УДК 321.6

ПРИЧИНЫ АЛКОГОЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ Ф.M ДОСТОЕВСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ Ф. ЭНГЕЛЬСА

Лесевицкий Алексей Владимирович1, Хорошева Екатерина Игоревна2
1ФГОБУ ВО Финансовый Университет, Пермский филиал, преподаватель кафедры гуманитарно-социальных дисциплин
2ФГОБУ ВО Финансовый Университет, Пермский филиал, преподаватель кафедры общеобразовательных дисциплин

Аннотация
В статье анализируются социологические и психологические причины алкоголизации общества. На основе работы Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии» и романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» автор рассматривает основные факторы, влияющие на данное негативное явление. На примере образа Мармеладова мы препарируем психологические причины злоупотребления психоактивными веществами.

Ключевые слова: алкоголизация общества, дезадаптация, медленное самоубийство, пауперизм и нищета, причины алкоголизма, спаивание народа


CAUSES OF SOCIETY ALCOHOLIZATION IN WORKS BY F.M. DOSTOEVSKY AND CAUSES OF POLITICAL SOCIOLOGY OF F. ENGELS

Lesevitskiy Aleksey Vladimirivich1, Khorosheva Ekaterina Igorevna2
1The Perm branch of Financial University, Lecturer of the Humanities and Social sciences Department
2The Perm branch of Financial University, Lecturer of the General and Educational sciences Department

Abstract
Sociological and psychological causes of society alcoholization are analyzed in the article. Based on the work by F. Engels “Situation of working class in England” and on the novel by F.M. Dostoevsky “Crime and punishment”, the author describes the main factors influencing this negative condition. On the example of Marmeladov’s character we prepare the psychological causes of the substance abuse.

Keywords: alcoholization causes, disadaptation, pauperism and poverty, people alcoholization, slow suicide, society alcoholization


Библиографическая ссылка на статью:
Лесевицкий А.В., Хорошева Е.И. Причины алкоголизации общества в творчестве Ф.M Достоевского и политической социологии Ф. Энгельса // Политика, государство и право. 2015. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/07/2861 (дата обращения: 30.04.2017).

Вопрос о влиянии алкоголя на социум не является сугубо академическим, т. к. эта проблема имеет важное практическое значение для российского общества. Социологические исследования показывают, что влияние алкоголизации населения на демографические, экономические, медицинские сегменты социума крайне существенное. В нашей статье мы попытаемся выявить причины злоупотребления спиртными напитками, которые раскрыли в своем философско – рефлективном дискурсе Достоевский и Ф. Энгельс, люди XIX века, проникшие в эмпирическую и психологическую сущность данной проблемы. Вдумчивый читатель может задать абсолютно обоснованный вопрос: почему мы объединяем в рамках статьи тезисы столь разных мыслителей, проживающих в одной исторической эпохе? Дело в том,  что нами обнаружена удивительная тождественность во взгляде на вопрос о причинах алкоголизации общества между русским литератором и соратником К. Маркса. В данном случае Достоевский освещает вышеуказанную проблему в определенном смысле по-марксистски, но несколько углубляет ее в контексте эндогенных (психологических) причин пьянства.

Достоевский хотел посвятить целый роман художественному освещению темы алкоголизма, произведение должно было называться «Пьяненькие», но замысел его так и остался нереализованным. Его рассуждения об этой теме имеют не концептуальный, а спорадический характер, но даже в форме краткого изложения литератор крайне глубоко погружается в выявление психосоциологических причин данного негативного явления. Достоевский показывает в своих романах целый паноптикум алкоголиков, таких, как, например, «свободный художник» Фердыщенко, бывший боксер Келлер, «интриган» Лебедев, бывший мелкий чиновник Мармеладов и т. д. Разумеется, мы в своем кратком исследовании не можем рассмотреть всех вышеперечисленных персонажей, поэтому обратим наше пристальное внимание на одного из печальных героев романа «Преступление и наказание», тем более, что этот человек вполне типичен для анализа вышеуказанной проблемы. В чем же причина беспробудного пьянства Мармеладова?

Герой «Преступления и наказания» при первой встрече с Раскольниковым раскрывает важную социологическую и психологическую причину алкоголизма. Назовем ее компенсаторной. Мармеладов не имеет жизненных перспектив и работы, он выброшен детерминирующим влиянием буржуазной экономики на обочину общества. Пауперизм есть тяжелейшее испытание для психики человека. Чем характеризуется мамонистический социум? По мнению Ф. Энгельса, который в XIX веке написал довольно интересную книгу «Положение рабочего класса в Англии», рыночная система, основанная на конкуренции, всегда продуцирует безработицу. Наличие людей, не имеющих работы, – это родовой признак капиталистической системы хозяйства: «Кроме того, расхищение рабочей силы происходит в современном обществе непосредственно под влиянием конкуренции, создающей огромное число безработных, которые хотели бы работать, но не могут получить работу» [21, с. 540].

В социальном конструкте появляются свои отверженные, которые на психологическом уровне осознают, что никому не нужны, словно их выбросили на свалку истории. Тяжесть осознания подобного отношения к человеку необходимо чем-либо компенсировать. Разумеется, что при длительном течении периода безработицы личность не в состоянии удовлетворить элементарные базовые потребности: голод и нищета полностью видоизменяет духовный мир человека, появляется желание отключиться хоть на мгновение от негативного влияния подавляющей и тотально детерминирующей бытие человека реальности. Мармеладов с трагизмом и горестью произносит:

« – Милостивый сударь, начал он почти с торжественностью, – бедность не порок, это истина. Знаю я, что и пьянство не добродетель, и это тем паче. Но нищета, милостивый сударь, нищета – порок. В бедности вы еще сохраняете свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже и не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя. И отсюда питейное!» [3, с. 15]

Разумеется, Мармеладов – разочарованный человек, фатальность жизненных обстоятельств непреодолима. Что же вызывает столь острую боль экзистенции? Нам представляется, что он испытывает разочарование от несоответствия между жизненными планами, проектами и реальностью. Это несоответствие вызывает существенную психологическую фрустрацию, желание уйти от нее в иллюзорный мир «алкогольных грез». Сознание есть фактор отражения объективной реальности, и если бы реальность бытия изменилась для Мармеладова, то, вероятно, ослабла бы его пагубная привычка. Нам представляется, что К. Маркс во многом прав, утверждая, что «бытие определяет сознание». Удивительно, но мысли Достоевского в определенной мере созвучны с идеями Ф. Энгельса о проблеме алкоголизма в обществе: «Спиртные напитки являются для него (рабочего-А.Л.) почти единственным источником радости, и все как будто толкает его к этому источнику. Рабочий приходит с работы домой усталый и измученный, он попадает в неуютное, сырое, неприветливое и грязное жилище: ему настоятельно необходимо развлечься, ему нужно что-нибудь, недовольство усиливается до предела всеми остальными условиями его жизни: необеспеченностью существования, зависимостью от всяческих случайностей и невозможностью самому что-нибудь сделать для улучшения своего положения»[21,  с. 336  ].

Ф. Энгельс блестяще описывает компенсаторную функцию алкоголя, когда водка заменяет человеку все: достойное потребление материальных благ, человеческие, а не скотские условия существования, отсутствие карьеры и жизненных перспектив, ощущение своей значимости в социуме, любовь, уважение, собственность и т. д. В данном случае анализ Ф. Энгельса пронизан этическими сентенциями и болью за личность, которая вынуждена подменять достойное человеческое экзистирование наркотической иллюзией, вызванной парами алкоголя. Скотские условия жизни, состояние пауперизма, депрессивная реальность вызывает желание вырваться из подавляющего личность влияния, трансцендентировать  себя в мир грёз и иллюзий, фантазмов, вызванных  дикими плясками Бахуса. Мармеладов самими условиями своего экзистрирования поставлен в такие рамки, выходом из которых является медленное самоубийство, индицированное алкогольной зависимостью. Достоевский так описывает крошечную комнатку Мармеладовых, невыносимые условия бытия: «Маленькая закоптелая дверь в конце лестницы, на самом верху, была отворена. Огарок освещал беднейшую комнату шагов в десять длиной; всю ее было видно из сеней. Все было разбросано и в беспорядке, в особенности разное детское тряпье. Через задний угол была протянута дырявая простыня. За нею, вероятно, помещалась кровать. В самой же комнате было всего только два стула и клеенчатый очень ободранный диван, перед которым стоял старый кухонный сосновый стол, некрашеный и ничем не покрытый»[3, с. 26 ].

Мармеладов пьет не только для того, чтобы отключиться от внешнего мира, лик которого ужасен, а для того, чтобы заглушить остатки голоса совести, коренящейся в душе персонажа. Несмотря на алкоголизм, герой «Преступления и наказания» не утратил осмысленного этического отношения к миру. Он рассказывает студенту Раскольникову трагическую историю жизни своей дочери, которая по вине внешних обстоятельств вынуждена была стать проституткой. Кстати, отставной чиновник пьет на ее деньги.  Жертвенная любовь Сони к своим близким наполняет смыслом беспросветную жизнь данного персонажа. Она экзистирует в неблагополучной семье, ее отец злоупотребляет алкоголем, мать умерла, а с мачехой отношения достаточно сложные. Соня не единственный ребенок данного «случайного семейства», у нее есть малолетние сводные сестры и сводный брат. Финансовое благополучие семьи подорвано. По причине закоренелой болезни Мармеладов не в состоянии работать, потерял всякую трудоспособность, мачеха же больна чахоткой.

Мамонистическая социальная система жестока к людям. Личности, не принадлежащие к привилегированным сословиям, не получившие вследствие неплатежеспособности хорошего образования, не имеют шансов устроиться «с комфортом» в буржуазном обществе. Даже работая, Соня не в силах будет вырваться из беспросветной нищеты, таковы катастрофические условия существования «жителей социального дна»: «Теперь же обращусь к вам, милостивый государь мой, сам от себя с вопросом приватным: много ли может, по-вашему, бедная, но честная девица честным трудом заработать? Пятнадцать копеек в день, сударь, не заработает, если честна и не имеет особых талантов, да и то рук не покладая работавши!»[3, с. 19]. Любопытно, что Соня пыталась стать белошвейкой, но на доход от данного вида деятельности невозможно было прожить, тем более, что, пользуясь ее наивностью, «хозяин бизнеса» разными путями пытался не платить ее честно заработанные деньги:

« —Да и то статский советник Клопшток, Иван Иванович, — изволили слышать? — не только денег за шитье полдюжины голландских рубах до сих пор не отдал, но даже с обидой погнал ее, затопав ногами и обозвав неприлично, под видом будто бы рубашечный ворот сшит не по мерке и косяком»[3,с.19]. Поразительно, но Ф. Энгельс буквально в духе Достоевского описывает несправедливость в оплате труда английских ткачих ХIХ века, которых, как и Соню, используют для собственного обогащения фабриканты: «Швеи обычно живут по-нищенски в маленьких мансардах, причем в каждой из них их набивается столько, сколько только может вместиться, и зимой единственным средством обогревания большей частью служит естественная теплота организмов живущих здесь людей. Здесь они гнут спину над работой, шьют с 4-5 часов утра до полуночи, в несколько лет разрушают свое здоровье и готовят себе раннюю могилу, не имея возможности удовлетворить даже своих самых насущных потребностей, между тем как внизу по улице проносятся блестящие экипажи крупной буржуазии и, быть может, тут же поблизости какой-нибудь ничтожный дэнди проигрывает в один вечер в фараон больше денег, чем они могут заработать в течение целого года»[21, с. 435-436]. Сострадание к нищему человеку – основной лейтмотив творчества Достоевского, самая суть его этического миросозерцания, но мы констатируем, что и для Ф. Энгельса  эта тема является важнейшим лейтмотивом его научных построений. Марксизм буквально пронизан этическими сентенциями. В контексте вышеуказанной проблемы, мы хотим порекомендовать вдумчивому читателю ознакомиться с высокопрофессиональными исследованиями П.Н. Кондрашова [4],[5],[6],[7]. Как мы видим из приведенной выше цитаты, Достоевский и соратник К. Маркса в весьма схожих терминах описывают переполненную страданиями экзистенцию жителей «социального дна», вне зависимости от принадлежности этих угнетенных к конкретной стране и государству.

Нужда, невозможность найти поддержку у болеющего отца, едкие упреки мачехи, попрекающей куском хлеба, а главное, сострадание к своим сводным сестрам и брату заставляют Соню пожертвовать собою ради них. Ее отец произносит: «А тут Катерина Ивановна, руки ломая, по комнате ходит, да красные пятна у ней на щеках выступают, – что в болезни этой и всегда бывает: “Живешь, дескать, ты, дармоедка, у нас, ешь и пьешь и теплом пользуешься”, а что тут пьешь и ешь, когда и ребятишки-то по три дня корки не видят!»[3, с. 20]. Мармеладов с горечью и трагизмом говорит: «С тех пор дочь моя, Софья Семеновна, желтый билет принуждена была получить, и уже вместе с нами по случаю сему не могла оставаться»[3, с. 20]. Давление внешних обстоятельств настолько сильно, что для Сони проституция – единственный выход. Экзистенциальный выбор в подобной трагической жизненной ситуации ограничен: либо весьма «двусмысленная профессия», либо самоубийство, последнее способно избавить от страданий только ее одну, страдания же близких Сони только усилятся. В осознании этого и заключается ее великая миссия жертвенности, уничтожения своего «Я» во имя погибающих близких. Безусловно, Соня обладает альтруистическим мировоззрением, в отличие от Раскольникова с его углубленным самоанализом. Он в данных трагических обстоятельствах выбрал бы самоубийство: «Ведь справедливее, тысячу раз справедливее и разумнее было бы прямо головой в воду и разом покончить!

— А с ними-то что будет? — слабо спросила Соня, страдальчески взглянув на него, но вместе с тем как бы вовсе и не удивившись его предложению. Но он понял вполне, до какой чудовищной боли истерзала ее, и уже давно, мысль о бесчестном и позорном ее положении. Что же, что же бы могло, думал он, по сих пор останавливать решимость ее покончить разом? И тут только понял он вполне, что значили для нее эти бедные, маленькие дети-сироты и та жалкая, полусумасшедшая Катерина Ивановна, с своею чахоткой и со стуканием об стену головою» [3, с. 304].

Объективность экономических законов непреодолима, сама экономика продуцирует индивидов, которые не могут быть включены в систему хозяйства, являются «лишними людьми»: «Мы видели, что Мальтус, называя бедняка, или вернее безработного, «излишним», объявляет его преступником, которого общество должно карать голодной смертью» [21, с. 506] Ф. Энгельс в следующих терминах описывает социологическую феноменологию проституции: «И мы видим людей, которые тем или иным образом проституируют себя: нищенствуют, подметают улицы, стоят на углах в ожидании какой-нибудь работы, различными небольшими и случайными услугами едва    поддерживают свое существование, торгуют с рук всевозможными мелкими товарами или, как мы видели сегодня вечером на примере нескольких бедных девушек, ходят с гитарой с места на место, играют и поют за деньги и вынуждены выслушивать всякие дерзости и оскорбительные предложения, чтобы только заработать несколько грошей. И, наконец, сколько есть таких, которые становятся жертвами настоящей проституции! Число таких безработных, которым не остается ничего другого, как в той или иной форме проституировать себя, очень велико»[21, с. 541]. Объективные экономические законы просто непреодолимы для отдельной личности. Соне необходимо было спасти своих сводных сестер и брата.

Достоевский крайне часто подчеркивал, что на самопожертвование способна только настоящая личность, в которой отсутствуют эгоистические мотивы. Мир спасется через самоотречение. Христос был способен на самозабвение, завещая больше заботиться о ближних своих. Безусловно, Соня, как человек наиболее приближенный к этой христианской истине, в полной мере исполнила его завет. Соня поставила себе ограниченную, но все же активную цель – делать частное добро, предоставив судьбы всецелого мира воле Бога. Горемыка сама, она помогает тем несчастным, которые стоят ближе всего к ней, прежде всего в ее родной семье. Чтобы утолить чью-либо боль, она не причинит боль другому. Она не переступит через личность другого, а всегда, без оговорок и без расчета, добровольно и самоотверженно отдаст себя. Алкоголизм Мармеладова, несомненно, обусловлен и наличием совести в его внутреннем мире, бессилием что-либо изменить, он словно попал в мощнейший водный поток, против которого нет никакой возможности бороться. Остается одно: принять жизнь такой, какая она есть.  Но без алкоголя бытие предстает отвратительным и депрессивным,  тотально подавляющим человека, поэтому наш герой выбирает медленное самоубийство. Впрочем, Достоевский недвусмысленно намекает, что Мармеладов вполне осознанно бросился под повозку, столь невыносимой была боль существования. Его смерть – результат безжалостности общества, следствие мальтузианского «естественного отбора».

Мармеладов боится самой жизни, и противоядие от этого ужаса экзистенции – алкоголь, он на уровне химических ферментов способен дать личности уверенность в завтрашнем дне и надежду на благополучие, надежду на то, что все будет хорошо. Но мы должны обратить внимание на следующий момент: Достоевский и Ф. Энгельс связывают распространение алкоголизма с невыносимо скотскими условиями существования части людей в рамках социума. Этот тезис мыслителей  трудно оспорить, но весь наш опыт подсказывает, что алкоголизм распространен не только среди  пауперизованных  и  маргинальных слоев населения. Стало быть. проблема несколько глубже, чем думали Достоевский и Ф. Энгельс. Мы знаем множество случаев, когда дети сверхобеспеченных отцов становились не только алкоголиками, но и, например, употребляли наркотические вещества. У Достоевского, в отличие от Ф. Энгельса, есть ответ на данный вопрос. Русский писатель, безусловно, более тонкий психолог, чем выдающийся соратник К. Маркса. Литератор рассматривает ключевые вопросы человеческой экзистенции: одиночество, фатальность жизненных обстоятельств, страх бытия,  скуку и апатию пресыщенного человека, проблема голоса совести,  «раскол человеческого Я» и т.д. Все эти психологические дилеммы  потенциально могут продуцировать алкоголизм. Данная проблема не всегда может быть напрямую связана с качеством жизни индивида. Это важно учитывать. Злоупотребляющий алкоголем человек не имеет «нормальных механизмов» адаптации к окружающему миру, он потерял в нем некую опору (прообраз Матери), с которой чувствовал себя в полной безопасности. В этом смысле любой алкоголик – это дитя, потерявшее свою мать в этом жестоком мире: «Алкоголик или наркоман – это ребенок из психологического эксперимента, который не обнаружил на месте свою мать и, не вынеся одиночества, постепенно научился заменять ее бутылкой с алкоголем или шприцем с героином» [ 1, с. 278]. Еще З. Фрейд писал о том, что человек подсознательно всю свою жизнь пытается как бы вернуться в состояние плода, находящегося в материнской утробе, ибо там нет внешнего психотравмирующего мира и личности гарантирована полная безопасность. Алкоголь искусственным образом делает человека «метафизическим эмбрионом», он снова чувствует психологическую гармонию, спокойствие, атараксию, уверенность в себе, защиту от всевозможных катаклизмов, прилив счастья и эйфории и т.д. Вспомним, как Мармеладов почти на бессознательном уровне описывает психологическое состояние фрустрации и одиночества, потери этого «эмбрионального счастья»:

« — А коли не к кому, коли идти больше некуда! Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время, когда непременно надо хоть куда-нибудь да пойти!» [3, с. 16] Тема одиночества и забвения в творчестве Достоевского, безусловно, связана с экзистенциальными переживаниями человека, наиболее фундаментально, они, на наш взгляд,  рассматриваются в высокопрофессиональных исследованиях А. Н.  Кошечко [8], [9], [10].

Важным аспектом в рассуждениях Достоевского об алкоголизации общества является момент спаивания русского народа для пополнения бюджета государства. В ХIХ веке эта практика была достаточно широко распространена. Достоевский сетует, что для решения экономических сиюминутных задач здоровье русского этноса подрубается под корень. Экономика должна быть гуманной и благородной: цель развития хозяйства не должна быть реализована с помощью  антигуманных средств деградации народа, когда значительная часть консолидированного бюджета страны основана на продаже водки, которая ухудшает физическое и психическое здоровье гражданина: «Чуть не половину теперешнего бюджета нашего оплачивает водка, то есть по-теперешнему народное пьянство и народный разврат, — стало быть, вся народная будущность. Мы, так сказать, будущностью нашею платим за наш величавый бюджет великой европейской державы. Мы подсекаем дерево в самом корне, чтобы достать поскорее плод»[2, с. 94]. Важным аспектом критики «алкогольной политики» правительства времен Достоевского является  вопрос об беспрепятственном допуске к спиртным напиткам женщин и детей, в этом факте писатель видел проблему будущей деградации всей русской нации, разрушения ее генетического фонда: «Рассказывают и печатают ужасы: пьянство, разбой, пьяные дети, пьяные матери, цинизм, нищета, бесчестность, безбожие»[2, с. 41]. Детей и женщин необходимо оградить от этой отравы. Споить народ чрезвычайно просто, но кто потом будет жить на этой территории и защищать ее от недружелюбных соседей, желающих захватить Россию и с нетерпением ожидающих ослабления государства.

Таким образом, мы попытались рассмотреть причины алкоголизации общества. Мыслители, идеи которых мы подвергли анализу, склонялись к тезису, что проблема злоупотребления наркотическими веществами имеет социально-экономический генезис. Пауперизм, нищета, бесправие, безработица, безрадостность экзистенции –  все это, безусловно, способно продуцировать алкоголизм. Опьянение позволяет на время отключить человека от тотального воздействия травмирующей психику объективной реальности. Но Ф. Энгельс не видит в проблеме наркомании психологического (мировоззренческого) феномена, а созерцает только социологический аспект этого порока, соратник К. Маркса просто не был художником. Достоевский, по нашему мнению, более тонко подошел к анализу именно психологических причин злоупотребления личностью психоактивными веществами. Впрочем, как следует из текста нашей статьи, между Ф. Энгельсом и русским писателем немало точек соприкосновения в данном вопросе.


Библиографический список
  1. Вагин Ю.Р. Авитальная активность (злоупотребление психоактивными веществами и суицидальное поведение у подростков). – Пермь: Изд-во ПРИПИТ, 2001. – 292 с.
  2. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30 томах. Том 21 . Ленинград.: Наука, 1980. 551 с.
  3. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений в 15-ти томах. Том V. Ленинград.: Наука, 1989. 574 с.
  4. Кондрашов П.Н., Любутин К.Н. Анализ наиболее распространенных мифов философии Маркса //
    Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2011. № 11. С. 80-97.
  5. Кондрашов П.Н. Анализ экзистенциальной проблематики в философии Карла Маркса //  Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2014. № 3. С. 34-57.
  6. Кoндрашов П.Н., Кручинина А.В. Гуманистические идеи Карла Маркса и педагогика //  Проблемы современной науки и образования. 2014. № 1 (19). С. 59-65.
  7. Кондрашов П.Н. Экзистенциальный модус историчности в философии Карла Маркса //  Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки. 2012.№ 1. С. 61-68.
  8. Кошечко А.Н. Творчество Ф. М. Достоевского в идейном пространстве гуманистической антропологии русского экзистенциализма //  Вестник Томского государственного педагогического университета. 2014. № 9 (150). С. 96-103.
  9. Кошечко А.Н.Эпилептические припадки в мировоззренческой и художественной системе Ф.М. Достоевского: к постановке вопроса о генезисе экзистенциального сознания // Вестник Томского государственного педагогического университета = Tomsk State Pedagogical University Bulletin. 2011. № 11. С. 112-118.
  10. Кошечко  А.Н. Ценность как системообразующая категория экзистенциального сознания Ф.М. Достоевского //
    Современные проблемы науки и образования. 2014. № 5. С. 561.
  11. Лесевицкий А.В. Анализ теории межклассового отчуждения в творчестве Ф.М. Достоевского // Антро. 2012. № 1. С. 50-65.
  12. Лесевицкий А.В. Достоевский и экзистенциальная философия // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Философия. 2011. Т. 9. № 1. С. 120-124.
  13. Лесевицкий А.В. Исследование сущности “объемной теории отчуждения” в творчестве Ф.М. Достоевского // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 311-315.
  14. Лесевицкий А.В. Исследование сущности соборной феноменологии в творчестве Ф.М. Достоевского // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 7-2. С. 135-138.
  15. Лесевицкий А.В. История понимания экзистенциальных смыслов Ф.М. Достоевским и сравнительный анализ их истолкования в неклассической философии // Политика, государство и право. 2014. № 3 (27). С. 18.
  16. Лесевицкий А.В. Конфликт индивидуального и социального в экзистенциальной философии Ф.М. Достоевского // Политика, государство и право. Август 2013. № 8. С.1
  17. Лесевицкий А.В. Метафизика “новой и старой этики” в творчестве Ф.М. Достоевского и психоанализе Э. Нойманна // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 1 (29). С. 18.
  18. Лесевицкий А.В. Психосоциологический дискурс Ф.М. Достоевского в повести “Записки из подполья” // Политика, государство и право. 2013. № 7. С. 5.
  19. Лесевицкий А.В. Ф.М. Достоевский и К. Маркс: единство и борьба противоположностей // Политика, государство и право. 2014. № 12 (36). С. 3-9.
  20. Лесевицкий А.В. Ф.М. Достоевский и К. Маркс: к вопросу о феномене денег // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 2 (42). С. 149-154.
  21. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Издание II. Т. 2. М.: Издательство политической литературы, 1955. 651 с.


Все статьи автора «Лесевицкий Алексей Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: