратко и долгосрочной перспективе  в зависимости от изменения обстоятельств;

- Проведение  согласованных операций между заинтересованными ведомствами  по мониторингу направлений изменения угроз национальной безопасности на основании автоматизированных информационных систем поддержки принятия решений;

- Координированное взаимодействие между субъектами в военной и гражданской сферах, на основе приоритетной роли невоенного решения проблем национальной безопасности;

- Быстрый доступ к финансированию; как уже было сказано, необходимо внести изменения в сферу бюджетного законодательства за счет встроенных экономических стабилизаторов, финансовых инструментов; возможно создание обособленного фонда для финансирования исследований в данной сфере, включающего в себя механизмы краткосрочного финансирования для покрытия расходов мониторинга изменяющихся угроз национальной безопасности;

- Укрепление сотрудничества между ведомствами и гражданами в области разработки образовательных программ в данной сфере. Является желательным как создать самостоятельное учебное заведение, так и разработать спецкурс;

- Необходимо создать систему предупреждения потенциальной блокировки принятия решений со стороны ведомств или граждан посредством обсуждений ключевых вопросов в  средствах массовой информации (посредством создания гибкой системы конструктивного диалога);

- Обеспечение  многоаспектности, структурированности принимаемых решений, которые бы соответствовали требованиям оперативности реагирования,  на основе принятия совокупности мер для удовлетворения этих требований, способствовать определению и, при необходимости, осуществлению любых мер, необходимых для укрепления производственной и технологической базы сферы национальной безопасности, выработке соответствующего политического курса, исходя из полноценного учета возможностей, сил, средств, ресурсов Российской Федерации в данной сфере, обеспечению улучшения потенциала в данной сфере, в силу того, что угрозы взаимосвязаны и взаимно влияют друг на друга;

- Усиление степени участия Федерального Собрания Российской Федерации в области обеспечения национальной безопасности (оно может обладать рекомендательными полномочиями в данной сфере, реализуемыми на основании регулярного информирования со стороны Председателя Правительства Российской Федерации о проводимой внутренней и внешней политике в данной сфере, и вынесение в случае, если Федеральное Собрание РФ сочтет обоснованным, постановления об оценке ситуации и эффективности принимаемых мер в данной сфере, возможно создание совместных консультационных групп для выработки решения по основным аспектам и основным вариантам проведения политики в области национальной безопасности, в случае необходимости, исходя из степени сложности возникающей ситуации; усиление степени парламентского контроля в данной сфере, путем проведения, например,  брифинга; также возможно проведение круглых столов на регулярной основе для  дискуссии об уровне прогресса, достигнутого в осуществлении внешней и внутренней составляющей политики национальной безопасности для чего необходимо внести изменения в статью 5 Федерального закона от 07.05.2013 N 77-ФЗ “О парламентском контроле”[2]);

- Указание на участие в процессе создания области процветания и добрососедства, основанной на ценностях  демократического правового государства и характеризующееся тесными и мирными отношениями;

- Указание на возможность предоставления помощи и  содействия за счет всех имеющихся средств, сил, средств, инструментов в случае, если другое государство пострадало от угроз национальной безопасности до такой степени, что нуждается в подобной помощи;

- Указание на стремление к  развитию партнерских отношений с международными, региональными или глобальными организациями, которые  в рамках своего функционирования придерживаются ценностей, в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций путем содействия развитию многостороннего решения общих проблем.

Особое внимание в силу остроты и всеобщности данной угрозы следует уделить мерам по устранению вновь возникшей политической угрозы – ситуации гражданских войн и революции. Российская Федерация выражает готовность оказывать подобную помощь, поэтому в рамках указанной Стратегии необходимо установить критерии, на основании которых данная помощь может быть оказана путем установления[5;C.4]:

а) норм о взаимном сотрудничестве путем предоставления имеющихся ресурсов, сил и средств, используемых для защиты гражданского населения и институтов демократии на внутригосударственном уровне;

б) норм о создании общего информационного поля для взаимодействия ведомств государств, консультирования по принятию стратегически верного решения в той или иной ситуации;

в) норм о возможности наличия общей стратегии безопасности.

Наиболее ограничительным является первый вариант установления на внутригосударственном уровне основ оказания взаимной помощи, так как сфера потенциального взаимодействия России и иных государств ограничивается только и исключительно ситуациями внутренней напряженности и террористическими угрозами и подобная норма  соответствует принципу добросовестного сотрудничества государств  на международном уровне, на основании приводимой выше Резолюции Генеральной Ассамблеи.

К сожалению, в полном объеме данный первый вариант нормы был разработан в период после 11 марта 2004 и касается только угроз терроризма, и заключается в “мобилизации все имеющихся внутригосударственных инструментов устранения угроз (в том числе военных ресурсов) путем осуществления совместных действий на территории иного государства, предназначенных, прежде всего, для предотвращения угрозы в указанной сфере, защиты гражданского населения и демократических институтов и оказания помощи государству в ликвидации последствий возможных ситуаций социальной напряженности и террористических атак”.  Речь идет о конституционализации практики комплекса совместных действий, необходимость закрепления в рамках акта, устанавливающего стратегию национальной безопасности и применения которого была осознана всеми государствами в период после 11 сентября 2001 года (сотрудничество в области юридического консультирования или правовой помощи иного вида, представления ресурсов органов внутренних дел и судебной власти и иные подобные меры).

Также можно установить, что данные нормы не будут содержать в себе обязательство военной помощи в рамках коллективной обороны, в силу того, что институт коллективной обороны не стал эффективным институтом международного права. Данную норму можно будет применять в отношении угроз со стороны негосударственных организаций.

Второй вариант  о создании общего информационного поля для взаимодействия государств  носит  более широкий характер. В рамках данной альтернативы  результатом может являться создание союза по ведению политики безопасности, который будет способствовать укреплению оснований для взаимного сотрудничества с целью поддержания правопорядка.

Третий вариант как раз и содержит в себе предложение создать механизм коллективной обороны, однако может считаться неприемлемым по причинам, связанным с внеблоковым статусом другого государства, сотрудничество с которым потенциально возможно, так как все же более эффективным средством будет обеспечение коллективной защиты в рамках определенной международной организаций, созданной для этих целей. Тем более что Российская Федерация уже имеет негативный пример в данной сфере – создание союзного государства Россия – Белоруссия.

Следовательно, самым действенным вариантом потенциального сотрудничества будет именно второй, который предполагает и автоматически влечет за собой соблюдение требований взаимности  в рамках более тесных взаимосвязей между государствами. Краеугольным камнем в рамках данного вида сотрудничества также возможно создание на межправительственной основе специальной комиссии на паритетных началах по совершенствованию механизма обеспечения безопасности и стратегических исследований. Миссия данной комиссии может заключаться в обеспечении того, чтобы имеющиеся ресурсы, силы и средства в рамках обеспечения национальной безопасности, которые имеются у государств, использовались бы в максимальной степени (в том числе поддержка исследований в данной области). Кроме того, для данной комиссии можно предложить механизм  оценки существующей ситуации в области сотрудничества в рамках обеспечения его большей прогрессивности, с точки зрения того, каким образом государства выполняют свои обязательства по данному виду сотрудничества (отношение затрат на обеспечение национальной безопасности к ВВП, доля расходов на улучшение качества ресурсов, сил, средств в данной сфере и расходов на исследования; готовность сил, степени активности взаимодействия). Соответственно, соблюдение указанных обязательств государств в рамках сотрудничества может быть предметом мероприятий по оценке и мониторингу со стороны указанной комиссии, которое станет реальным источником новых возможностей по совершенствованию ресурсов, сил, средств обеспечения национальной безопасности в данной сфере. Также можно предложить следующую структуру данной комиссии[4;C.7]:

  • Отделение по вопросам политического планирования, выработки  более гибкого политического курса – в рамках которого могла бы осуществляться консультационная работа и выработка предложений по наиболее оптимальному и эффективному разрешению ситуации;
  • Отделение по аналитике – которое будет осуществлять мониторинг обстановки с точки зрения выявления новых потенциальных конфликтов в качестве угроз национальной безопасности государства;
  • Отделение по мониторингу – в  его обязанности может входить воплощение механизма оценки эффективности осуществляемого сотрудничества между государствами;
  • Отделение по чрезвычайным ситуациям – будет действовать в ситуации срочной необходимости,  оценке подобной ситуации и стратегическому планированию.

Также необходимо установить, что председатель данной комиссии будет осуществлять ее руководство, определять основные направления ее деятельности, нести ответственность за обеспечение действенности указанного сотрудничества и координации усилий государств со стороны комиссии, адаптацию структуры комиссии к изменяющейся обстановке в данной сфере для повышения согласованности и эффективности.

Возможно предусмотреть необходимость проведения конференции государств на регулярной основе для принятия наиболее важных решений в данной сфере сотрудничества, проект которого будет подготовлен комиссией.

Необходимо отметить, что данный вариант может быть более приемлемым в тех случаях, когда предполагается более тесное сотрудничество на основе учета уже возможно существующих взаимоотношений между государствами в различных областях с целью укрепления промышленной и технологической базы механизма национальной безопасности обоих государств.

Таким образом, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года в рамках раздела о сотрудничестве с государствами (пункт 93 данного документа) необходимо установить возможность не только военного сотрудничества в области предоставления Вооруженных сил Российской Федерации, но также и установить возможность данных двух вариантов потенциального сотрудничества Российской Федерации с государствами – первый – для сотрудничества в случае, когда у Российской Федерации с иным государством  отсутствовало сотрудничество в иных сферах, который предполагает одноразовость взаимодействия, и второй вариант  – для более устоявшегося сотрудничества в более долгосрочной перспективе, предполагает более тесное взаимодействие. Необходимо отметить, что закрепление для дальнейшего внедрения второго варианта потенциальных взаимоотношений между государствами будет также способствовать увеличению эффективности функционирования союзного государства России-Белоруссии не только в рамках оборонного сектора, но и в рамках сферы безопасности, особенно борьбы с политическими угрозами.

Следовательно, в настоящее время невозможно прекращение видоизменения угроз, и, соответственно,  средств внутреннего и внешнего характера по борьбе с ними.  Учет мировых тенденций, анализ правовых достижений, в том числе европейских стран, является необходимым условием развития в Российской Федерации единой, «интегрированной» национальной безопасности в качестве ключевого института конституционного права, по пути демократии, ее систематизированного построения во внутренней и внешней сферах для сильного государства, державы, которая взяла курс на поддержания миропорядка и прогресса сотрудничества, обеспечивающей безопасную жизнь граждан, ответственной при выработке своего политического курса перед будущими поколениями.


Библиографический список
  1. Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12.12.1993// «Российская газета”, 25.12. 1993, N 1
  2. Федеральный закон от 07.05.2013 N 77-ФЗ “О парламентском контроле”// “Собрание законодательства РФ”, 13.05.2013, N 19, ст. 2304
  3. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 N 537// “Собрание законодательства РФ”, 18.05.2009, N 20, ст. 2444
  4. Решение Совета Европейского союза от 22/01/2001 о создании комиссии межведомственного взаимодействия Европейского союза по вопросам обороны, OJ L 27, 30/01/2001
  5. Решениe Совета Европейского союза от 22/01/2001 об осуществлении политики безопасности в случае террористических атак, OJ L 27, 30/01/2001
  6. Решение Совета Европейского союза от 22/01/2001 в области становления политики безопасности, OJ L 27, 30/01/2001
  7. Зорькин В. Д., «Об угрозах конституционному строю в XXI веке и необходимости проведения правовой реформы в России»//Журнал российского права, 2004, № 6
  8. Зорькин В. Д., «Судить по Конституции и совести. Интервью»// Журнал российского права, 2003, № 9
  9. Gareth E., «Cooperating for Peace: The Global Agenda for the 1990s and Beyond», St. Leonards, 199329


Все статьи автора «tati»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: