УДК 37.014.5(477.44)

МЕХАНИЗМЫ АКТИВИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПЕДАГОГОВ

Юрчук Людмила Николаевна
Винницкий областной институт последипломного образования педагогических работников, Украина

Аннотация
Статья посвящена теоретическому анализу состояния изучения проблемы социальной пассивности педагогов, проявлением которой является низкая общественная деятельность. Рассматриваются источники социальной мотивации педагогов; описывается состояние самоорганизации региональной педагогической среды. Осуществлен анализ существующего состояния активности педагогов региона в жизни территориальной общины, охарактеризованы мотивы общественной активности педагогов Винницкой области в общественной жизни в последние годы.

Ключевые слова: гражданское общество, мотивация, образовательный съезд, общественная активность, самоорганизация педагогов., стимул


ACTIVATION MECHANISMS OF THE PUBLIC ACTIVITIES OF TEACHERS

Yurchuk Lyudmila Nikolaevna
Vinnytsia regional Institute of postgraduate education of pedagogical workers, Ukraine

Abstract
The article is devoted to the theoretical analysis of the state of study problem of social passivity of educators, a display of which is public activity. The sources of social motivation of teachers are examined, the state of self-organization of regional pedagogical environment is described.

Библиографическая ссылка на статью:
Юрчук Л.Н. Механизмы активизации общественной деятельности педагогов // Политика, государство и право. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/09/1870 (дата обращения: 30.04.2017).

Постановка проблемы. Социальное поведение педагога может определяться органическими потребностями, личностными качествами человека или социальным окружением. Изучая активность территориальной общины, следует признать, что наиболее пассивными оказались педагоги, поэтому стоит использовать все возможные ресурсы для активизации их деятельности.

Обзор современных исследований и публикаций. Теме общественной активности посвящены работы многих ученых (В.Вербець, С.Жук) [2; 8]. Исследование мотивации социальной деятельности личности активно розвивалися в европейской и американской психологической науке с 1960 по 1970-е годы. В русской и украинской науке этот вопрос значительно позже исследовали Г.Андреева, В. Мясищева, Е. Ильина, П. Якобсон. Среди теорий стимулов заслуживают внимания теории М. Ольсона, Я. Рейковский, Г. Химяк [10; 12].

Нерешенные ранее части общей проблемы. За годы независимости в Украине задекларировано использования гражданского компонента в управлении образованием, но, к сожалению, он не стал действенным, что, соответственно, делает систему образования зависимой от личных намерений и взглядов ее руководителей. Участие педагогов в управлении образованием возможно только при активизации процесса их самоорганизации и взвешенном использовании управленцами стимулов для сотрудничества со всеми участниками образовательного процесса. Поднятие общественной активности педагогов определяется мотивацией и стимулами.

Цель статьи – осуществить анализ существующего состояния активности педагогов региона по жизни териториальной общины, охарактеризовать мотивы общественной активности педагогов Винницкой области в общественной жизни последних лет.

Изложение основного материала. Общественная активность добровольное участие педагогов в различных сферах общественной жизни, направленная на решение общественных проблем, сотрудничество с другими гражданами, в первую очередь, в вопросах образования. Следует отметить, что общественная активность проявляется в ситуациях, связанных с проблемами или ситуациями, которые касаются не только интересов одного человека, но и целой общины [1].

Сегодня в Украине активными являются такие формы общественной активности: политическая; борьба за имущественные права (особенно если она связана с невыплатой зарплат и незаконной застройкой); экологическое движение; защите прав человека. К сожалению, среди них отсутствуют образовательные вопросы. На Винниччине совсем немного примеров неполитической общественной активности педагогов, чаще это участие в деятельности классических «грантовых» общественных организаций

В XXI веке, на 23-м году независимости Украины должны признать снижение образовательного уровня, что уже стало привычным явлением. С 1990 до 2010 года было закрыто более 9800 дошкольных учебных заведений, более полутора тысяч школ. Интеллектуальная элита страны разделила судьбу большинства населения, два десятилетия балансируя на грани бедности. Однако педагоги продолжалют поддерживать достойный уровень образования в стране [3].

В октябре 2011 года состоялся III Всеукраинский съезд работников образования, на котором подготовлено окончательный вариант текста Национальной стратегии развития образования в Украине на 2012-2021 годы, где рассматривались актуальные образовательные проблемы. На съезде в редакционную комиссию поступило 36 письменных предложений от делегатов и гостей. Из них, по состоянию были учтены: девятый предложенной от делегатов, шесть изменены редакцией, 4 – в обобщенной редакции, 17 предложений не учтено [4]. Для решения съезда это очень мизерные показатели, которые вряд ли удовлетворяют педагогов. Съезд работников образования, за определением Законов Украины, должен стать важным событием в жизни педагогической общественности, местом и поводом, где можно подвести итоги развития образования за прошедшее десятилетие, определить стратегические направления и новую стратегію для ее реформирования. Для этого был предложен план Национальной стратегии развития образования в Украине на 2012 – 2021 pp.

Эксперты Совета Европы в еще в проекте предложили пересмотреть такие вопросы: совершенствование норматив но-правовой базы и структуры системы образования; качество образования; расширения и обеспечения доступа к качественному образованию. Внимания специалистов нуждаются:

- Национальные рамки квалификаций;

- Вопрос культуры обучения;

- Проблемы приоритетов и механизмов развития системы образования;

- Рекомендации относительно основных целей образования: подготовка к рынку труда;

- Готовность представлять активную гражданскую позицию в демократическом обществе;

- Личностное развитие; развитие и поддержка базы знаний [4].

Реформирование как структуры образования, так и культуры обучения является чрезвычайно важной задачей.

В стратегии правильно указаны проблемы безличносного подхода к процессу обучения, улучшения взаимодействия между семьями, образовательными учреждениями и другими субъектами, низкого уровня информационной культуры населения Украины. Последнее мы понимаем как способность получать информацию из различных источников, критически ее оценивать и применять в разных контекстах [5]. Такое сочетание реформы системы и развития культуры обучения – важный и одновременно необходимое задание.

Эксперты Центра образовательного мониторинга в октябре 2011 (перед съездом) провели анонимный опрос педагогических работников по возможным результатам III Всеукраинского съезда работников образования. Цель опроса – выяснить, на должном ли уровне проинформированы педагоги о подготовке съезда, о документах, которые планируется обсудить и об участии в избрании делегатов [6].

Результаты опроса были следующими: только 11% респондентов надеялись, что съезд способен улучшить ситуацию в образовании, 71% – не ожидали позитивных изменений, 18% – не определились. Только 11% опрошенных подтвердили, что хорошо осведомлены о подготовке съезда и о вопросах, которые будут обсуждаться, 84% признали, что не имеют достаточной информации.

Интересными оказались следующие показатели: только 8,3% респондентов имели непосредственное отношение к выдвижению и избранию делегатов на съезд;

91,7% – не принимали в этом участия; 85% опрошенных считают, что делегатов образовательного съезда должны выдвигать педагогические коллективы, а 4,5% – Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины, другие органы управления образованием, а также образовательные профсоюзы; высокий процент педагогов (10,5%) предполагают возможность недемократических процедур выборов. В основном, согласно исследованиям, формирование списков делегатов съезда было делом управленцев. Причем, вероятно, кандидатуры определялись, в большинстве случаев, не на районному уровне, а областном [6].

То, что в опросе принимали участие чиновники не областного, а районного уровня, можно объяснить низьким процентом (19%) управленцев, задекларировали свою причастность к формированию списка делегатов съезда; не участвовали в выборах 81% респондентов. Вероятно, при условии охвата опросом специалистов управлений науки и образования, молодежи и спорта обласних государственных администраций, показатели в этой категории могли бы быть существенно выше.

Анализ результатов нашего исследования позволяет сделать следующие выводы:

- Педагогическую общественность недостаточно проинформировали о подготовке к съезду, она оказалась не осведомленной с проектами документов, которые вынесены на обсуждение;

- Учителя, методисты и управленцы единодушны в том, что именно педагогические коллективы должны формировать состав делегатов, однако более 90% педагогов не участвовали в выборах делегатов съезда;

- Участники опроса уверены, что документы, вынесенные на рассмотрение съезда, следует предварительно обнародовать для обсуждения;

- Более 70% участников опроса считают, что решение съезда не улучшат социального статуса педагогов и состояния дел в образовании [6].

Важно отметить, что 87% респондентов убеждены, что проекты документов, которые должны розглядатися на съезде, следует предварительно обсуждать.

Однако, анализируя проблему низкой социальной активности педагогов, как и вообще украинском, ученые [2; 3; 8; 9] отмечают, что причиной этого является низкий уровень развития демократии и гражданского общества в Украине. Медленные темпы развития общества вызывают формирование в массовом сознании педагогов установку на то, чтобы не связывать реализацию своих интересов с одними общественными движениями, политической партией, объединением или другими социальными институтами.

По уровню активности граждан европейских стран можно разделить на две группы: в одной большинство принадлежит к определенной общественной организации, а в другой

- большинство пассивная. Определяющим фактором социальной активности граждан является тип культуры, а не уровень развития экономики или демократии. При этом, участие граждан в политических структурах уменьшается, а в общественных и волонтерских организациях – растет. Уровень социальной активности в Польше, Литве и России в 1989-1999 годах значительно снизился, а уровень социальной активности в Украине до сих пор в полной мере не изучен [7].

- Возможно, причиной этого является есть фактический упадок таких форм социальной активности, которые были обязательными в советских странах: участие в профсоюзах и молодежных партийных организациях (комсомольская и пионерская организации).

Рассмотрим вопрос общественной активности в жизни общества со стороны педагогов на примере статистических данных реестра гражданських объединений Винницкой области.

- С 1993 по 2009 годы Главным управлением юстиции в Винницкой области было зарегистрировано 553 общественные организации и 126 благотворительных объединений, среди которых лишь три образовательные. В состав нового общественного совета при Винницкой областной государственной администрации, созданного в декабре 2010 p., из 52 ее членов – ни одного педагога [9]. Это свидетельствует о низкой активности и самоорганизации педагогов Винницкой области. Принципиальным признаком развития гражданского общества страны является способность к самоорганизации и активному участию в принятии решений местного значения [9].

- В таблице 1 отсутствуют данные по Украине, однако можно предположить, что показатель России по этому измерению близок, и, как видно, социальная активность традиционно низкая [8].

Таблица 1. Уровень социальной активности в странах Европы

Страна

не относится ни к одной организации (%)

не относится ни к одной организации (%)

1989-93 pp.

1997-99 pp.

Польша

72,3

80,8

Венгрия

71,6

75,3

Румыния

85,2

85,9

Литва

68,2

84,7

Россия

72,3

87,7

Германия

37,6

48,8

Швеция

30,6

7,7

Голландия

17

8,3

Франция

63,9

61,5

Италия

68,5

60,3

Испания

783

70,8

Комунитарская концепция и практика принятия решений предполагает делегирование государством полномочий в принятии определенных решений группой граждан, которых эти решения касаются (право местного населения). Каждый гражданин должен быть заинтересован в процессе принятия решений на местном уровне, поскольку последствия этих решений, в той или иной степени, влиять на него и его семью.

Чем больше граждан привлечено к участию в управлении жизнью общества, тем больше возрастает прочность политической системы, вариативность поведения субъектов политики, их способность продуцировать идеи, выбирать наиболее приемлемые варианты решения местных проблем [2, с. 118].

Сеть ассоциаций и организаций, составляющих основу гражданского общества, имеет такое же значение для демократии, как и вложения капитала в экономику. В конституционной демократическом государстве власть гарантирует личности право участвовать в деятельности неправительственных организаций. Через местные, региональные, неправительственные организации граждане информируют о своих потребностях, интересах. При этом, они получают знания, навыки и усваивают ценности демократического общества.

В научной литературе по вопросам социальной мотивации довольно часто встречаются схожие понятия – «стимул» и «мотив», однако они не являются тождественными. Понятие «стимул» касается различных видов вознаграждения, которые получает за свой труд. Понятие же «мотивация» относится к причинам, которые побуждают человека к принятию определенного решения, в данном случае – к участию в деятельности общественных организаций.

Согласно теории М.Ольсона, тип стимула является основной предпосылкой выбора человеком группы. Так, селективные стимулы, то есть общественные вознаграждения и наказания, обусловливают выбор больших по размеру общественных групп. Зато социальные стимулы, такие, как приобретение статуса, престижа, чувство собственной ценности или удовольствие от своих ожиданий, побуждают к участию в малых группах или организациях [9].

А.Леонтьев также рассматривал понятие «стимула», разделяя мотивы на: ведущие или смыслообразующих мотивов, важны в осуществлении определенной деятельности, придают ей определенного содержания; мотивы-стимулы – дополнительные мотивирующие факторы, которые могут быть как положительными, так и отрицательными (вознаграждения и наказания). Распределение функций между ведущими и дополнительными мотивам образует систему иерархии мотивов [10].

С.Москвичов предложил три научные подходы к пониманию источников социальных мотивов человека [11]. Сторонники первого подхода рассматривают мотивационные системы как функции врожденных инстинктов, отмечая при этом одинаковые механизмы функционирования физиологических и социальных потребностей и мотивов.

Второй путь объясняет социальную активность через личностные свойства человека. З.Фрейд, Адорно, Л.Берковиц объясняют групповые феномены путем сведения их к чему то индивидуальному, личностному, на примерах проявлений социального поведения, таких, как агрессия и власть.

Третий путь определяет мотивацию как функцию ближайшего окружения, а также этносоциальную принадлежность. Сторонники этого направления считают, что групповое поведение зачастую является социально детерминированным. В таком случае социальное поведение человека может быть обусловлено ​​органическими потребностями, личностными свойствами или социальным окружением. По нашему мнению, каждый из этих факторов целесообразно рассматривать  при анализе мотивов активности (или пассивности) общественной деятельности педагогов.

В общем, выделяют внешнюю и внутреннюю мотивацию деятельности педагогов. Первый тип мотивации доминирует в случае, когда учитель ожидает вознаграждения за результаты своей деятельности от лица или общества, которые воспользовались этими результатами. Но это не значит, что субъект деятельности не получает определенной пользы и для себя.

Активность педагогов может быть мотивированой и внутренне. В этом случае важно различать неспецифическую и специфическую мотивацию. Неспецифическая мотивация естественным образом не связана с результатом деятельности, в этом случае мотив и результат деятельности не совпадают. АЛеонтьев в святи с этим говорил о нехватке соответствия цели и мотива [13].

Я.Кариловський выделил два типа социальной мотивации: эндоцентричная, когда мотивами деятельности является чувство долга, страха, угрызение совести, чувство достоинства, и экзоцентричная, когда человек действует через сочувствие, убеждение о важности дела, бескорыстное желание помочь [12]. Первый тип мотивации возникает из чувства необходимости действовать для других, причем это помощь комуто, в данном случае, является источником удовлетворения собой. Экзоцентричная мотивация возникает из сосредоточения внимания на ситуации определенного лица или иного общественного объекта. Для субъекта деятельности важны чувства других лиц, а не собственные впечатления.

Я.Рейковський описывает третий тип социальной мотивации – ипсоцентричная. Она возникает в ситуации, когда субъект надеется получить вознаграждение за собственную деятельность, фактором активации которой являются потребности человека [12].

Исследования на тему мотивации участия в общественных организациях в целом базируются на характеристиках исследуемых специалистами и функциях, которые они выполняют в соответствующих организациях.

Сейчас наиболее исследованной группой являются волонтеры, для которых характерны такие мотивационные функции: ценностная – например, волонтера характеризуют ценности, связанные с его альтруистической или гуманистической заботой о других; достижения – касаются его нового опыта или умений; общественная – возможность проводить свободное время с тем, кто тебе нравится; карьерная – предполагает определенную пользу, что является следствием волонтерской деятельности; безопасности – позволяет успокоить собственную совесть или преодолеть личные проблемы; поддерживающая – обеспечивает позитивную поддержку Я-концепции волонтера [13].

Итак, согласно перечисленным мотивационным функциям, можно выделить мотивы волонтерской деятельности, типичные и для педагогов: наличие альтруистических ценностей, стремление достичь нового опыта, иметь определенные преимущества в будущем, стремление решить собственные проблемы, получить одобрение и т.п..

Следует признать, что внутренняя мотивация приносить удовольствие каждому члену коллектива, позволяет реализовать себя и свои замыслы. Аксиологическая мотивация предполагает наличие у лица чувство долга. Привлечение к общественной деятельности считается субъектом категорией собственной ответственности.

Выводы. Региональная власть должна обратить особое внимание на активную общественную деятельность педагогов, как неиспользованный ресурс в формировании современной региональной системы образования и развития общины. Ведь определяющим фактором их социальной активности является тип культуры, а не уровень развития экономики или демократии. Участие педагогов в политических структурах уменьшается, а в общественных и волонтерских организациях – кастет, это позитвное явление.

Перспективы дальнейших исследований. Выделение доминирующих мотивов участия педагогов в общественных организациях является предметом нашей дальнейшей работы в рамках этой темы.


Библиографический список
  1. Громадська активність [Електронний ресурс]. – Режим доступу: uk.wikipedia.org/.
  2. Кіндратець О. Громадянська активність як умова демократизації суспільства / О.Кіндратець // Гуманітарний вісник ЗДІА. – 2009. – № 38. – С.123-127.
  3. Яцунь О. Прогалини освіти [Електронний ресурс] / О.Яцунь. – Режим доступу: http:// profspilka .kiev. ua/publikacii/authors/1773 -progalini- osvti.html.
  4. Національна стратегія розвитку освіти в Україні на 2012-2021 роки [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://mon.gov.ua/index.php/ru/6518.
  5. Експертний висновок фахівців Ради Європи щодо проекту Національної стратегії розвитку освіти в Україні на 2012-2021 роки. [Електронний ресурс]. – Режим доступу: http://www.iitzo.gov.ua/files/rada__evropi _strategiy. doc.
  6. Результати і аналіз проведеного ЦОМ експертного опитування щодо підготовки III Всеукраїнського з’їзду працівників освіти [Електронний ресурс]. – Режим доступу: ukrslovo.org.иа/.. ./vseukrayinskyj-z-yizd- osvityan.
  7. Жук C. Мотиви громадської діяльності молоді. Український центр політичного менеджменту / С. Жук // Соціальна психологія. – 2008. – №1. – С.76.
  8. Юрчук JI. Самоорганізація як механізм громадського управління в регіоні: зб. матер. Міжнар. наук.-практ. конф. ”Реформування системи держав­ного управління та державної служби: теорія і прак­тика” / J1.Юрчук. – Львів: ЛРІДУ, 2011.
  9. Москвичев С. Мотивация, деятельность и уп- равление / С.Москвичев. – К., 2003. – 490 с.
  10. Леонтьев А. Потребности, мотивьі, змоции: конспект лекций / А.Леонтьев. – М.: МГУ, 1971. – 42 с.
  11. Chimiak G. Motywacje spolecznikow dzialajacych w organizacjah pozarzadowych w Polsce. Proba typologii // Samoorganizacja spoleczenstwa Polskiego: trzeci sektor і wspolnote lokalne w jednoczacej sie Europie /pod red. P.Glienskiego, B. Lewenstain, A. Sicinskiego. – Warszawa: IFiS PAN. – 2004. – st. 106-134.
  12. Reykowski J. Motywacja postawy prospoleczne a osobowosc. – Warzawa: PWN, 1979. – 453 s.
  13. Bartkowski E. Spoleczne determinanty geograficznego rozmieszczenia organizacji pozarzadowych w Polsce. – Warszawa: IFiS PAN. – 2002. – st. 32


Все статьи автора «Людмила Юрчук»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: