УДК 347.98

КАТЕГОРИЯ ASTREINTE В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ

Корнилова Алеся Валерьевна
Казанский (Приволжский) Федеральный Университет

Аннотация
Статья анализирует зарубежный институт astreinte как особое средство стимулирования должника к исполнению решений, присуждающих его совершить какое-либо действие или воздержаться от определенного действия: его понятие, свойства, зарубежное регулирование (в частности, его использование во Франции, Италии, Германии, Португалии, странах Бенилюкса), соотношение с другими механизмами, обеспечивающими исполнение судебных решений, а также перспективы и пути внедрения института astreinte в российскую практику. В статье раскрываются основные аспекты регулирования astreinte в качестве компенсации за неисполнение судебного решения, в резолютивной части которого содержится указание о совершении ответчиком определенных действий, Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах взыскания денежных средств за неисполнение судебного акта» (далее - с/а), который был одобрен 4 апреля 2014. Сделан вывод о положительных перспективах развития российского аналога astreinte как средства стимулирования исполнения судебного акта должником.

Ключевые слова: астрэнт, компенсация за неисполнение с/а, неисполнение с/а, особый судебный штраф


ASTREINTE IN RUSSIAN LAW SYSTEM

Kornilova Alesia Valerievna
Kazan Federal University

Abstract
The article deals with the problem of using astreinte in Russia. The author considers various viewpoints regarding the possibility of using astreinte based on the courts decisions. The author concludes that astreinte is provided by the Russian law system.

Keywords: astreinte


Библиографическая ссылка на статью:
Корнилова А.В. Категория astreinte в российской правовой системе // Политика, государство и право. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/09/1864 (дата обращения: 30.04.2017).

Категория astreinte является одним из наиболее дискутируемых и обсуждаемых в последнее время в научном юридическом сообществе институтов, что подтверждается актуальностью тематики на публичных юридических мероприятиях (к примеру, Круглый стол Юридического Института «М-Логос», обеспечивший тематической информацией юридическую общественность), а также обсуждением Проекта Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах взыскания денежных средств за неисполнение с/а», утвержденного 4 апреля 2014 года, а также упоминанием в судебных решениях. Astreinte (ж.р. от лат. adstringo, ere – связывать, понуждать; stringo, ere – стягивать, сжимать) представляет собой денежную сумму, которую уплачивает ответчик истцу за неисполнение с/а. Определение astreinte можно обнаружить в работе французского цивилиста сер. 20 века Годэме «Общая теория обязательств», который, приводя примеры из судебной практики начиная с 1811 г., отмечает, что сам термин появляется в решении кассационного суда 20 марта 1889 г. и представляет собой идею давления на волю должника [1, с. 360]. В отечественной литературе аналогичные описания принадлежат М. М. Агаркову [2, c. 241]. В настоящее время данный процессуальный институт приобретает все большую популярность в мире, особенно в Европе. В французской практике категория astreinte была введена extra legem и строилась на идее причиненных неисполнением обязательства убытков. Такая концепция лишала институт принудительной силы, поскольку ответчик знал, что размер astreinte ограничен пределами убытков, за которые они так несет ответственность. В прецедентном деле 20 октября 1950 года суд отошел от данной концепции, взыскав astreinte, в большем, чем убытки, размере, что  инспирировало критику в отношении сущности такого astreinte. В частности, Л. Ж. де ла Морандьер в «Гражданском праве Франции» указывал, что такая «сверхкомпенсация» законом не предусмотрена, и к тому же, вынесенное судом решение бесповоротно и изменено впоследствии быть не может [3, c. 537]. Возможно, именно критика приводит к закреплению в 1972 в ст. 491 ГПК, которая закрепили такие признаки astreinte, как: 1) назначение судом по собственной инициативе; 2) возможность отмены её судом; 3) определение её размера судом по своему усмотрению. Имеется также закрепление института  в статьях L 131 – 1 –  L131 – 4 относительно недавно принятого Кодекса гражданского исполнительного производства. Он закрепляет следующие черты astreinte: 1) суд может наложить astreinte по собственной инициативе, в том числе в отношении решения другого суда; 2) независимость её от размера убытков, зависимость от степени вины и сопротивления ответчика. У судьи нет необходимости выяснят понес ли кредитор ущерб; 3) закрепление двух видов astreinte: временный (provisoire)  и постоянный (définitive). Различие в том, что первый может быть скорректирован с учетом дальнейшего поведения ответчика; 4) вспомогательный характер. В случае отмены решения апелляционным судом  astreimte исчезает в силу утраты юридического основания; 5) личный характер: astreinte не предоставляет права на использование гарантии; 6) добровольный характер исполнения: не является сама по себе мерой принудительного исполнения, а имеет целью лишь побудить должника добровольно исполнить взятое на себя обязательство.  Напротив, она может привести к использованию мер принудительного исполнения после её  уплаты (статья 53 приказа от 31 июля 1992 г.)  Таким образом, концепция astreinte во Франции проходит путь от разновидности взыскания убытков до установленной процессуальным законом карательной меры, имеющей целью побудить должника к исполнению обязательств; при этом, по мнению некоторых ученых, astreinte не соотносится с современными направлениями развития во французском праве, развивающей роль суда как «модератора».

В Германии предусмотрено взыскание штрафов в бюджет(а не в пользу взыскателя) в случае неисполнения судебного решения . Некоторые иностранные исследователи различают соответственно частноправовую (Франция) и публично-правовую модель (Германия) astreinte [4, c. 271].

В Италии институт появляется в ГПК в 2009 году. Он схож с французским, однако существуют и отличительные особенности: 1) более узкая сфера применения (обязательства совершать какие либо действия, но не передать имущество); 2) нет деления на предварительный и окончательный (не предполагается возможность корректирования  размера в будущем); 3) суд не может применить его по собственной инициативе (лишь по просьбе истца). При этом в научной литературе отмечается, что «хорошим решением было бы предоставление судье в Италии, как это происходит во Франции, власти установить astreinte в целях обеспечения исполнения своего решения» [5, c. 180].

26 ноября 1973 г. правительства государств, входящих в экономический союз под названием Бенилюкс (Benelux), заключили конвенцию, имеющую целью введение в законодательство государств-членов (Бельгии, Нидерландов и Люксембурга) положений, унифицирующих правила об особом судебном штрафе.  При этом следует отметить, что astreinte применялся голландскими судами до 1932 года без законных оснований, а после 1932 года с опорой на нормы ГПК. Основное отличие от французского режима astreinte состоит в том, что он устанавливается окончательным образом и модель предварительного astreinte не используется.

В Португалии astreinte был введен в 1983 году поправками в ГК Португалии.  Основные отличия от французской модели: 1) вводится по заявлению истца; 2) сумма astreinte делится пополам между истцом и государством. Отметим, что astreinte применяется также в законодательстве Греции (ст. 946 ГПК), Польши (ст. 1050 ГПК),  и ряда других стран. С 21 октября 2010 г. в Казахстане введен в действие Закон «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей». В нем так же предусмотрена возможность установления возрастающей пени по делам неимущественного характера.

Свое развитие получает astreinte и в российской правовой системе, что вполне соответствует международно-правовым тенденциям. В отечественной литературе, однако, не встречается тематических исследований природы astreinte, встречаются позиции лишь в контексте более обширных работ (Брагинский, Карапетов, Ярков) [6, c. 422] [7, c. 465]. Интерес к механизму astreinte в последнее время был вызван включением его в проект информационного письма Президиума ВАС РФ «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от  нарушений, не связанных с лишением владения». В нем предлагалось установить, что, если исполнение с/а не может быть осуществлено самостоятельно истцом  с возложением соответствующих расходов на ответчика, суд вправе по ходатайству истца принять обеспечительную меру, направленную на обеспечение исполнения решения. Она должна была состоять в возложении на ответчика, не исполняющего с/а о совершении действий или воздержании от совершения действий, обязанности по уплате истцу денежной суммы за каждый день неисполнения с/а. Несмотря на то, что указанный пункт не вошел в окончательный текст информационного письма, тема повышения эффективности исполнения судебных актов о совершении действий или о воздержании от совершения действий была подхвачена юридической общественностью, а применимость института astreinte в российском праве стала обсуждаться на страницах ведущих изданий и в рамках научных круглых столов. Конечно, в российской юридической практике уже существуют различные механизмы обеспечения исполнения с/а, как то:

1.Уголовная ответственность (cт. 315 «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта»).  Однако, по мнению А.Г. Карапетова,  практика по данной статье неэффективна, притом, что сама система уголовного преследования довольна громоздкая и дорогостоящая.

2. Штрафы за неисполнение судебного решения и неисполнение требований исполнительного листа имущественного характера, предусмотренные ст. ст. 119 и 332 АПК и ст. 17.15 КОАП РФ. Однако проявление их стимулирующей функции снижено, автоматическое их начисление за каждый день неисполнения решения не предусмотрено. Вместе с тем, интересна позиция С.А. Халатова. Суть этой позиции состоит в том, что неисполнение судебного решения является не разовым, а длящимся нарушением. В рамках действующего арбитражного процессуального законодательства вполне допустимо систематическое наложение на ответчика штрафов вплоть до исполнения им с/а.  Арбитражный суд с целью процессуальной экономии имеет возможность соединить рассмотрение нескольких заявлений в одном судебном заседании и, пользуясь возможностью, предоставленной  ч. 1 ст. 120 АПК РФ, разрешить в одном судебном заседании несколько заявлений о наложении судебного штрафа даже в отсутствие должника. При этом по каждому заявлению арбитражный суд вправе вынести определение о наложении максимального штрафа. Указанный подход не противоречит новейшей судебной практике, которая, однако, исходит из того, что новый штраф может быть наложен после вступления в силу определения о наложении первоначального штрафа, если на момент вынесения нового определения судебный акт не был исполнен [8].

3. Исполнительский сбор  (ст. 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 N 229-ФЗ). Исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства. Исполнительский сбор зачисляется в федеральный бюджет. Стоит отметить, что вышеуказанные инструменты на данный момент не инспирируют особую эффективность исполнения с/а. Так, общая статистика указывает на низкую долю исполнения: акты СОЮ – 68,3%; акты АС – 49,2% (на основании официальной статистики ФССП за 2012 год; к исполненным отнесены в т.ч. такие, которые отозваны органом или взыскателем, без таковых – 60 % и 44%, соответственно).  В качестве характерных черт данных механизмов, влияющих на их эффективность, можно отметить следующие: отсутствие возможности начисления оборотных штрафов, отсутствие пениобразной модели начисления их, а также публичная их природа (в случае взыскания штрафов либо сборов они направляются в бюджет). В условиях реформирования российского законодательства и приведения его в соответствие с мировыми тенденциями развития, конечно, целесообразным было акцентирование внимания именно на категории astreinte, которая является особым механизмом побуждения должника к совершению указанных в резолютивной части судебного решения определенных действий. Так, в российском праве возможно было два пути закрепления аналога astreinte: либо путем внесения изменений в процессуальное законодательство, либо путем толкования существующих норм высшими судебными актами. Оба пути введения astreinte, отметим, получили свое развитие, однако закреплен особый судебный штраф  был именно на уровне правоприменения (на уровне толкования норм права ВАС РФ).Первый путь был инициирован депутатами Государственной Думы И.Б.Богуславским, Р.Ш.Хайровым, М.М.Галимардановым, В.В.Гутеневым и др. путем внесения в Государственную Думу 12 апреля 2013 года проекта Федерального Закона № 258289-6 «О внесении изменения в статью 91 Арбитражного процессуального кодекса» [9].  В качестве предложения предлагается включить в статью 91 АПК РФ п. 1 пп. 7 такую обеспечительную меру как «возложение на ответчика обязанности выплачивать истцу установленную судом денежную сумму за период неисполнения судебного акта, содержанием которого является: обязанность  совершить определенные действия ответчику, не связанные со взысканием денежных средств или с передачей имущества, или  обязанность воздержаться от совершения определенных действий». В пояснительной записке к законопроекту указывалось на определенные предпосылки закрепления в АПК astreinte как особой обеспечительной меры. В ней отмечалось, что в российской судебной практике сложилось существенное ограничение, препятствующее удовлетворению требований об исполнении обязательств, содержанием которых является обязанность ответчика совершить определенные действия, не связанные со взысканием денежных средств или с передачей имущества, или обязанность воздержаться от совершения определенных действий, если, несмотря на вынесенное решение, суд не сможет обеспечить реальное исполнение [10]. Отрицательное отношение российских судов к удовлетворению требований об обязании должника совершить действия основано на невозможности реально принудить его к исполнению обязательств с таким содержанием. В этой связи представлялось уместным внести в Думу законопроект, закрепляющий обеспечительную меру, направленную на побуждение к исполнению с/а и состоящую в обязании должника выплачивать кредитору определенные денежные средства за период неисполнения решения суда. Вопрос размера денежной суммы за определенный период, вопросы продолжительности периодов, в течение которых начисляются взимаемые с должника указанные денежные средства, и т.д. целиком отдавался бы на усмотрение судьи, который учитывает трудность исполнения решения, возможности ответчика исполнить его, денежное положение должника. Указанная норма, как указывалось в пояснительной записке, не будет противоречить действующему российскому законодательству, поскольку согласно части 1 статьи 91  АПК Российской Федерации арбитражным судом могут быть приняты обеспечительные меры, не предусмотренные законом. В Заключении Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству отмечалось, что положения законопроекта нужно соотнести с основаниями принятия обеспечительных мер, установленных частью 2 статьи 90 АПК Российской Федерации, а именно – если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение, плюс в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю. Предлагаемая же проектом мера по своему правовому смыслу является ответственностью за неисполнение судебного акта. В связи с этим Комитет обратил внимание на то, что указанная ответственность установлена статьей 332  АПК Российской Федерации в виде судебного штрафа, налагаемого по правилам главы 11 данного Кодекса и предположил, что изменения, направленные на усиление гарантий исполнимости судебных актов, могут быть внесены в указанную статью. Впрочем, официальным отзывом Правительства РФ от 27 мая 2013 г на проект федерального закона № 258289-6 законопроект поддержан не был ни в какой его части вовсе.  Позиция Правительства основывалась на следующих положениях. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 12 июля 2005 г. № 316-О целью обеспечительных мер в арбитражном процессе, применяемых арбитражным судом по заявлению лица, участвующего в деле, а в случаях, предусмотренных законом, и иного лица и являющихся срочными, временными мерами, направленными на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя, является недопущение затруднения или невозможности исполнения с/а, а также предотвращение причинения значительного ущерба заявителю. Следовательно, сами по себе обеспечительные меры выступают правовой гарантией реальности исполнения судебных решений. В то же время, исходя из содержания предлагаемого изменения, законопроектом фактически предусмотрено законодательное закрепление не обеспечительной меры, а меры стимулирования к исполнению с/а. При этом законопроектом допускается возможность применения меры ответственности в виде выплаты ответчиком денежной суммы, установленной судом. При этом разработчиками законопроекта не учитывались нормы законодательства Российской Федерации, согласно которым за неисполнение вступившего в законную силу с/а , в том числе и в части удовлетворения требований неимущественного характера, устанавливаются иные меры ответственности (статья 332 «Ответственность за неисполнение судебного акта» АПК, статья 17.15 «Неисполнение содержащихся в исполнительном документе  требований неимущественного характера « Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, статья 315 «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта» Уголовного кодекса Российской Федерации, положения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в части применения штрафных санкций за неисполнение решения суда в установленный срок). То есть, Правительство Российской Федерации настаивало на том, что такой российский аналог astreinte не носит характер обеспечительной меры, к тому же, учитывая, что в РФ уже есть иные механизмы обеспечения исполнения с/а, предложило использовать принцип «бритвы Оккама» и не «множить сущее без необходимости». Отметим, что 9 декабря 2013 года законопроект был снят с рассмотрения в связи с отзывом субъектом права законодательной инициативы. Второй путь введения российского аналога astreinte оказался более успешным. Итогом долгих обсуждений в научной сфере, деятельности Управления Частного права ВАС стала разработка   Проекта Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах взыскания денежных средств за неисполнение с/а», который был одобрен  4 апреля 2014. Следует отметить, что идея проекта не носила однозначной положительной оценки.  В частности, противники имплементации французского института в российскую практику приводили следующие аргументы: аргумент о разделении властей; аргумент о произволе суда; аргумент о  сверхкомпенсационности; аргумент о неясности природы astreinte – либо она носит частно-правовой, либо публично-правовой характер. Сторонники введения утверждали, что astreinte: стимулирует ответчика к добровольному исполнению судебного решения; способствует глобализации правоприменительной практики; выполняет компенсаторную функцию для истца; более эффективен в отношении стимулирования исполнения  по отношению к крупным компаниям-ответчикам, чем твердо установленные суммы-санкции в бюджет, уплачиваемые на основании статей АПК РФ и КОАП РФ. Возможно, именно неоднозначность мнений относительно природы и сущности astreinte инициировали неоднократные изменения положений Проекта Постановления, окончательная редакция которого была принята 4 апреля 2014 года.  Проект Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах взыскания денежных средств за неисполнение с/а» закрепляет в п. 3 следующие основные признаки российского аналога astreinte: Во-первых, требование, удовлетворенное судебным актом, для возможности реализации механизма astreinte, является неденежным, в резолютивной части решения содержится указание о совершении ответчиком определенных действий.Во-вторых, цель присуждения особого судебного штрафа – побуждение к исполнению и компенсация ожидания.В-третьих, основание его введения – ходатайство истца в исковом заявлении или в ходе процесса.  В-четвертых, определение размера astreinte осуществляется в резолютивной части на основе оценочных принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. При этом в результате такого присуждения исполнение с/а должно для ответчика оказаться более выгодным, чем его неисполнение. В-пятых, форма astreinte – либо единовременная уплата твердой денежной суммы, либо периодически начисляемая, в т. ч. по прогрессивной шкале. Также предусматривается возможность снижения размера по заявлению добровольно выполнившего предусмотренные судебным актом действия с просрочкой ответчика. В-шестых, суд самостоятельно определяет момент, с которого соответствующие денежные средства подлежат начислению. В-седьмых, если  же суд предоставляет отсрочку или рассрочку исполнения с/а (статья 324 АПК РФ), денежные средства, присужденные судом на случай неисполнения судебного акта, как санкция за неисполнение в период отсрочки или рассрочки не начисляются начиная со дня обращения ответчика с соответствующим заявлением. Следует отметить, что при доработке положений Проекта Постановления предлагалось урегулировать отдельные аспекты российского аналога astreinte, которые в итоговой  редакции, однако, отражения не получили, в частности: определить минимальные и максимальные гарантированные суммы astreinte; определить природу российского astreinte: либо использование гражданско-правовой модели, либо процессуальной (судебный штраф, обеспечительная мера), либо признание самостоятельного характера данного института. При этом нельзя не учитывать позицию Правительства РФ относительно того, что astreinte не является разновидностью обеспечительных мер, следовательно, не может основываться на открытом  перечне ст. 91 АПК РФ, ибо  обеспечительные меры не могут предоставлять какого-либо имущественного удовлетворения взыскателю и не должны приводить к имущественным изъятиям у должника. Они призваны фиксировать состояние, а не стимулировать к исполнению. Соответственно, хотя astreinte в известной мере и служит обеспечению исполнения, её все же нельзя считать обеспечительной мерой в процессуально-правовом смысле этого термина. закрепление возможности установления astreinte также ex officio: по инициативе суда. Такое дискреционное полномочие судьи имеется и эффективно используется, как было указано выше, во французской практике, следовательно, нет препятствий для заимствования этого положения. Инициатива суда в данном случае не будет перечеркивать  характер astreinte как институт, имеющий как частно-правовые, так и публично-правовые характеристики. урегулирование в Постановлении аналогично зарубежной практике два вида astreinte – предварительный и окончательный. Однако, в окончательной редакции хоть и не содержится четкой границы между этими разновидностями, однако, есть положение о возможности снижения размера компенсации за неисполнение с/а по заявлению добровольно выполнившего предусмотренные судебным актом действия с просрочкой ответчика определение алгоритма действий после продолжения уклонения от исполнения решения. определение связи astreinte и процедур банкротства: как должна начисляться astreinte после введения процедур банкротства, возможно ли инициирование процедур банкротства в случае, если размер задолженности образовался из-за неуплаты astreinte .Обобщая, можно сказать, что astreinte – это способ воздействия на должника, который включает в себя обязанность выплаты им денежных сумм за каждый день просрочки исполнения обязательства, установленного решением суда.  Следуя идее  ППВАС РФ «О некоторых вопросах взыскания денежных средств за неисполнение судебного акта», необходимо остановиться на самостоятельности механизма российского аналога astreinte по отношению к институту возмещения убытков. В целом, таким образом, нужно отметить, что перспективы развития российского аналога astreinte положительные, так как он будет стимулировать исполнение с/а должником, если акцент судей будет направлен на крайне «чувствительное» определение размеров сумм на случай неисполнения с/а с учетом финансовых возможностей ответчика. Введение института astreinte является одним из механизмов защиты истца от неисполнения судебного решения, предписывающего  ответчику  совершение определенных действий.


Библиографический список
  1. Годэмэ Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр.; Под ред. И.Б. Новицкого. М., 1948. С. 360.
  2. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2002. С. 241
  3.  de la Cour de cassation  du 20 octobre 1959 // Recueil Dalloz. 1959. P. 537.
  4. Landrove J.C., Greuter J.J. L’astreinte: une mesure injustement boudee par le Projet de Code de procedure civile? // 127 Revue de droit Suisse (RDSZSR). V. I. P. 271 – 305.
  5. Молинаро Г. Старые проблемы и новые тенденции в исполнительном производстве в специфической итальянской перспективе // Вестник гражданского процесса. 2013. N 6. С. 180 – 195.
  6. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. Кн. 1. 2-е изд., испр. М., 2000. С. 422.
  7. Ярков В.В. Основные мировые системы принудительного исполнения // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М., 2008. С. 465 – 504.
  8. Определение ВАС РФ от 20.03.2013 N ВАС-4246/12 по делу N А40-36688/11-97-327.
  9. Проект Федерального закона N 258289-6 «О внесении изменения в статью 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 12.04.2013) // СПС – «Консультант-плюс».
  10. Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.03.2000 № 3486/99 и 14.08.2001 № 9162/00; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.09.2012 по делу № А53-10857/2011; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.08.2012 по делу № А32-18214/2010; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.01.2012 по делу № А46-8216/2011.


Все статьи автора «АВ»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: