УДК 342.727

ЗАЩИТА ПРАВ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ ИНТЕРНЕТ В ПРОЦЕССЕ БОРЬБЫ С КОМПЬЮТЕРНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ

Комаров Антон Анатольевич
Северо-Кавказский федеральный университет
канд. юрид. наук., доцент

Аннотация
В статье рассматривается проблема охраны прав пользователей Интернет при осуществлении правоохранительной деятельности в России и мире. Поднимается вопрос о соотношении свободы слова и правового регулирования Интернет в целях пресечения преступной деятельности. Анализируется мировой и внутрироссийский опыт правого регулирования.

Ключевые слова: Интернет, компьютерные преступления, охрана прав пользователей Интернет


PROTECTING THE RIGHTS OF INTERNET USERS IN THE FIGHT AGAINST CYBERCRIME

Komarov Anton Anatolevich
North-Caucasus Federal University
Associate Professor of Chair of Special-Legal Disciplines, Ph.D. in Law

Abstract
In this case we analyzed the problem of legal regulation prevention of and fight against crime on Internet. It also takes up a question about Internet censorship and freedom of speech in law enforcement. We deem necessary to research practice of legislate in some countries.

Библиографическая ссылка на статью:
Комаров А.А. Защита прав пользователей глобальной сети Интернет в процессе борьбы с компьютерными преступлениями // Политика, государство и право. 2014. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/06/1737 (дата обращения: 01.05.2017).

Проблема охраны конституционных прав гражданина при осуществлении правоохранительной деятельности в нашей стране стоит очень остро. Несомненно, каждый из нас рассчитывает на то, что борьба с преступностью будет осуществляться эффективными, но законными способами. Но если традиционная преступность поддается социальному контролю и реализуется в процессуальных формах, то социально-негативным явлениям, распространяющимся в глобальной сети Интернет, практически нечего противопоставить. Обладая трансграничным, самоорганизующимся характером всемирная паутина позволяет использовать коммуникативные технологии не только в правомерных, но и в противоправных целях. Это свидетельствует о том, что человечество, создавая все новые и новые технологии, до сих пор не научилось ограничивать сферу их применения. Подобные регуляторы реализуются в праве посредством установления правовых запретов на использование тех или иных ресурсов для причинения вреда иным охраняемым законом общественным отношениям. Но если взять в расчет внеюрисдикционность глобальных компьютерных сетей, то проблема вновь предстает перед нами с небывалой остротой. Ни одна страна не в состоянии бороться с криминальными угрозами лишь собственными силами, а единства мнений в международном сотрудничестве добиться оказалось весьма непросто. Отчасти потому, что Интернет – это коммуникативная сфера планетарного масштаба в которой информация распространяется свободно и неограниченно. Свобода слова, присущая интернет-отношениям, вызывает отторжение в ряде стран с авторитарными формами правления. Для них регуляция Интернет в целях борьбы с преступностью сводится к введению в нем цензуры и ограничению публичных высказываний критической направленности в адрес властных структур.

Россия также не свободна от подобных издержек, поэтому мы полагаем весьма важным отметить возможные пути правого регулирования Интернет с тем, чтобы борьба с преступностью в российском национальном сегменте не свелась к цензуре. Для этого необходимо сочетать отечественные законодательные традиции и мировой опыт.

Осознавая угрозы, использования новых технологий для совершения традиционных и специфически новых преступлений, многие государства приходят к выводу о необходимости создания законодательных преград на пути распространяющемуся во всемирной паутине криминалу. Общение лидеров мировых держав на различных международных форумах теперь во многом сводится к выработке единой позиции по вопросу о том каким должно быть это законодательство – международным или национальным.

2013 год в этом смысле стал знаковым, положившим начало новому этапу в развитии Интернет на всей планете, расколов мир надвое. В текущем году предполагалось найти компромисс относительно будущего Интернет приняв новый регламент Международного союза электросвязи (МСЭ, англ. International Telecommunication Union, ITU), в функции которого должен был войти контроль над инфраструктурой всемирной сети. Это начинание поддержало большинство стран – 89, включая Россию и Китай.

Все большее число стран опасаются распространения интернет-преступности, масштабных кибер-атак, организованных недружественными государствами или группировками, а также самоорганизации политических диссидентов через социальные сети. Многие из них надеялись, что новая версия договора установит стандарты для решения или хотя бы обсуждения этих проблем.

Однако, в конечном итоге 55 стран, в том числе западноевропейские страны под руководством США, отказались подписывать новое соглашение. Соединенные штаты с самого начала были против упоминания Интернет в итоговом документе и не хотели уступать своих полномочий в сфере регулирования интернета Международному союзу электросвязи. В результате слова «Интернет» или «Сеть» ни разу не упоминаются в итоговом 26-страничном документе. Западноевропейские страны также указали на то, что в статье 5В на странице 6 упоминаются меры, которые государства должны принять для предотвращения распространения нежелательной информации. С одной стороны это можно было  интерпретировать как борьбу со спамом, но отдельные тоталитарные государства могут воспринять это как стимул к усилению контроля за гражданами. Некоторые наблюдатели посчитали, что подобные меры приведут также к увеличению контроля правительств над онлайн-контентом.

Последствием этих разногласий, возможно, станет попытка отдельных государств  заняться регулированием всемирной паутины самостоятельно, на национальном уровне. Поэтому существует опасность децентрализации Интернет и установления различных национальных правил в его национальных сегментах. В любом случае спор является трудноразрешимым поскольку существует риск распада единой системы управления доменными именами посредством ICANN (корпорации, следящей за присвоением онлайн-адресов, штаб-квартира которой расположена на территории США).

Если рассматривать Интернет с национальной точки зрения, то в Российской Федерации можно отметить значительную недооценку проблемы компьютерной преступности в сфере экономической деятельности в глобальной сети. Основные законодательные акты современности посвящены обеспечению информационной безопасности, при этом экономические интересы общества и отдельных граждан отходят на второй план. Так, если Закон «О государственной тайне», регулирующий вопросы распространения засекреченной государственно-важной информации, был принят еще в 1993 году, то ФЗ «О коммерческой тайне» был принят лишь в 2004 году. До сих пор не принят закон «Об электронной коммерции», способный упорядочить отношения по купле-продаже товаров посредством глобальной сети Интернет.

Нужно сказать, что отдельного закона, касающегося всемирной паутины нет и в Российской Федерации отчасти потому, что глобальная сеть представляет собой коммерческую инфраструктуру, созданную не государством, а предпринимателями. Однако как сообщил член комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Роберт Шлегель, в 2013 году планируется разработать концепцию такого законопроекта [4]. Сегодня Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) собирает предложения от представителей отрасли информационно-коммуникативных технологий. Представляется необходимым внести такие поправки, в законопроект, которые послужат делу предупреждения интернет-мошенничества. К сожалению, в России ни одна попытка не была доведена до логического завершения. Порой ужесточение контроля способно предотвратить распространение негативных явлений, хотя бы в рамках одного государства.

За предшествующие годы был накоплен определенный опыт предупреждения компьютерной преступности: предложены некоторые способы и приемы воздействия на нее. В рамках правового регулирования Интернет на общем уровне необходимо сказать о возможностях правого регулирования отношений, касающихся функционирования глобальной сети, а именно введения определенных запретительных, заградительных и поощрительных мер для сокращения мошенничества.

Сегодня в мире более двадцати стран имеют национальное законодательство, относящееся к использованию глобального информационного пространства. В первую очередь выдвигаются предложения о разработке правовых и организационных механизмов использования Интернет.

По мнению В.А. Номоконова, правовое регулирование Интернет происходит по пяти основным направлениям: «защита личных данных и частной жизни в Сети; регулирование электронной коммерции и иных сделок, обеспечение их безопасности; защита интеллектуальной собственности; борьба против противоправного содержания информации и противоправного поведения в Сети; правовое регулирование интернет-сообщений» [9].

Из них, в целях предупреждения мошенничества, наиболее важными аспектами являются: защита личных данных и частной жизни, регулирование электронной коммерции и иных сделок, обеспечение их безопасности; правовое регулирование информационных сообщений.

Изучая различные подходы к решению данной проблемы, можно отметить нескольких основных точек зрения. Представители первого подхода, в лице США, делают ставку на саморегулирование глобальной сети и невмешательство в ее процессы. Прежде всего, это выражается в самоопределении содержания сайтов. Еще одним доводом США является то, что даже при всем желании осуществить регулирование содержащейся в Интернет информации в общемировом масштабе немыслимо из-за ее огромного объема [7]. При этом США подчеркивают необходимость содействия инициативам частного сектора в сфере высоких технологий по внедрению собственных регулятивных механизмов, указывая на необходимость государственного вмешательства, если меры саморегулирования оказываются недостаточно результативными [5]. США проводят государственную политику в области защиты персональной информации в Интернет, защиту авторского права разработчиков программного и аппаратного обеспечения компьютерных систем и их сетей, борьбы с монополизмом в информационной сфере, защиты прав потребителя и прав граждан на информацию. Конгресс США в июле 1999 года полностью запретил азартные игры в Интернет. Сейчас владельцу американского игрового сайта грозит пять лет лишения свободы и 20 тысяч долларов штрафа, а игрокам – шесть месяцев и 2,5 тысячи долларов штрафа. В 2000 году примеру США последовала Южная Корея.

Страны Западной Европы придерживаются несколько иной точки зрения, предлагая сочетать саморегуляцию глобальной сети с воздействием на нее законодательными методами. В странах Западной Европы считают, что распространение негативных явлений в Интернет способно помещать эффективному использованию ее потенциала [1]. Оптимальным решением в данной ситуации видится создание типовых юридических норм для всех стран. Примером такого сотрудничества служит Конвенция Совета Европы «О киберпреступности» 2001 года.

Многие развивающиеся страны также озабочены складывающейся ситуацией. Значительная группа стран так называемой «Группы 20» (Бразилия, ЮАР, Индия и другие) занимает практически единую позицию по вопросам правового регулирования Интернет, предлагая попросту «управлять Интернетом на глобальном уровне» под эгидой одной из межправительственных организаций в рамках ООН, того же Международного Союза Электросвязи. Поскольку вопросы управления Интернет включают максимально широкий круг вопросов, включая борьбу со спамом, незаконным контентом, то данная позиция фактически сводится к установлению цензуры в Интернет.

Установление цензуры в Интернет, по мнению многих, даже демократических стран не является покушением на личные права граждан. Сегодня в рамках национального законодательства отдельных государств находят место и более жесткие меры борьбы с преступностью в сфере высоких технологий. В Италии принят Закон №155 от 31 июля 2005 года, в соответствии с которым в обязанности операторов связи входят:

  1. Фиксация всех телефонных звонков, в том числе при недозвоне;
  2. Регистрация данных пользователей при работе в Интернет-кафе, пунктах общественного доступа;
  3. Фиксация и хранение (в течение 24 месяцев) данных об осуществленных соединениях. По согласованию с Генеральной прокуратурой срок хранения может продлеваться еще на 24 месяца;
  4. Регистрация данных не только при приобретении сим-карт абонентов сотовой связи, но и при пополнении счетов.

В Германии с 1 января 2008 года вступил в силу закон «О сохранении данных». В соответствии с новым законодательством, провайдеры и мобильные операторы в течение 6 месяцев обязаны хранить информацию о соединениях и использовании электронной почты их клиентами. Телефонные операторы должны фиксировать местонахождение клиента в момент звонка или отправки sms-сообщений. Расходы, связанные с хранением данных, согласно закону, ложатся на операторов связи и провайдеров.

Правительство Японии приняло решение о блокировке доступа к ряду веб-ресурсов, содержание которых расценивается как незаконное и вредоносное. При этом запрещен доступ к опасным сайтам для сотрудников государственных учреждений и учащихся учебных заведений. В связи с этим производителям программного обеспечения предложено заняться разработкой веб-фильтров, которые будут блокировать доступ к сомнительным источникам, подстрекающим к преступлениям и обучающим методам ведения террористической деятельности. Кроме того, в официальном заявлении японских властей сообщается, что государство намерено поддерживать и поощрять инициативу интернет-провайдеров, намеренных самостоятельно блокировать доступ к подобным интернет-порталам. В целях упорядочения этой работы создан специальный комитет, который занимается составлением и редактированием специального свода правил. Они регулируют необходимость блокировки того или иного сайта.

Японским Национальным полицейским управлением (NPA) инициировано создание совместно с городским департаментом полиции Токио и другими крупными департаментами полиции в префектурах общенационального центра борьбы с киберпреступностью.

В условиях глобализации законодатели различных стран призывают к более решительным мерам по борьбе с компьютерной преступностью. Внедрение профилактических мер в различных странах приводит к постепенному усилению контроля со стороны правоохранительных органов за деятельностью отдельных лиц во «всемирной паутине».

Наиболее радикальную позицию в этом отношении занимает КНР. В целях наведения порядка в области использования Интернет, правительством Китая установлена цензура, распространяющаяся на весь национальный сегмент глобальной сети. Китайские власти разработали систему блокировок сайтов, содержащих признаки экстремизма, терроризма и сепаратизма. В целях недопущения распространения экстремизма правоохранительные органы Китая конфискуют серверы, на которых размещаются подобные материалы. Перед провайдерами поставлена задача следить за содержанием сайтов на своих серверах.

В Китае на всю территорию страны распространяется Интранет, изолированный от остального мира, где с помощью программного обеспечения блокируется доступ к сайтам с нежелательным содержанием. Большинство китайцев выходят в Интернет с работы или из другого общественного места, где правительство может контролировать программное обеспечение и следить за действиями пользователей, которые рискуют быть изобличенными, если зайдут на запрещенный сайт. Интернет-провайдеры в Китае должны получить лицензию и несут ответственность за запрещенную информацию на своих сайтах [6]. Проблема цензуры и распространения иных негативных тенденций решена путем изоляции китайского сегмента сети Интернет от окружающего мира.

Тема несовершенства законодательства в области интернет-отношений не раз поднималась и в отечественной литературе. Однако большинство мнений, высказанных представителями научного мира, сводится к рекомендациям не обременять Интернет излишним государственным регулированием. Хотя появились мнения, отстаивающие несколько иную позицию. Предлагая усилить борьбу с правонарушениями, совершаемыми с использованием сети Интернет, Е.В. Волчинская  утверждает, что предупреждение и пресечение интернет-преступности требует контроля информации, циркулирующей в сети. В целях разработки правовой защиты от нарушений нормального функционирования информационных систем и сетей указывается на то обстоятельство, что «слабо реализуется возможность конституционных ограничений свободы массовой информации в интересах защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства (об этом свидетельствует содержание материалов бумажных и электронных СМИ, повсеместное нарушение ими Закона «О рекламе», не регулируемое распространение информации, пропагандирующей идеи терроризма и ксенофобии, порнографической информации и информации о сексуальных услугах и т.п.)» [3].

По мнению В.А. Номоконова, если не предпринять срочных действий, то ограничение российского сегмента Интернет станет единственной возможностью реально обуздать виртуальную преступность: «Единственный эффективный (не скажу, что правильный) способ законодательным образом снизить вероятность компьютерных преступлений – ограничение доступа к Сети. Так, как известно, китайские и сингапурские власти требуют обязательной регистрации владельцев IP-адресов в полиции» [9, C. 105].

Возможно, превращение российского сегмента Интернет в интрасеть, по примеру Китая, слишком радикальная мера для России, однако ее действенность не подвергается сомнению хотя бы потому, что снимает такую проблему как коллизия юрисдикции двух государств в случае транснационального мошенничества.

В данном случае предстоит учесть все плюсы и минусы подобного решения. Хотя, в соответствии со статистикой, в 89% случаев россияне посещают только русскоязычные ресурсы. Посетители из других стран СНГ российского сегмента Интернет составляют менее 5% [2].

Подавляющее большинство российских пользователей обращается на территории России. «Локализация» глобальной сети не оказала бы существенного вреда интересам и потребностям россиян. Наоборот, ограничение доступа для россиян к зарубежным сайтам предотвратит, как мы уже отмечали, коллизии связанные с юрисдикцией двух государств. Так, США придерживаются политики, суть которой состоит в том, что юрисдикция их государства распространяется на любые взаимоотношения гражданина США с любыми иными организациями и лицами, находящимися за пределами страны. Для наступления ответственности необходим непосредственный информационный контакт, порождающий прямые фактические коммерческие отношения, наличие которых необходимо доказать. В деле «International Star Registry of Illinois против Bowman Haight Ventures» суд признал факт двадцати двух доказанных продаж через всемирную паутину достаточными для установления юрисдикции штата Иллинойс в отношении иностранной компании [8]. В Великобритании предприниматель Грэм Уоддон (Graham Waddon) за организацию порносайта на сервере, расположенном в США, получил 18 месяцев тюрьмы. Таким образом, возник судебный прецедент регулирования отношений, связанных с организацией информационных ресурсов за рубежом.

Изоляция российского сегмента Интернет положительно сказалась бы и на электронной коммерции в плане борьбы с интернет-мошенниками. Ведь преступления против российских интернет-магазинов или пользователей могли бы совершить только российские пользователи сети Интернет, находящиеся на территории Российской Федерации. Это также устраняет проблему разграничения юрисдикции двух государств.

Со временем «зону ответственности» можно было бы расширять посредством подписания двухсторонних соглашений со своими ближайшими соседями по СНГ и прочими странами, придерживающимися единой позиции по борьбе с компьютерной преступностью. Данные меры ни в коем случае не должны рассматриваться как мера по ограничению свободы слова в глобальной сети Интернет, поскольку преследуют иные цели. Существующими конституционными нормами мы не вправе пренебрегать. Однако при условии, что все права граждан будут надежно защищены, полагаем возможным, предпринять последовательные шаги в этом направлении в целях предупреждения преступности в Интернет.

Более того, меры по ограничению доступа к отдельным видам информации начали находить и практическое подтверждение в виде недавно принятых законов. С 1 сентября 2012 года действует Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью развитию» вместе с ФЗ №. 139-ФЗ от 28 июля 2012 года «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет».  Этот закон внес ряд положений, предполагающих фильтрацию интернет-сайтов по системе черного списка и блокировку запрещенных интернет-ресурсов. Что касается ограничения доступа детей к информации, распространяемой посредством информационно-телекоммуникационных сетей, то здесь такая обязанность возлагается на операторов связи, оказывающих данные услуги, требуя применения ими технических, программно-аппаратных средств защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью.

Существует и практика борьбы в Интернет с экстремизмом в рамках Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», которым на Минюст России возложены функции по ведению, опубликованию и размещению в сети Интернет федерального списка экстремистских материалов.

Таким образом, просматривается желание отечественного законодателя прибегнуть к более жестким мерам по борьбе с интернет-преступностью. Однако исключительно на национальном уровне добиться качественного и всеобъемлющего решения проблемы просто нереально. В противовес существуют две основные проблемы глобального регулирования Интернет: инертность международных организаций по ликвидации анонимности в глобальной сети и разграничение юрисдикции государств при реализации национальных программ по борьбе с правонарушениями в Интернет.

В условиях глобализации законодатели различных стран призывают к более решительным мерам по борьбе с компьютерной преступностью. Внедрение профилактических мер в различных странах приводит к постепенному усилению контроля со стороны правоохранительных органов за деятельностью отдельных лиц во «всемирной паутине». На национальном уровне наблюдается постепенная тенденция к изоляции отдельных сегментов сети Интернет с целью более полного контроля над ними. В этом отношении Россия пока не занимает последовательной позиции, хотя изоляция российского сегмента Интернет дала бы положительный эффект.


Библиографический список
  1. Бачило И.Л. Копылов В.А. Есть ли основания для создания отрасли «Информационное право» // Информационное общество. – 1999.  – № 6. – С. 49-50.
  2. Весенний портрет Рунета глазами MASMI RESEARCH GROUP. [Электронный ресурс]. – 05 июня 2003. – URL: http://www.onlinemonitor.ru/publish.html (дата обращения: 25.05.2009).
  3. Волчинская Е.К. Интернет и право: состояние и перспективы правового регулирования. // «Информационное право» [Официальный сайт]. [Электронный ресурс]. – 2005. –URL: http://www.infolaw.ru/lib/2005-1-internet-and-law (дата обращения: 25.05.2009).
  4. Воронина Ю. Законопроект о регулировании интернета будет подготовлен к апрелю // Российская газета [Электронный ресурс]. – 27 февраля 2013. – URL: http://www.rg.ru/2013/02/27/internet-site-anons.html (дата обращения: 04.03.2012)
  5. Козлов В.Е., Черненко И.Т., Перспективные направления совершенствования законодательства Республики Беларусь в вопросах противодействия компьютерной преступности / Центр исследования компьютерной преступности. [Электронный ресурс]. – 05.05.2004. – URL: http://www.crime-research.ru/articles/Kozlov/ (дата обращения: 25.05.2009).
  6. Лаврентьева Е. «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен» // «Со-общение»: электронный журнал. [Электронный ресурс]. – 2001. – URL: http://www.soob.ru/n/2001/2/i/12 (дата обращения: 25.05.2009).
  7. Мелюхин И.С. Регулирование Интернета. / Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. М., 1999. – С. 148-156.
  8. Наумов В. Суверенные сети / Право и Интернет. [Электронный ресурс]. – 26 октября 1999. – URL: http://www.russianlaw.net/law/doc/a15.htm (дата обращения: 17.05.2009).
  9. Номоконов В.А. Актуальные проблемы борьбы  киберпреступностью // Сборник научных трудов международной конференции «Информационные технологии и безопасность». Выпуск 3. – Киев: Национальная академия наук Украины, 2003. – C. 104 – 110.


Все статьи автора «Комаров Антон Анатольевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: