УДК 340.5

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЯ И ПРИЗНАКОВ ВЕЩНЫХ ПРАВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ ГЕРМАНИИ И РОССИИ

Пронькина Ирина Юрьевна
Мордовский национальный исследовательский университет им. Н.П.Огарева

Аннотация
В статье проведен сравнительно- правовой анализ понятия и признаков вещных прав в гражданском праве Германии и России. Исследование позволило определить насколько опыт Германии в исследованной области может быть воспринят Россией. Автор анализирует особенности реформирования понятия и признаков вещных прав России в Концепции развития Гражданского законодательства Российской Федерации и разработанным на ее основе законопроекте об изменении ГК РФ №47538-6.

Ключевые слова: вещное право, ограниченные вещные права, право собственности, признаки вещных прав, принципы вещных прав


COMPARATIVE ANALYSIS OF THE CONCEPT AND INDICATIONS OF PROPERTY RIGHTS IN CIVIL LAW IN GERMANY AND RUSSIA

Pronkina Irina Yuryevna
Mordovian State University named N.P. Ogarev

Abstract
The article provides a comparative analysis of the legal concepts and indications of property rights in civil law in Germany and Russia. The research allowed to determine how the experience of Germany in the studied area can be perceived by Russia. The author analyzed the features of reforming concept and features of property rights of Russia in Concept of development of civil legislation Russian Federation and developed on the basis of its bill to amend the Civil Code of the Russian Federation № 47538-6.

Keywords: indications of proprietary rights, limited property rights, principles of property rights, property law


Библиографическая ссылка на статью:
Пронькина И.Ю. Сравнительный анализ понятия и признаков вещных прав в гражданском праве Германии и России // Политика, государство и право. 2014. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/06/1747 (дата обращения: 29.04.2017).

Вещное право традиционно занимает особое место в правовой системе любого правопорядка. Его существование и функционирование является залогом нормального развития всей системы имущественных отношений, а вопросы понятия и признаков вещных прав являются исходным началом для их понимания и регулирования. Однако проблематика данных вопросов на теоретическом уровне в отечественной доктрине является недостаточно изученной. Ввиду данных обстоятельств особо интересным представляется опыт Германии. Так, по меткому замечанию В. Бергмана и Е.А. Суханова «правовые идеи, заложенные в основу Германского гражданского уложения, являются исторически более близкими для отечественного правопорядка» [ 1, с. 5 ].

Следует отметить то, что в российском и немецком законодательстве  существует много общих институтов и категорий.

В обеих странах развито понятие вещного права, которое включает в себя категории права собственности и ограниченных вещных прав, что нетипично для стран англо-американской правовой семьи.

Законодательно определение вещного права не закреплено ни в России, ни в Германии. Оно выработано доктриной и в основном строится на перечислении основных признаков вещного права, как правило, с обязательным указанием на признаки непосредственного господства над вещью и абсолютного характера. Так, немецкий юрист Г. Дернбург рассматривал вещные права как такие, которые дают непосредственное господ­ство над телесными вещами, над каковыми простирается их действие. Если со стороны владельца последует выдача вещей, т.е. фактический возврат, правовое положение заинтересованных лиц нисколько не изменяется, а изменяется лишь фактическое состояние. Сущность вещного права у современных зарубежных правоведов основывается на его понятии в пандектном праве. Например, немецкий правовед Вилинг отмечает то, что специфическое качество вещного права состоит в том, что оно непосредственно «охватывает» вещь, которая принадлежит человеку; это хозяйственное господство дает владельцу полномочия воздействовать на вещь без участия третьих лиц. Напротив, обязательственное требование не дает тако­го предметного господства; управомоченное в силу права лицо может требовать от обязанного осуществления определенного действия. Тот, кто еще не получил во владение купленную вещь, не имеет еще никакого права на нее; он может требовать только от продавца, чтобы он передал ему вещь [ 2, с. 23-25].

В современной гражданско-правовой науке России существует сходная с немецкой цивилистикой тенденция к пониманию вещного права. Так, Е.А. Суханов дает следующее его определение: «вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, иначе говоря статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом» [3,с. 251].  По мнению Ю.К. Толстого, «под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства»[4, с.121].

Но, необходимо заметить, что в Проекте редакции Гражданского кодекса Российской Федерации вещное право определено следующим образом: «вещное право предоставляет лицу непосредственное господство над вещью и является основанием осуществления вместе или по отдельности правомочий владения, пользования и распоряжения ею в пределах, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации».

Cерьезной отличительной особенностью германской доктри­ны вещного права от отечественной цивилистики является отсутствие споров относительно понятия, признаков и принципов  вещного права. Эти элементы представляют фундамент современного вещного права Германии. Среди признаков немецкая доктрина выделяет: абсолютный характер и непосредственное господство над вещью; среди принципов: принцип абсолютности, который означает всеохватывающую защиту вещных прав, действующую против всех и каждого; принцип публичности,  средствами которого для вещей движимых является владение, а для вещей недвижимых — Поземель­ная книга, с владением; принци­п специальности согласно которому предметом распоря­жения всегда должно являться определенное право либо его доля, а не совокупность прав как таковая; принцип передаваемости вещных прав, который означает, что  все вещные права способны к передаче, которая  происходит посредством вещного договора в Германии; принцип ограниченного перечня вещных прав — «типизации», который сводиться к тому что вещные права по виду и содержанию урегули­рованы исчерпывающим образом законом  и, наконец, принцип разделения, который означает системное деление между обязательственной и распорядительной сделками (разновидностью которой является вещный договор) при передаче вещных прав и принцип абстракции, согласно которому правовая основа (causa) распорядительной сделки содержится не в ней самой, а в обязательственной сделке (так называемая внутренняя абстракция). Отсюда передача (права!) как абстрактная распорядительная сделка может быть исполнением любого обязательства (как договора купли-продажи, так и договора дарения и пр.) [5, с. 53-63].

Что касается России, то большинство отечественных ис­следователей считают основополагающими следующие признаки вещных прав:  абсолютный характер;  особый объект (телесная вещь); непосредственное отношение лица к вещи без участия иных лиц; защита при помощи особых, вещно-правовых исков; способы и основания возникновения вещных прав (их виды и содержание определяются законом); следование за вещью [2, с. 32].

Первый признак- абсолютный характер предполагает обязанность всех иных лиц не препятствовать осуществлению субъектом принадлежащих ему правомочий. То есть праву одного лица соответствует пассивная обязанность неопределенного круга лиц воздерживаться от нарушения данного права.

Любое вещное право есть отношение субъекта к вещи, юридически закрепляющее его господство над вещью (в то время как обязательственное право есть отношение между субъектами, выступающими в качестве носителей прав и обязанностей). Отсюда вытекает следующий признак вещного права – юридическая связь с вещью, господство над ней, а не над  поведением другого, обязанного лица [3, с. 496].

Третий признак вещного права связан с определением его объекта, поскольку объектом любого вещного права всегда является вещь (имущество), существующая в форме физического тела (телесная вещь). Объектами вещных прав признаются только вещи, причем индивидуально определенные.

Следующий признак – абсолютный характер защиты. М.В. Карпычев, А.М. Хужин указывают, что принцип всеобщей охраны прав характерен праву (как системе норм) в целом, а потому обязанность признавать, уважать, не нарушать, соблюдать и т.д. – это общий признак всякого правоотношения уже как общественного отношения, независимо от того, будет ли оно по своей структуре абсолютным или относительным,  вещным или обязательственным [6, с.218].

Вещное право, как правило, носит абсолютный характер, что делает необходимой его гражданско-правовую защиту с помощью вещно-правовых исков, которые могут быть направлены против любых лиц, в том числе и против собственника имущества, если речь идет о защите интересов обладателя ограниченного вещного права. Правда, по нашему праву вещно-правовой иск во многих случаях может предъявить и субъект обязательственного, а не вещного права. Однако субъект вещного  права в этом своем качестве не сможет воспользоваться обязательственно-правовым иском в свою защиту.

В-пятых, из абсолютного характера вещных прав, действующих в отношении всех третьих лиц, которые должны быть четко осведомлены о содержании и видах таких прав, вытекает необходимость  исчерпывающего определения в законе как видов вещных прав,  так и их содержания [3, с. 495].

Шестым признаком вещного права является право следования, при котором переход права собственности (или иного вещного права) на вещь (имущество) к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на эту вещь (то есть право следует за вещью). Можно выделить и иные признаки (свойства), характерные для разновидностей вещных прав. В частности, для права собственности и некоторых ограниченных вещных прав присущ бессрочный характер.

Л.В. Щенникова в качестве одного из важных свойств вещного права называет исключительность и предлагает закрепить законодательно общее правило, наделяющее вещные права свойством исключительности, поскольку полагает, что «важно закрепление на уровне Гражданского кодекса Российской Федерации правила, в соответствии с которым при установлении определенного вещного права в отношении данного предмета никакое иное право, аналогичное по содержанию первому, не может быть установлено» [7, с. 31].

Некоторые исследователи выделяют еще и такой признак в отношении вещных прав, как преимущественное удовлетворение вещно-правовых требований по сравнению с требованиями обязательственного характера, так называемое право старшинства [8, с.75].   Однако это не бесспорно, так как, к примеру, при ликвидации юридического лица (в том числе в случае признания его банкротом) требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица, удовлетворяются лишь в третью очередь, а при ликвидации банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, и вовсе в четвертую очередь (п. 1 ст. 64 ГК РФ).

Признавая важность признаков вещного права, законодатель закрепил некоторые из них в Концепции развития гражданского законодательства РФ и  Проекте редакции ГК РФ. Так, среди признаков в Проекте отмечены следующие: 1-вещное право непосредственно обременяет вещь и следует за вещью; 2-вещное право по общему правилу не имеет срока действия; 3-утрата владения вещью не прекращает вещного права на нее; 4-вещное право защищается от нарушения его любыми лицами, то есть обладает абсолютным характером; 5-вещными являются права, прямо названные таковыми в Гражданском кодексе РФ; 6- вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации и возникают с момента такой регистрации [9, ст. 221, 222].

Нельзя не отметить существующие на страницах российской юридической ли­тературы многочисленные сомнения относительно признаков вещного права, критериев разграничения вещных и обязательственных прав и, как следствие, аргументации новых оснований для их разделения. Основанием для такого вывода послужило то обстоятельство, что признаки, которыми обладают вещ­ные права, свойственны и некоторым обязательствам. Отсутствие единого понимания видов и содержания признаков вещных прав приводит к разногласиям не только в теории, но и в практике. И как следствие этого некоторые уже существующие права, имеющие признаки вещных, к ним не отнесены (например, ипотека). Также отсутствие единого взгляда на признаки дает возможность цивилистам относить к вещным правам те, которые такими не являются. Так, С.А. Зинченко и В.В. Галов приходят к выводу о включении в состав ограниченных вещных прав нового права- незаконного владения- т.е. временного права, которое возникает у самовольного застройщика, которое в дальнейшем будет прекращено (при сносе самовольной постройки) или трансформировано в право собственности [10, с.130]. Авторы данной концепции не учитывают признаки ограниченных вещных прав, которые всегда производны от права собственности. Если нет права собственности, то не может быть и ограниченного вещного права.

Ряд авторов среди которых Кудрявцева Г.А.[11, с.60], Карномазов А.И. [12, с. 28], Коновалов А.В. [13, с. 59-61], Хлобыстова Е.А. [14, с. 20] относят права учреждения самостоятельно распоряжаться доходами от собственной приносящей доходы деятельности как вещное право. В то время когда в данном случае, по меткому замечанию Суханова Е.А., речь идет о корпоративных, а не о вещных правах.

Отчетливо видно, что четко выстроенная система признаков необходима  для решения разнообразного количества вопросов в отношении как уже существующих вещных прав, так и тех которые появятся в будущем, в результате развития гражданского оборота. Для этого необходимо закрепить не только признаки, как это сделано в Концепции развития гражданского законодательства  и разработанного на ее основе законопроекте об изменении ГК РФ №47538-6., но и принципы вещных прав в Гражданском кодексе Российской Федерации. Принципы должны стать  основополагающим началом для правового регулирования вещных прав. В качестве таких принципов должны выступать: принцип абсолютности, принцип публичности, принцип специальности, ограниченного перечня вещных прав. Что касается принципов разделения и абстракции, известного немецкому законодателю, то их заимствование является нецелесообразным для российской правовой действительности, ввиду отсутствия конструкции вещного договора в России.


Библиографический список
  1. Германское право: Гражданское уложение. Перевод с немецкого. Ч. 1 / Науч. ред.: Залесский В.В.; Пер.: Елисеев Н.Г., Лизунов А.А., Шеленкова Н.Б.; Введ.: Бергман В., Суханов Е.А.  М., 1996.
  2. Емелькина И.А. Система ограниченных вещных прав на земельный участок. М., 2013.
  3. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальное право. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2014.
  4. Гражданское право. В 3-х т. Т. 1  / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 2009.
  5. Волочай Ю.А. Приобретение права собственности на недвижимое имущество по договору: сравнительный анализ законодательства России и Германии. М., 2013.
  6. Гражданское право / Под ред. А.М. Хужина, М.В. Карпычева.  М., 2010.
  7. Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. Пермь, 2001.
  8. Манько Е.А. Признаки ограниченных вещных прав // Вестник ВГС. 2008. № 2. С. 75. С. 70-79.
  9. О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Проект Федерального закона № 47538-6 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». (дата обращения: 20.03.2014 г.)
  10. Зинченко С.А., Галов В.В. Собственность и производные вещные права: теория, практика.  Ростов н/д., 2003.
  11. Кудрявцева Г.А. Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций: проблемы правоприменения // Юридический мир. 2002.  №3. С. 56-62.
  12. Карномазов А.И. Право учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом // Юрист. 2002. №7. С.11-18.
  13. Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. Спб., 2001.
  14. Хлобыстова  Е.А. Отдельные проблемы участия учреждений в гражданском обороте // Юрист. 2007. №3. С. 19-21.


Все статьи автора «Пронькина Ирина Юрьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: