УДК 347.2/.3

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО ИМПОРТА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ИЗМЕНЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Светличный Алексей Дмитриевич
Омская академия МВД России
преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин, кандидат юридических наук

Аннотация
В статье рассматриваются правовые вопросы параллельного импорта и исчерпания прав на товарный знак. Проведённое исследование позволяет утверждать, что необходимо скорректировать правовое регулирование параллельного импорта в России. Данная проблематика имеет многогранный характер.

Ключевые слова: исчерпание права, контрафактный товар, параллельный импорт, товарный знак


LEGAL REGULATION OF PARALLEL IMPORTS THROUGH THE PRISM OF CIVIL LEGISLATION CHANGES

Svetlichny Alexey Dmitrievich
Omsk Academy of the Ministry of the Interior Affairs of Russia
teacher of chair of civil law disciplines, candidate of legal sciences,

Abstract
The article deals with legal issues of parallel imports and the exhaustion of trademark rights. This study allows to assert, that should correct the legal regulation of parallel imports in Russia. The topics of multifaceted nature.

Keywords: counterfeit goods, exhaustion of rights, parallel imports, trademark


Библиографическая ссылка на статью:
Светличный А.Д. Правовое регулирование параллельного импорта через призму изменений гражданского законодательства // Политика, государство и право. 2015. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/01/2304 (дата обращения: 30.04.2017).

Проблема легализации параллельного импорта в России является актуальной и имеет не только юридическое, но и экономическое значение. Вопросы параллельного импорта довольно часто становятся предметом дискуссий в научной литературе. Теоретиками и практиками предлагаются полярные подходы к правовому регулированию параллельного импорта. Данная правовая проблема осложняется ещё и тем, что суды по-разному подходят к толкованию норм, регулирующих параллельный импорт. Встречаются противоположные судебные решения по сходным вопросам в этой области. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) касался этих проблем в своих постановлениях. Однако в связи с объединением ВАС РФ и Верховного Суда Российской Федерации значение правовых позиций Президиума ВАС РФ выглядит в настоящее время неопределённым. В статье рассматриваются некоторые проблемы по заявленной тематике, а также сделана попытка проанализировать аргументы за и против легализации параллельного импорта в России.

Термин «параллельный импорт» в гражданском законодательстве не используется. Как отмечается в литературе, «под параллельным импортом принято подразумевать ввоз в страну товара, который за рубежом был легально маркирован товарным знаком, без санкции правообладателя на такой ввоз» [1, с. 35]. То есть, товары, законно произведённые в одной стране, реализуются, а потом экспортируются в другие страны. Под параллельным импортом понимается импорт, который выходит за пределы каналов распределения товаров, о которых достигнута договорённость с изготовителем. Следует подчеркнуть, что товары, произведённые изготовителем, являются оригинальными, однако сеть распространения этих товаров не находится под контролем изготовителя (правообладателя). Соответственно правообладатель полагает, что может возражать против параллельного импорта для того, чтобы разделить рынки сбыта и выстроить дифференцированную ценовую политику в разных странах.

Вопросы параллельного импорта неразрывно связаны с принципом исчерпания права. Действующее исключительное право включает право на воспроизведение и право на распространение объектов интеллектуальной собственности. В соответствии со ст. 1270 ГК РФ [2] воспроизведение представляет из себя изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трёх измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трёхмерного произведения. Распространение же заключается в продаже или ином отчуждении оригинала или экземпляров произведения.

Принцип исчерпания права в первую очередь касается именно распространения объекта интеллектуальной собственности. Содержание принципа исчерпания права состоит в том, что после отчуждения оригинала или экземпляров законно опубликованного произведения и введения их в гражданский оборот на территории Российской Федерации, дальнейшее их распространение допускается без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения [1, с. 36]. Как уже упоминалось, данный принцип позволяет правообладателям регулировать цены на свои товары в разных странах. Это приводит к тому, что цены на одни и те же товары даже в соседних государствах могут отличаться весьма значительно.

Вопросы законодательного регулирования параллельного импорта тесно завязаны с принципом исчерпания прав на товарный знак. Принцип территориальности исчерпания прав на товарный знак имеет большое экономическое значение. В зависимости от того, где заканчивается территория охраны исключительного права на товарный знак выделяют международный, национальный и региональный принципы исчерпания прав.

Национальный принцип исчерпания прав на товарный знак означает, что собственник не может контролировать дальнейшую продажу товара, который был введён в гражданский оборот на территории определённой страны собственником (правообладателем) или с его согласия. В то же время правообладатель вправе возражать против ввоза оригинальных товаров параллельными импортёрами.

В России в настоящее время принцип исчерпания прав на товарный знак закреплён в ст. 1487 ГК РФ, в соответствии с которой «не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия». Из текста приведённой нормы видно, что в России действует национальный принцип исчерпания права на товарный знак.

Региональный принцип представляет из себя исчерпание прав в соответствующем регионе, включающем территории сразу нескольких государств. Например, региональный принцип исчерпания прав действует в Таможенном Союзе. Данное положение прямо зафиксировано в Соглашении от 9 декабря 2010 г. «О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности» [3] между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстан (странами-участниками Таможенного союза), где сказано, что «не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака в отношении товаров, которые были правомерно введены в гражданский оборот на территории государств Сторон непосредственно правообладателем или другими лицами с его согласия».

В соответствии с международным принципом исчерпания права первая продажа товара, маркированного товарным знаком в другой стране должна иметь с юридической точки зрения те же последствия, что и внутри страны. То есть исключительное право на товарный знак будет исчерпано, если товар был реализован в любой точке мира собственником (правообладателем) или с его согласия.

Обратимся к вопросу об ответственности параллельных импортёров в судебной практике. Можно констатировать, что практика привлечения к административной ответственности параллельных импортёров судами не применяется. Это происходит благодаря изменению правовой позиции ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 3 февраля 2009 г. № 10458/08 по делу о «Porsche Cayenne S» [4]. Данное Постановление носит фактически прецедентный характер и формирует судебную практику по данному вопросу. ВАС РФ указал, что не является незаконным использование товарного знака, если предмет правонарушения выпущен самим правообладателем. Соответственно импорт в Россию товара, маркированного товарным знаком, без разрешения правообладателя этого знака, не является основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 14.10 «Незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг)» Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации [5]

Что касается гражданско-правовой ответственности за параллельный импорт, то в настоящее время разрешение этого вопроса в судах происходит единообразно. Анализ показал, что суды удовлетворяют требования правообладателей о привлечении параллельных импортёров к гражданско-правовой ответственности. При этом суды опираются на ст. 1487 ГК РФ, где закреплён национальный принцип исчерпания права на товарный знак. Помимо этого следует отметить, что истцы чаще всего требуют выплаты компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак по ст. 1515 ГК РФ и эти требования также удовлетворяются.

В научной литературе обосновывается точка зрения, согласно которой параллельных импортёров следует привлекать не только к административной, но и к гражданско-правовой ответственности [6].

В 2014 году неоднократно делались предложения коренным образом изменить государственную политику в области исчерпания прав на товарный знак. Реализовать это предполагалось путём легализации параллельного импорта в России. С подобной законодательной инициативой выступала Федеральная антимонопольная служба Российской Федерации. В Проекте внесения изменения в часть четвёртую ГК РФ часть 1 статьи 1487 предлагается изложить в следующей редакции: «не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот непосредственно правообладателем или с его согласия» [7]. Вполне можно прогнозировать, что правовое регулирование общественных отношений, связанных с параллельным импортом, подвергнется изменению. В связи с этим представляется актуальным проанализировать доводы за и против легализации параллельного импорта в нашей стране. Предварительно можно заметить, что в пользу запрета параллельного импорта выступают в большинстве своём правообладатели, которые зачастую не являются производителями товаров.

Основные аргументы для запрета параллельного импорта сводятся к следующим. Во-первых, возможно увеличение оборота контрафактных товаров, появление на рынке большого количества подделок. Представляется, что вопросы оборота контрафактных товаров и легализации параллельного импорта лежат в разной плоскости. Их зависимость друг от друга сильно преувеличена. Сам по себе запрет параллельного импорта не означает, что на рынке нет и не будет контрафактных товаров. Во-вторых, снижение уровня качества сервисного обслуживания, в частности, непредоставление параллельными импортёрами гарантийного обслуживания. Предполагается, что параллельные импортёры будут ввозить товары неадаптированные для нашей страны. Этот аргумент больше касается конкурентной борьбы хозяйствующих субъектов за потребителей. Запрет параллельного импорта ведёт к уменьшению хозяйствующих субъектов на рынке, что не лучшим образом сказывается на конкуренции. В-третьих, легализация параллельного импорта приведёт к нестабильности российского законодательства, что негативно скажется на инвестиционной привлекательности России в глазах иностранных компаний. Здесь же необходимо сказать, что легализация параллельного импорта может противоречить правилам Всемирной торговой организации (ВТО), в частности, это нарушает принцип режима наиболее благоприятствуемой нации по ст. 3.1 ТРИПС (ВТО). Отмечается, что в связи с этим возможно закрытие производств иностранных правообладателей в России. В-четвёртых, несение параллельными импортёрами незначительных предпринимательских издержек по сравнению с официальными дилерами, поскольку происходит экономия на рекламе брендированной продукции.

Аргументы в пользу легализации параллельного импорта в России и закрепления международного принципа исчерпания права на товарный знак заключаются в следующем. Действующим законом фактически предусмотрена возможность ввозить на территорию страны товаров одним лицом или с его согласия. Эти хозяйствующие субъекты вправе диктовать ценовую политику, что в свою очередь ведёт к продаже товаров по завышенным ценам. При этом правообладатели могут завозить на территорию страны неполный ассортимент товаров и т.д. В таких условиях затруднён выход на рынок производителям, которые качественно оказывают аналогичные услуги, реализующие аналогичные товары. В связи с этим можно сказать, что субъекты конкуренции находятся в неравных условиях, что противоречит действующему антимонопольному законодательству. Усиление конкуренции и увеличение количества хозяйствующих субъектов приведёт к снижение цен на услуги и товары. Однако при этом необходим усиленный контроль со стороны государства.

В доктрине сущность права на товарный знак сводится именно к индивидуализации товара. Следует подчеркнуть, что законодательство о товарных знака в первую очередь направлено на защиту интересов потребителей, а не правообладателей. Практически все исследователи отмечают, что легализация параллельного импорта повлечёт за собой снижение розничных цен, что благоприятно скажется на потребителях. Представляется, что доводы в пользу легализации параллельного импорта носят более весомый характер, в том числе экономический. Контроль за последующей реализацией товара на вторичном рынке должен выводиться законодателем за рамки интересов правообладателя.

Вполне возможно предоставить право контроля за законностью размещения товарных знаков на продукции самим правообладателям. Предоставление такого правомочия находится в сфере интересов правообладателей товарных знаков. Это позволит в большей мере соблюсти права всех заинтересованных лиц и поставить дополнительные барьеры на пути оборота контрафактных товаров. Технически это может быть реализовано путём проверки оригинальности любых товаров на специально созданных таможенных постах. Правообладатели могут участвовать в подобных проверках по запросу либо по собственной инициативе.

В заключение можно сказать, что параллельный импорт представляет из себя весьма сложное и многоаспектное явление. Параллельный импорт не относится к конкуренции эффективности производств, а скорее к правовому регулированию систем распределения уже произведённых товаров. Дискуссии вокруг параллельного импорта и принципов исчерпания прав на товарный знак идут довольно продолжительное время. Можно предположить, что затронутые в статье вопросы в большей степени зависят от экономической, чем от юридической составляющей. Представляется, что легализация параллельного импорта положительно скажется на развитии экономики нашей страны.


Библиографический список
  1. Попов Р.М. Правовое регулирование исчерпания исключительных прав и параллельного импорта в Росси и за рубежом // Право и экономика. 2012. № 2.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ (ред. 31.12.2014 № 530-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 52 (Ч. 1). Ст. 5496.
  3. Соглашение от 9 декабря 2010 г. «О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 5. Ст. 542.
  4. Вестник ВАС РФ. 2009. № 5.
  5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. 31.12.2014 № 532-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 1 (Ч. 1). Ст. 1.
  6. Ерёменко В.И. Принцип исчерпания права на товарный знак и проблемы параллельного импорта // Законодательство и экономика. 2013. № 6.
  7. [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс» (дата обращения 37.01.2015).


Все статьи автора «kon815454»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: