УДК 342.31

К ВОПРОСУ О ПРЕДЕЛАХ ПРИНЯТИЯ МЕР ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА ПРИМЕРЕ ПРАКТИКИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ

Вербицкая Татьяна Владимировна
Уральский государственный юридический университет
аспирант кафедры конституционного права

Аннотация
В данной статье рассматривается вопрос значения четкого употребления терминологии в рамках практики Конституционного Суда РФ по проблеме обеспечения конституционной законности и правопорядка с точки зрения соблюдения международных обязательств государства, норм права, что имеет значение для сложившейся в настоящее время международной обстановки

Ключевые слова: вооруженные силы, вооруженный конфликт, правопорядок


TO THE QUESTION OF LIMITS OF PURSUING MEASURES FOR ACHIEVING MILITARY SECURITY ON THE BASIS OF PRACTICE OF CONSTITUTIONAL COURT OF RUSSIAN FEDERATION

Verbitskaya Tatyana Vladimirovna
Ural State Law Academy
post-graduate of the faculty of constitutional law

Abstract
In this article the author considers the question of meaning of clear using of terminology in the sphere of practice of Constitutional Court of Russian Federation touching the problem of achieving constitutional law order and legality in the way of realization international obligations if state, rules of law, which is important for the nowadays international relations

Keywords: law order, military conflict, military forces


Библиографическая ссылка на статью:
Вербицкая Т.В. К вопросу о пределах принятия мер по обеспечению военной безопасности на примере практики Конституционного Суда РФ // Политика, государство и право. 2015. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/01/2257 (дата обращения: 01.05.2017).

Вопросы пределов использования вооруженных сил для охраны законности и правопорядка всегда остаются остроактуальными. В конституциях зарубежных государств нередко устанавливается полномочие главы государства по принятию решения об использовании вооруженных сил на территории государства (Бельгия, Испания, США, страны Латинской Америки[1; c. 509-512, 731-735]). Однако необходимо четко разграничивать цели использования вооруженных сил на территории государства – применяются ли они, например, для оказания содействия органам государственной власти в ликвидации последствий стихийных бедствий,  для обеспечения законности и правопорядка на территории государства, не связанного с возникновением вооруженного конфликта, или для восстановления правопорядка в случае возникновения вооруженного конфликта. Подобное различение четко можно привести на примере ситуации, которая существовала на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта.

В силу части 2 статьи 1  Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II) положения данного акта не применяются в случаях возникновения нарушений правопорядка на территории государства и возникновения ситуации внутренней нестабильности, таким, как беспорядки, волнения, разовые  и спорадические акты насилия и иные подобные акты, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами. Соответственно, использование вооруженный сил в данном случае возможно только в качестве содействия иным органам государственной власти по восстановлению законности и правопорядка, которое не является мерой по устранению вооруженного конфликта.

Иная ситуация сложилась во время событий в Чеченской Республике и в зоне осетино-ингушского конфликта. Как отражено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31.07.1995 N 10-П “По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 2137 “О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики”, Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 2166 “О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино – ингушского конфликта”, Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. N 1360 “Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа”, Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. N 1833 “Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации” (пункты 5,6 мотивировочной части)[2] на данных территориях сложился вооруженный конфликт немеждународного характера, что предполагает применение вышеназванного Второго Дополнительного Протокола к Женевским конвенциям (часть 1 статьи 1 данного Протокола).

Однако, как указал в данном Постановлении Конституционный Суд РФ, из Конституции Российской Федерации не следует, что обеспечение государственной целостности и конституционного порядка в экстраординарных ситуациях может быть осуществлено исключительно путем введения чрезвычайного или военного положения (пункт 4 мотивировочной части). При этом определения, что понимается под экстраординарной ситуацией, дано не было. Кроме того, исходя из вышеприведенных положений Второго Дополнительного протокола к Женевским конвенциям, использование вооруженных сил в случае возникновения на территории государства вооруженного конфликта для его разрешения фактически и является введением военного положения. Таким образом, исходя из части 4 статьи 15 Конституции РФ, иной экстраординарной ситуации, предполагающей использование вооруженных сил для разрешения вооруженного конфликта, кроме как введение военного положения, возникнуть не может. Иными словами, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации содержится противоречие – по мнению Конституционного Суда РФ, возникла иная экстраординарная ситуация использования вооруженных сил для разрешения вооруженного конфликта, не предполагающая введения военного положения, однако при этом должен быть соблюден Второй Дополнительный Протокол к Женевским конвенциям, который применяется при возникновении вооруженного конфликта немеждународного характера, предполагающем введение военного положения (пункт 5 данного Постановления Конституционного Суда РФ). Именно из-за указанного противоречия фактически не были соблюдены нормы статьи 13 Второго дополнительного протокола к Женевским конвенциям, предполагающей предоставление защиты от всех военных опасностей гражданских лиц, не являющихся участниками вооруженного конфликта, что нашло отражение в практике Европейского суда по правам человека (в частности, в делах Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации от 10 мая 2007 года[3], Султыгов и другие против РФ от 09 октября 2014 года, Минаевы против России и другие дела[4]).

Выделение подобной экстраординарной ситуации невозможно и вследствие необходимости соблюдения иных международных обязательств Российской Федерации по обеспечению реализации и защиты прав и свобод человека -  статья 4 Международного пакта о гражданских и политических правах 1996 года[5; с. 470—482] допускает определенные отступления от принятых на себя обязательств во время чрезвычайного или военного положения в государстве, при котором «жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объяв­ляется»,  а также перечень положений Пакта, от соблюдения которых государство не может отступать ни при каких условиях – статьи 6,7 пункты 1,2 статьи 8, статьи 11, 15, 16 и 18 данного Пакта. Именно наложением ограничений на права человека объясняется необходимость уведомления Совета безопасности Организации объединенных наций, Совета Ев­ропы, сопредельных государств о введении чрезвычайного положения и прекращении периода его действия, о введении чрезвычайного положения (в соответствии со статьями 37 и 38 указанного Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении»),  а также через Генерального Секретаря Организации объединенных наций других государств, участвующих в Международном пакте о гражданских и политических правах 1996 года, о положениях данного Пакта, от которых государство отступило, и причинах, побудивших к такому решению, а также о той дате, когда государство прекращает такое отступление.

Соответственно, в силу вышеуказанной позиции Конституционного Суда РФ, данные международные обязательства Российской Федерации информационного характера соблюдены быть не могли.

Далее противоречия содержатся и в пункте 7 мотивировочной части данного Постановления Конституционного Суда РФ, в котором Конституционный Суд РФ  указывает, что в военной доктрине отражаются, в том числе, вопросы использования Вооруженных Сил и других войск для защиты жизненно важных интересов, при этом в силу того, что военная доктрина не содержит нормативных предписаний, она предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ быть не может. Однако, как уже было сказано, использование вооруженных сил возможно как в случае возникновения вооруженного конфликта (причем как на территории государства, так и за его пределами) – в этом случае положения военной доктрины не могут противоречить международным обязательствам РФ, возникшим в том числе на основании международных договоров РФ, а также ситуации внутренней напряженности – также недопустимо противоречие военной доктрины внутригосударственному законодательству, что могло бы было быть обеспечено в рамках конституционного судопроизводства, что в настоящее время невозможно.

Таким образом, неверное использование терминологии может привести к фактической невозможности соблюдения норм и иным неблагоприятным последствиям, что также является жизненно важным в ситуации, сложившейся в рамках современного международного пространства.

 


Библиографический список
  1. Комментарий к Конституции Российской Федерации/под ред. В.Д. Зорькина. – 3-е изд., пересмотр. -  М.: Норма: ИНФРА-М, 2013.  – 1040 с.
  2. «Бюллетень Европейского суда по правам человека» 2014, № 11
  3. “Собрание законодательства РФ”, 14.08.1995, N 33, ст. 3424
  4. Постановление Европейского суда по правам человека по делу Ахмадова и Садулаева (Akhmadova and Sadulayeva) против Российской Федерации от 10 мая 2007 года// http://www.romanovaa.ru/es61/ (дата посещения 20.01.2015)
  5. Международное публичное право: сб. док. М., 1996. Т. 1. – 1007 с.


Все статьи автора «tati»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: