УДК 347.624.1

ФИКТИВНЫЙ РАЗВОД КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ФИКТИВНЫХ СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ СОСТОЯНИЙ

Филимонова Ирина Владимировна
Институт сервиса, туризма и дизайна (филиал) Северо-Кавказского федерального университета в г. Пятигорске
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса

Аннотация
Статья посвящена малоисследованной разновидности фиктивных семейно-правовых состояний – фиктивному разводу. Исследуются история вопроса и распространенные случаи использования фиктивных разводов. Делается вывод о необходимости введения в Семейный кодекс Российской Федерации понятия «фиктивное расторжение брака» и установления юридических последствий совершения данного деяния.

Ключевые слова: конфликт интересов, мошенничество при получении выплат, фиктивный развод


FICTITIOUS DIVORCE AS A KIND OF FICTITIOUS FAMILY LAW STATES

Filimonova Irina Vladimirovna
Institute of service, tourism and design (branch) of the North-Caucasian Federal University, Pyatigorsk
candidate of legal Sciences, associate Professor of criminal law and procedure

Abstract
The article is devoted to the little-explored variations fictitious family law states - fictitious divorce. The author explores the history and common use cases bogus divorce. The conclusion is made about necessity of introduction of the Family code of the Russian Federation the concept of «fictitious divorce» and determination of the legal consequences of committing this act.

Библиографическая ссылка на статью:
Филимонова И.В. Фиктивный развод как разновидность фиктивных семейно-правовых состояний // Политика, государство и право. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/11/2064 (дата обращения: 29.09.2017).

Российским законода­телем проблема фиктивного развода как разновидности фиктивных семейно-правовых состояний, несмотря на распространение данного явления, не решена. Семейный кодекс Российской Федерации [1] не содержит понятия «фиктивный развод». Соответственно, и никаких юридических последствий за него не предусмотрено.

Вместе с тем это было необходимо сделать давно. Фиктивный развод – явление далеко не новое для российской действительности. В советское время, как отмечала Н.Н. Тарусина, поводом к фиктивному разводу, как правило, служило желание сторон обойти жилищное законодательство, в част­ности, правила о прописке и междугородном обмене квартир [2, с. 85]. Довольно широко в тот период были распространены фиктивные разводы, обусловленные, прежде всего, стремлением наилучшим образом решить жилищную проблему, в частности, получить не одну, а две квартиры при сносе жилья или его переоборудовании. Также встречались случаи фиктивного развода по сговору между супругами с целью установления отцовства другого мужчины в отношении ребенка, зачатого супругами в браке, и взыскания с «отца» алиментов для пополнения семейного бюджета [3]. В юридической литературе советского времени в основном анализировались случаи предъявления фиктивного иска о разводе в целях улучшения жилищных условий. При обнаружении фиктивного развода определение гражданско-правовых по­следствий этого деяния (аннулирование полученной выгоды) не вызывало затруднений. Сложность состояла в решении вопроса о записи, произведенной органами загса. В. Зимарин даже пред­лагал ввести специальное производство по установлению фиктивности развода и определить в качестве юридического последствия  аннулирование записи о расторжении брака [4, с. 61]. По мнению Н.Н. Тарусиной, в це­лом идея введения такого производства заслуживала внимания. Однако вопрос о семейно-правовых последствиях фиктивного развода, как отмечала автор, должен разрешаться дифференцированно. Как правило, факты фиктивных разводов обнаруживались органами проку­ратуры тогда, когда стороны по тем или иным причинам уже желали действительного прекращения супружеских отношений. Как указывала Н.Н. Тарусина, при решении вопроса о фиктивности развода было бы целесообразно руководствоваться следующим. Если суд установит, что фиктивно разведенные супруги или один из них стремятся к действительному прекращению брачного правоотношения, следует удовлетворить предъявленные прокурором требования только в части гражданско-правовых послед­ствий; в части последствий семейно-правового характера необходимо допустить санацию брака с соблюдением таких процедурных правил: 1) отложить рассмотрение дела на срок до шести месяцев; 2) при повторном рассмотрении дела признать развод действительным с момента вступления в силу данного судебного решения и с обязательным взысканием государственной пошлины с каждой стороны; 3) при примирении супругов считать фиктивный развод недействительным [2, с. 85].

На наш взгляд, введение специального производства по установлению фиктивности развода излишне, а рекомендации Н.Н. Тарусиной весьма полезны. Не так уж редко фиктивный развод превращается в настоящий в связи с тем, что супруги вынуждены прекратить или существенно ограничить семейные связи – к примеру, проживать отдельно, свести общение к минимуму и т.д. Зачастую это влечет охлаждение отношений, и хотя право не может вмешиваться в эти сугубо личные отношения, оно способно учесть реальные обстоятельства и хоть в какой-то степени нивелировать негативные последствия фиктивного развода.

Большой интерес представляют случаи, когда фиктивный развод используется достаточно часто. Как и в советское время, с помощью фиктивного развода решается квартирный вопрос, если жилье предоставляется государством. Всплески фиктивных разводов происходят именно в так называемых домах «на расселение». Так, согласно п. 1 ч. 2 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту или реконструкции не подлежат [5] (см. Постановление Правительства РФ от 28 января 2006г. № 47 «Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции» [6]). Очевидно, что при разводе каждый из бывших супругов получит отдельное жилое помещение. Согласно ч. 2 ст. 49 Жилищного кодекса Российской Федерации малоимущими гражданами (которые, отметим, при выполнении всех требований закона могут претендовать на заключение с ними договора социального найма жилого помещения) являются граждане, если они признаны таковыми органом местного самоуправления в порядке, установленном законом соответствующего субъекта Российской Федерации, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению [5]. Фиктивный развод в числе прочего дает возможность понизить доход бывшего супруга до требуемых пределов.

Нередко к фиктивному разводу  прибегают участники разнообразных государственных жилищных программ – в частности, таких, в которых установлены возрастные ограничения. Так, в настоящее время действует федеральная целевая программа «Жилище» на 2011-2015гг., утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010г. № 1050 [7]. В ее рамках действует подпрограмма «Обеспечение жильем молодых семей», призванная обеспечить предоставление молодым семьям – участникам подпрограммы социальных выплат на приобретение жилья экономкласса или строительство индивидуального жилого дома экономкласса; создать условия для привлечения молодыми семьями собственных средств, дополнительных финансовых средств кредитных и других организаций, предоставляющих кредиты и займы, в том числе ипотечных жилищных кредитов для приобретения жилья или строительства индивидуального жилья. Участником подпрограммы может быть молодая семья, в том числе молодая семья, имеющая одного и более детей, где один из супругов не является гражданином Российской Федерации, а также неполная молодая семья, состоящая из одного молодого родителя, являющегося гражданином Российской Федерации, и одного и более детей, соответствующая следующим условиям: а) возраст каждого из супругов либо одного родителя в неполной семье на день принятия органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации решения о включении молодой семьи - участницы подпрограммы в список претендентов на получение социальной выплаты в планируемом году не превышает 35 лет; б) молодая семья признана нуждающейся в жилом помещении; в) наличие у семьи доходов, позволяющих получить кредит, либо иных денежных средств, достаточных для оплаты расчетной (средней) стоимости жилья в части, превышающей размер предоставляемой социальной выплаты [7].

В Ставропольском крае действует региональная программа «Молодая семья», финансируемая за счет местных бюджетов и внебюджетных источников. Для участия в этом проекте молодые семьи должны отвечать следующим требованиям: возраст супругов, а также родителя в неполной семье должен быть меньше 35 лет на момент получения помощи; обязательная регистрация в очереди на улучшении жилищных условий; никто из членов ранее не получал подобную помощь по федеральным или местным программам; уровень ежемесячных доходов достаточен, чтобы производить выплаты по ипотеке, оформленной на льготных основаниях. Помощь из местного бюджета предоставляется в долях от стоимости приобретаемого жилья: в размере 30% – если в семье нет детей; 35% – семьям, в которых дети есть. Субсидии выделяются только на приобретение доступного жилья экономкласса, не превышающего по своей площади норм обеспеченности, утвержденных Правительством. Другими словами, региональная, так же как и государственная помощь будет оказана, если площадь приобретаемого дома или квартиры не превышает следующих значений для семьи: из двух человек – 42 м2, из трех и более человек – 18 м2 на каждого человека. Для определения размера помощи применяется норматив стоимости строительства одного метра квадратного жилья. Показатель стоимости строительства в регионе на данный момент составляет 24 500 рублей. Помножив площадь квартиры на стоимость застройки, легко можно узнать размер возможной региональной субсидии, определив долю стоимости, которую готов покрыть краевой бюджет. Так, площадь доступного жилья для трех человек, на покупку которого выделяются выплаты, может составлять 54 м2, соответственно размер региональной поддержки в таком случае будет составлять 463 000 рублей, а это существенный вклад в покупку квартиры со стороны государства [8]. Фиктивный развод позволяет парам, в которых возраст одного из супругов превышает установленный законом лимит, обойти это требование и претендовать на льготные условия приобретения жилья.

Кроме того, фиктивные разводы активно применяются военнослужащими и работниками правоохранительных органов, желающими улучшить свои жилищные условия за счет государства. Не так давно на такой махинации попался заместитель начальника полиции одной из областей. Он обратился в жилищно-бытовую комиссию областного УМВД, утверждая, что нуждается в улучшении жилищных условий. Незадолго до этого мужчина развелся с супругой и переписал имеющуюся у них недвижимость на ее родственников. В отношении полицейского было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ «Мошенничество при получении выплат» (хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат), совершенное лицом с использованием своего служебного положения) [9].

Однако следует подчеркнуть, что зачастую на фиктивные разводы в целях решения жилищного вопроса людей толкает вовсе не корыстолюбие и отсутствие совести. Просто у них нет другого выхода – купить квартиру людям, которые ради лишних метров готовы пойти на фиктивный развод, как правило, просто невозможно. Поэтому фиктивный развод остается одним из основных рычагов решения квартирного вопроса малоимущим населением [10]. Фиктивный развод широко применяется малоимущими многодетными семьями для получения субсидий и льгот. Ведь расторжение брака позволяет снизить размер среднедушевого дохода до уровня, необходимого для получения статуса малообеспеченной семьи. Оформив развод, родители продолжают привычную семейную жизнь, но при этом подают документы на получение пособий и субсидий на оплату коммунальных услуг. Обычно малоимущие  семьи также могут рассчитывать на бесплатное питание детей в школе, возмещение затрат по покупке школьной и спортивной формы, бесплатный проезд на общественном транспорте, субсидии на питание или бесплатный набор продуктов, льготы при поступлении в вузы.

Еще одна причина, по которой супруги идут на фиктивный развод – обеспечение безопасности членов семьи, которые хотя бы теоретически могут пострадать от последствий ведения бизнеса одним из супругов.

Также это один из способов сокрытия доходов, когда имущество переписывается на супругу (супруга). Как отмечает адвокат О. Сухов, одними из первых фиктивные разводы стали активно применять в своих интересах депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. В частности, накануне предоставления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера (в соответствии со ст. 8 Федерального закона «О противодействии коррупции» [11]) фиктивный развод оформили сразу несколько десятков парламентариев. Затем под подозрение в фиктивных разводах попали некоторые губернаторы, не пожелавшие декларировать принадлежавшую им недвижимость за рубежом. Примеру депутатов и губернаторов последовали более мелкие чиновники. Ожидание принятия Федеральных законов от 3 декабря 2012г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [12] и от 7 мая 2013г. № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» [13] стало очередным катализатором фиктивных разводов. Законодательство, направленное на борьбу с коррупцией, запретило принимать на работу родственников – в частности, супругов, тогда как раньше это широко практиковалось. Так, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 27 июля 2004г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае: близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому [14]. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации», гражданин не может быть принят на муниципальную службу, а муниципальный служащий не может находиться на муниципальной службе в случае: близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с главой муниципального образования, который возглавляет местную администрацию, если замещение должности муниципальной службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью этому должностному лицу, или с муниципальным служащим, если замещение должности муниципальной службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому. Согласно ч. 1.1. этой же статьи, гражданин не может быть назначен на должность главы местной администрации по контракту, а муниципальный служащий не может замещать должность главы местной администрации по контракту в случае близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители, дети супругов и супруги детей) с главой муниципального образования [16]. Как отмечает О. Сухов, получив предписания прокуратуры об устранении конфликта интересов на государственной (муниципальной) службе, руководители муниципалитетов сначала уволили своих супруг с муниципальной службы, затем фиктивно развелись с ними, после чего вновь приняли своих, теперь уже формально бывших членов семьи, на работу – на прежние либо еще более высокие должности [17]. Прокурорам осталось лишь развести руками: суды сочли, что при таком раскладе федеральные законы «О противодействии коррупции» [15] и «О муниципальной службе в Российской Федерации» [16] не нарушены, а значит, таким трудовым отношениям государство препятствовать не вправе[11].

Иногда фиктивным разводом прикрывается желание одного из супругов развестись по-настоящему.

С помощью фиктивного развода многие обанкротившиеся индивидуальные предприниматели обманывают своих кредиторов (см. ст. 214-216 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [18]. Происходит это следующим образом. Сначала один из членов семьи регистрируется как индивидуальный предприниматель, затем накапливает астрономические долги, а когда приближается час расплаты – оформляет все имущество на свою вторую половину, с которой разводится. В этом случае приставы не найдут активы, подлежащие аресту (см. Федеральный закон «Об исполнительном производстве») [19]. С юридической точки зрения спрятанное таким образом имущество не принадлежит должнику, поэтому наложить на него арест приставы не вправе. «При определенном раскладе закон позволяет требовать выдела доли из выведенного в такой «семейный офшор» имущества и обращения на нее взыскания. Часть 1 ст. 45 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, но при недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания [1]. Однако такие дела являются чрезвычайно сложными – выиграть их без помощи квалифицированного и опытного юриста почти невозможно», – замечает адвокат Олег Сухов [17]. Свидетельские показания, как правило, суды не принимают во внимание.

Некоторые семьи прибегают к фиктивному разводу для того, чтобы получить вид на жительство за рубежом. Так, если у одного супруга есть близкий родственник в США, а у другого нет, то существует высокая вероятность отказа в получении вида на жительство. Чтобы обойти это препятствие, россияне оформляют фиктивный развод – и шансы бывшего супруга, имеющего родственников за рубежом, на легальный переезд  существенно возрастают. «Граждане, применяющие такие схемы, могут столкнуться с проблемами в случае смерти одного из супругов после фиктивного развода. Нотариус отклонит заявление бывшего супруга о принятии наследства… Бывшему супругу придется бороться за наследство в суде», – резюмирует адвокат Олег Сухов [17].

Подводя итог, следует отметить следующее. Фиктивный развод – развод без намерения расторгнуть брак. Цели таких разводов почти всегда противозаконные, однако, в отличие от фиктивного брака, данное фиктивное семейно-правовое состояние никак законодательно не закреплено. По аналогии со ст. 27 Семейного кодекса Российской Федерации (признание фиктивного брака недействительным) можно предложить следующее определение понятия фиктивного развода: «Фиктивное расторжение брака признается недействительным в случае развода супругов без намерения расторгнуть брак при фактическом сохранении супружеских отношений». При этом необходимо тщательно исследовать все доказательства фиктивности развода. Следует помнить, что ни раздельное проживание, ни самостоятельные бюджеты «бывших» супругов, ни самостоятельное ведение ими домашнего хозяйства не могут с необходимость свидетельствовать о распаде семейных отношений [20, с. 23]. Отдельная проблема состоит в том, стоит ли признавать одностороннее фиктивное расторжение брака, т.е. когда один супруг полагает, что расторгает брак «не по-настоящему», а другой действительно имеет намерение развестись. Полагаем, фиктивность расторжения брака должна быть двусторонней, в противном случае, такое расторжение нельзя признать недействительным – это ограничило бы права второго супруга на прекращение нежелательных семейных отношений.

Также следует закрепить в норму о том, что фиктивное расторжение брака признается недействительным со дня его расторжения. При этом, безусловно, все правоотношения супругов должны рассматриваться так, как если бы развода и не было – это необходимо в интересах третьих лиц.

Полагаем необходимым поддержать некоторые идеи Н.Н. Тарусиной. В частности, при по делам о фиктивном разводе было бы полезно отложить рассмотрение дела на срок до шести месяцев; при повторном рассмотрении дела признать расторжение брака действительным с момента вступления в силу данного судебного решения и с обязательным взысканием государственной пошлины с каждой стороны; при примирении супругов считать фиктивный развод недействительным.


Библиографический список
  1. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995г. № 223-ФЗ (ред. от 5 мая 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 1. Ст. 16.
  2. Тарусина Н.Н. О фиктивных семейно-правовых состояниях // Правоведение. 1983. № 2. С. 85.
  3. Маркосян А.В. Проблемы фиктивности и фиктивных семейных состояний в семейном праве // URL: http://www.sovremennoepravo.ru/m/articles/view/ (дата обращения 31.10.2014).
  4. Зимарин В. Расторжение брака // Социалистическая законность. 1975. № 3. С. 61.
  5. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004г. № 188-ФЗ (ред. от 21 июля 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 14.
  6. Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции: Постановление Правительства РФ от 28 января 2006г. № 47 (ред. от 8 апреля 2013г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 6. Ст. 702.
  7. О федеральной целевой программе «Жилище» на 2011-2015 годы: Постановление Правительства РФ от 17 декабря 2010г. № 1050 (ред. от 18 апреля 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 5. Ст. 739.
  8. Молодая семья // URL: http://molodaja-semja.ru/how/gosudarstvennye-programmy (дата обращения 31.10.2014).
  9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996г. № 63-ФЗ (ред. от 21 июля 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
  10. Нарицын Н.Н. Развод понарошку. Возможные последствия фиктивного развода // http://www.naritsyn.ru/read/all/delsem/fiktrazv.htm.
  11. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (ред. от 28 декабря 2013г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228.
  12. О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам: Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 50 (ч. 4). Ст. 6953.
  13. О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами: Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 19. Ст. 2306.
  14. О государственной гражданской службе Российской Федерации от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (ред. от 2 апреля 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 1. Ст. 3215.
  15. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (ред. от 28 декабря 2013г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 52 (ч. 1). Ст. 6228.
  16. О муниципальной службе в Российской Федерации: Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ (ред. от 4 марта 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 10. Ст. 1152.
  17. Адвокат Сухов Олег // URL: http://advokatsuhovoleg.ru/ (дата обращения 31.10.2014).
  18. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ (ред. от 12 марта 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.
  19. Об исполнительном производстве: Федеральный закон от  2 октября 2007 г. № 229-ФЗ (ред. от 5 мая 2014г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. № 41. Ст. 4849.
  20. Коголовский И.Р. Фиктивные состояния в семейном праве // Юрист. 2008. № 5. С. 23.


Все статьи автора «Филимонова Ирина Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: