УДК 327.83

ВЛИЯНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ НА ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ ПО ВОПРОСАМ БОРЬБЫ С КОРПОРАТИВНОЙ КОРРУПЦИЕЙ

Шашкова Анна Владиславовна
МГИМО(У) МИД России
кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного права, адвокат, почетный консул Сан Винсент и Гренадин

Аннотация
Предметом настоящего исследования является анализ влияния европейской политики на изменение законодательства России по вопросам борьбы с корпоративной коррупцией. В статье дается анализ политической и экономической составляющих для возникновения принятия изменений к законодательным актам РФ по вопросам противодействия коррупции. В статье делается обоснованный вывод о необходимости повышения общего и корпоративного правосознания лиц и корпораций для успешного противодействия коррупции. В статье делается обоснованный вывод о необходимости повышения общего и корпоративного правосознания лиц и корпораций для успешного противодействия коррупции. В статье дается анализ отдельных случаев корпоративной коррупции. Таким образом, корпорации осознанно выходят на применение принципов комплаенс в своей корпоративной деятельности. Статья проводит исследование исторического развития бизнес-практики по применению принципа комплаенс. Анализируя очередной отчет Трансперенси Интернешнл исследуется статус и место России в мире в отношении коррупции, автор приходит к выводу о необходимости введения принципа комплаенс и по отношению к российским корпорациям. Новизна исследования заключается в подробном анализе принятых в России судебных решений, нормативно-правовых актов и Соглашения о соблюдении правил честного поведения. Научная новизна исследования состоит в стремлении выстраивании авторской политологической концепции практики борьбы с коррупцией, международных и внутригосударственных проблем борьбы с отмыванием незаконных доходов, оценка зарубежного опыта по данному вопросу. Основным полученным выводом проведенного исследования является концепция необходимости сотрудничества бизнеса и власти для предотвращения как общей, так и корпоративной коррупции.

Ключевые слова: корпоративная коррупция, международные проблемы, право и бизнес, противодействие коррупции, сотрудничество, ТНК, честное поведение


EUROPEAN POLITICS’ INFLUENCE ON CHANGES IN RUSSIAN LEGISLATION CONCERNING FIGHTING CORRUPTION

Shashkova Anna Vladislavovna
MGIMO (University) under the MFA of Russia
Candidate of Science (Law), Associate Professor, Department of Constitutional Law, Moscow Region Bar Lawyer, Honorary Consul for St. Vincent and the Grenadines

Abstract
The present article is dedicated to the analysis of the European politics’ influence on changes in Russian legislation concerning fighting corruption. The article provides analysis of economical and political situation to arise changes in the Russian legislation concerning corruption. The author comes to a conclusion on the necessity of cooperation between business and the state power to combat both general and corporate corruption. The article gives a research of particular cases of corporate corruption. Thus, the corporations concisely come to business practice development of application of compliance. Analysis of the final report of Transparency International gives understanding of the place of Russia in corruption matters. The author researches in court decisions, legislation and Rights of the fair conduct. The articles comes to a grounded conclusion on the necessity to increase the level of knowledge of people and corporations in the issues of combatting general and corporate corruption.

Keywords: SIGMA, Transparency International. ОЭСР


Библиографическая ссылка на статью:
Шашкова А.В. Влияние европейской политики на изменение законодательства России по вопросам борьбы с корпоративной коррупцией // Политика, государство и право. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/08/3315 (дата обращения: 02.05.2017).

Когда речь идет о коррупции, можно судить лишь о предположительных масштабах.  То же можно сказать и о корпоративном преступлении: видна только верхушка айсберга, хотя большая его часть скрывается под водой.  Более того, анализ ситуации с коррупцией и корпоративными преступлениями свидетельствует о том, что с каждым годом их совершается все больше.  Однако это может быть иллюзией: растет наша осведомленность, но это не означает, что преступлений совершается больше, чем ранее. Скорее всего, правда где-то посередине:  количество коррупционных и корпоративных преступлений возросло, но не в той мере, как кажется. Почему же выросла осведомленность по этим вопросам?

Ситуация с коррупцией берет  свои истоки в холодной войне [26].  С окончанием холодной войны западные страны криминализировали взяточничество и отмывание денег, чего ранее не делалось. Впоследствии Рабочей группой ОЭСР по коррупции в сфере международных торговых сделок в 1994 году были разработаны рекомендации, а в 1999 году – Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций, что заставило страны, ратифицировавшие конвенцию, привести свое внутреннее законодательство в соответствие с указанной Конвенцией.  Это коснулось, например, таких стран, как Австралия, ФРГ и Нидерланды.

Конечно, в меньшей степени, но то же можно сказать и  о борьбе с корпоративными преступлениями.  Поскольку западные страны стали критиковать страны третьего мира, это неизбежно привело к разоблачениям западных компаний, работающих в этих странах.  Чем больше западные страны критикуют развивающиеся страны за взяточничество, тем больше вскрывается фактов участия в таких скандалах ТНК.

Право и бизнес – понятия, которые невозможно разделять, когда речь идет о государстве, смотрящем в будущее. И все же время от времени приходится сталкиваться с противопоставлением одного другому.  В конце 80-х годов ХХ века советские бизнесмены прямо заявляли о том, что с каждых 100 рублей дохода им приходится платить 142 рубля различных налогов и сборов – это взаимовлияние государства и бизнеса. К 1992 году размер взаимных неплатежей юридических лиц друг другу достиг уровня федерального бюджета [8, c.157]. Вследствие установления относительно стабильной экономической системы в России в настоящее время, конечно, нельзя говорить о таком масштабе проблем, но эти проблемы все же существуют, в особенности на уровне ТНК.

15 сентября 2006 года был опубликован отчет Всемирного банка по борьбе с коррупцией в РФ.  При оценки текущего законодательства и способности контролировать коррупцию Россия получила 151-е место из 208 наряду. Это то же место, которое получили  Никарагуа и Западный Тимур. При этом РФ на одно место оказалась впереди Нигерии, при этом уступив Свазиленду 150-е место [22]. Нельзя не признать, что объективно уровень коррупции в России снижается. Даже Transparency International не может не признать снижения уровня коррупции в России: в 2014 году Transparency International ставит Россию на 136 место из 175 по уровню восприятия коррупции [5]. Россия разделила это место с Нигерией, Ливаном, Ираном, Камеруном и Кыргызстаном. По данным Еврокомиссии Россия занимает среднюю строчку по уровню коррупции в европейских странах [20].

Россия является уникальной страной, где ее граждане вообще не идентифицируют себя ни с органами, управляющими государством, ни с бюджетными средствами, как будто это две параллельные системы, которые никогда не встречаются. Следовательно, для эффективной борьбы с коррупцией надо обратить внимание населения на то, что конкретно каждый из граждан теряет, если способствует своими действиями или бездействием коррупции.  Это могут быть социальные рекламные ролики, но, прежде всего, должны использоваться практические методы.

У отдельного гражданина должно быть ясное понимание, что ограбление государства – это ограбление его самого, и из-за того, что путем коррупции обогатился один человек, недополучили все граждане. Если на сегодняшний день гражданин понимает, что ему проще дать взятку, чем ждать в очередях, стараясь ломать систему, то завтра он может столкнуться с тем, что у него уже не будет адекватной денежной суммы на взятку, а поскольку он сам способствовал построению коррупционности в этом отдельном вопросе, он сам заблокировал себе легитимные пути выхода из данной ситуации. Он виноват сам! Необходимо повышать чувство ответственности за принятие собственных решений, чтобы, стоя на пороге перед дачей взятки, сам человек осознавал, что он поступает как незаконно, так и аморально.

Как следует регулировать коррупцию, в том числе корпоративную? В некоторых странах по аналогии с налоговыми преступлениями действует презумпция виновности в случае коррупции (например, в Таиланде или на территории Гонконга). В странах Латинской Америки судом принимаются как прямые, так и косвенные доказательства взяточничества (например, поддержание определенного уровня жизни, явно не соответствующего уровню доходов).  Вопросы борьбы с коррупцией необходимо решать не только в рамках уголовного права, но и на уровне моральной ответственности, потери репутации и, возможно, реального заработка.

Граждане России должны понимать, что их личная ответственность – это не перекладывание ответственности с госчиновника на частное лицо или бизнес.  Ответственность госчиновника должна быть выше в разы, и состоять она должна не только в эфемерном лишении свободы, которое, скорее всего, будет условным, а в реальном объявлении его персоной non grata, реальной невозможности устроиться на престижную работу или заниматься бизнесом, будучи раз уличенным в коррупции, реальном изъятии нечестно нажитого во благо государства и общества.   Должны уйти противоречия между обществом и государством.  Цена коррупции для рядового гражданина должна быть оглашена. Коррупции должна уйти как на уровне частных компаний, так и на уровне высших должностных лиц.

Какие выводы можно сделать в отношении развития коррупции и механизмов борьбы с ней? Коррупция – обычное явление в развивающихся странах, часть повседневной жизни предпринимателей и населения, которые терпят ее и даже фаталистически рассматривают ее как неотъемлемую часть своей культуры. Механизмы, посредством которых она распространилась, стали неофициальными нормами, которые существуют наряду с официальными или замещают их. Чиновников, которые отказываются играть по правилам этой игры, смещают с постов любого уровня. Бизнесмены, которые поступают так же, могут оказаться в невыгодном положении в конкурентной борьбе. Поскольку государственная служба воспринимается, в первую очередь, как наименее рискованный способ быстро разбогатеть, а вовсе не как служение народу, коррупция воспринимается как “нормальное” явление. Реальными препятствиями на пути борьбы с нею являются в одинаковой степени и интересы политической и административной пирамиды, и фатализм и невежество ее жертв. Общий фатализм поддерживается “культурой страха”, которая воспитывается именно теми  людьми, которые получают выгоду от коррупции. В связи с этим, существенно важно определить конкретное воздействие коррупции, какова ее структура, кто получает от нее выгоду, а кто страдает от нее. Эта информация имеет важное значение для выработки стратегии и осуществления действий по привлечению населения к борьбе с коррупцией. Яркое и выразительное разоблачение и порицание коррупции в общих словах не являются достаточными, и в долгосрочной перспективе могут оказаться даже контрпродуктивными. Слишком общее осуждение, не заканчивающееся конкретными мерами, вполне может “сбить” общее возмущение, вызванное коррупцией.

Transparency International полагает, что правительства, начинающие реализацию крупномасштабных антикоррупционных реформ, должны продемонстрировать свою решимость добиться реальных перемен, заключая “Соглашения о соблюдении правил честного поведения” при осуществлении одного или более крупных инвестиционных проектов [17, c.60]. Данная концепция закреплена во внутренних документов ряда передовых компаний и уже была успешно применена в ряде проектов. В настоящее время тщательно рассматривается необходимость ее более широкого применения. Transparency International разработала концепцию заключения таких соглашений в середине 90-х годов. Основные положения этой концепции следующие:

  • Заключение официального соглашения между государственным ведомством (“заказчиком”), организующим конкурс по реализации государственного проекта, и компаниями, подающими заявки на участие в проекте (“фирмы, участвующие в конкурсе на получение контракта”).
  • Принятие заказчиком обязательства о том, что его должностные лица не будут требовать или принимать никаких взяток.
  • Заявление, сделанное каждой фирмой, участвующей в конкурсе на получение контракта, о том, что она не давала никаких взяток с целью получения контракта и что она не будет делать этого и в будущем.
  • Принятие каждой фирмой, участвующей в конкурсе на получение контракта, обязательства о том, что она раскроет информацию обо всех платежах, произведенных в связи с данным контрактом любому лицу, включая агентов и других посредников.
  • Обязательство, принятое от имени каждой фирмы, участвующей в конкурсе на получение контракта, будет сделано “от имени руководителя компании”.
  • Фирмам, участвующим в конкурсе на получение контракта, рекомендуется иметь кодексы поведения компаний, строго запрещающие дачу взяток и другие виды неэтичного поведения, а также программы соблюдения положений данных кодексов для реализации их в рамках всей компании.
  • Заранее объявленный набор санкций за любое нарушение фирмой, участвующей в конкурсе на получение контракта, своих заявлений или обязательств, включая некоторые или все из нижеследующих санкций:
  • Лишение права на получение или расторжение контракта.
  • Потеря залога, сделанного при подаче заявки на участие в конкурсе.
  • Ответственность за ущерб перед заказчиком и конкурирующими фирмами, участвующими в конкурсе на получение контракта.
  • Внесение заказчиком данной фирмы на какое-то время в “черный список”.

Соглашение о соблюдении правил честного поведения направлено на решение следующих задач:

  • Создать компаниям условия для отказа от дачи взяток, предоставив им гарантии того, что их конкуренты будут поступать так же, и того, что государственные учреждения, занимающиеся закупками, возьмут на себя обязательства предотвращать коррупционные действия, в т.ч. вымогательство взяток, со стороны своих должностных лиц и будут придерживаться информационно прозрачных процедур.
  • Создать правительствам условия для сокращения высоких издержек, вызываемых коррупцией, и ее искажающего влияния на сферу государственных закупок.

В 1998 году ОЭСР ратифицировала Антикоррупционную конвенцию. Она поставила вне закона для компаний из развитых государств подкуп иностранных чиновников и сокрытие средств, направляемых на взятки. О том, насколько радикально изменилась законодательная основа международного бизнеса, свидетельствует следующий факт: до 1999 года иностранным филиалам немецких концернов не запрещалось «поощрять» иностранных госслужащих. Сейчас такие «поощрения» воспринимаются как немыслимая вольность.

31 июля 2008 года президентом Российской Федерации был утвержден первый Национальный план противодействия коррупции. Данный Национальный план противодействия коррупции устанавливает процедуру по борьбе с коррупцией в государственных органах. В каждом государственном органе создаются собственные подразделения собственной безопасности, а также кадровые аппараты, которые обеспечивают организацию и осуществление воспитательно-профилактических мероприятий. Борьба с коррупционными проявлениями проводится при тесном взаимодействии органов, прежде всего, правоохранительных.

11 апреля 2014 года новый Национальный план противодействия коррупции на 2014 – 2015 годы был утвержден Указом президента [14]. Данный план коснулся не только регулирования получения подарков членами Совета федерации и депутатами Государственной думы, но и в значительной мере судейского сообщества: предполагается создание подразделений, проводящих мероприятия по противодействию коррупции в судейском корпусе и судейских аппаратах.

Данные меры направлены на исполнение Федерального закона «О противодействии коррупции» и, по мнению автора, является новым шагом в РФ в сегодняшней борьбе с коррупцией.

В настоящее время в России стало модным слово «инновации». Россия претендует на переход к инновационной экономике, инновационной системе в целом.  Следовательно, инновационными должны быть и способы борьбы с корпоративной коррупцией, и именно с причиной этого явления, а не со следствием.

Непрозрачность, отсутствие отчетности на государственных должностях и широкие дискреционные полномочия способствуют коррупции. Отсюда основными средствами борьбы с коррупцией можно обозначить следующие:

  • уменьшение роли государства в экономике (для ограничения полномочий);
  • установление реального контроля и прозрачности (для повышения ответственности за свои действия);
  • изменение условий найма на работу в государственном секторе (для установления четкого вознаграждения и стимулирования).

С 15 февраля 1999 года на вопрос: “Давать взятки или не давать?” твердо звучит отрицательный ответ. . В этот день вступила в силу Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций от 1997 года. 17 февраля 2012 года Россия сделала большой шаг на пути поддержки международных антикоррупционных стандартов, официально депонировав документ о присоединении к Конвенции ОЭСР по борьбе со взяточничеством при заключении международных сделок на церемонии в ОЭСР в Париже.

Для того, чтобы эффективно побороть коррупцию, необходимо сотрудничество в международных масштабах. Односторонние действия по вменению в вину какого-либо деяния, совершенного за пределами территории некоторой страны (даже в случае, если правоприменение осуществляется внутри этой страны) легко делает данную страну уязвимой для критики по поводу ее вмешательства в дела другой страны, тем более, если эти действия затрагивают высоких иностранных политических сановников. Кроме того, односторонние действия, предпринятые изолированно, могут быть неэффективными и с практической точки зрения. Хорошо известно, что даже при непрямом экстратерриториальном установлении национальной судебной юрисдикции, существуют юридические ограничения и ограничения информационного характера (например, на сбор доказательств), особенно, когда соответствующие иностранные власти не прилагают усилий к сотрудничеству [18]. Без международного сотрудничества, свобода предпринимательства и инвестиций, использование групп и компаний, имеющих дочерние фирмы на оффшорных территориях, а также обращение за помощью к услужливым посредникам позволяют компаниям уклоняться от выполнения обязательств, установленных в законодательном порядке в их странах [9].

Начиная с 1989 года ОЭСР играла значительную роль в борьбе против международной коррупции. Данная борьба достигла своего пика в 1999 году, когда в силу вступила Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций. Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций является результатом сложного процесса, начавшегося с подготовки различных пакетов документов Рабочей группой по коррупции в сфере международных торговых сделок. Среди этих документов и Рекомендации, разработанные в 1994, 1996 и 1997 годах. Процесс завершился вступлением в силу указанной Конвенции по борьбе с коррупцией иностранных государственных чиновников при осуществлении международных сделок. Основной целью этих документов является предотвращение и  воспрепятствование коррупции при осуществлении сделок в международной торговле: инициативой является признание уголовным преступлением подкупа государственных чиновников иностранных государств и разработка соответствующих санкций и действенных мер, направленных на выявление и пресечение подобных преступлений, а также наказание за их совершение.

Одна из основных черт Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций – это ее новизна. Экономически сильные, промышленно развитые государства, являющиеся прародителями крупнейших многонациональных фирм, взяли на себя обязательство содействовать предотвращению и пресечению дачи взяток своими компаниями. Реализация таких процессов должна проходить через объявление уголовным преступлением “активной” коррупции со стороны должностных лиц государственных органов других государств (т.е. подкуп и дачу взяток таким должностным лицам). Данные процессы должны осуществляться независимо от того, подписали ли данные страны Конвенцию о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций 1997 года или нет. Более того, меры по осуществлению борьбы с коррупцией осуществляются вне зависимости от криминализации, применимости и применения в этих государствах на практике уголовных законов, касающихся так называемой “пассивной” коррупции (т.е. не передавания, а получения взяток должностными лицами государственных органов этих стран) [10]. Таким образом, государства, применяющие Конвенцию о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций, не намерены делать скидку ни на коррупцию среди этих иностранных государственных должностных лиц, ни на терпимость, которую проявляют к данному преступлению правительства этих государств. Планируется просто констатировать факт возможных неразрешимых проблем в случае преследования таких государственных должностных лиц, касающихся судебной юрисдикции, поскольку данные преступления, указанные в Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций могут быть не криминализированы в таких государствах, что приведёт к волне критики  по поводу  вмешательства в суверенные дела других стран государств-участников Конвенции.

Данный подход, кроме того, является результатом обеспокоенности в отношении положения дел в сфере торговли и экономически. Целью такого подхода является стремление снизить искажения международной конкуренции, вызванной коррупционной деятельностью. Такое неравное положение участников, обусловленное коррупцией, является недопустимым. Предпринята попытка гарантировать “ровное игровое поле”, т.е. установить на различных международных рынках единые правила для корпораций из различных стран. В настоящее время нет единой практики и тенденции по приданию единообразия уголовным нормам. К сожалению это не является широкой практикой, в особенности, в случаях когда если инициатива исходит от единичной группы государств, а не от международного учреждения, в состав которого входят множество участников. Такой подход демонстрирует новое направление в многостороннем нормативном регулировании международной торговли в целом, хотя необходимо отдать должное существующим прецедентам, таким как международное сотрудничество в борьбе с отмыванием незаконных доходов. Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций, будучи открытой для присоединения к ней других стран, может стать образцом для новых начинаний.

Другая особенность Конвенции состоит в том, что она следует примеру классических конвенций по уголовному праву (таких, как конвенции Совета Европы [11] или же меры, предпринятые против терроризма) в том, что касается определения данного преступления, оснований для установления судебной юрисдикции, “вторичных” правил и организации взаимного сотрудничества между странами-членами в вопросах оказания правовой помощи и осуществления экстрадиции. Вместе с тем, в других своих аспектах, Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций имеетзначительные отличия от  классической модели. Прежде всего, ее нормы не являются обязательными, мандаторными, не обладают сами по себе исполнительной силой. Если рассматривать положение Статьи 1, объявляющееуголовным преступлением дачу взятки иностранным государственным должностным лицам, то здесь необходима четкая формулировка или переформулировка данного положения для возможности криминализации его в уголовном законодательстве стран-членов. Некоторые положения, такие как тип и объем санкций, судебная юрисдикция,  и сроки данности по уголовному преследованию, не обладают четкой и исчерпывающей формулировкой. Можно сказать, что они являются общими, отражают ключевые положения, основное содержание, для принятия на основании этого норм внутреннего права, которые должны обеспечить введение в действие Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций.

Несмотря на некоторые недостатки данного подхода, он был избран не случайно: необходимо учитывать, что основой уголовных систем  различных государств являются различные критерии, затрагивающие ряд важнейших для систем уголовного права вопросов: являются ли юридические лица субъектами уголовного права, возможно ли расширить рамки правомочности судебной юрисдикции на основе принципа гражданства обвиняемого гражданина или, напротив, исключительно на основе территориального принципа, а также, насколько обязательным является уголовное преследование по данному вопросу [11]. Преамбула Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций требует принятия эквивалентных национальных мер во имя борьбы с коррупцией. Государства, подписавшие данную Конвенцию, могут выполнять свои обязательства, путем применения различных мер, установленных в законодательстве этих государств, при условии, что они адекватным образом смогут достигнуть предписанного результата.

В Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций содержатся также меры неуголовного характера. Данные меры преследуют цель достижения информационной прозрачности, а также принятие превентивных мер, они содержат требования к корпоративному бухгалтерскому учету и аудиту.

Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций делегирует Группе ОЭСР многостороннюю надзорную роль. Группа ОЭСР должна содействоватьчеткому выполнению Конвенции, а также  отслеживать посредством регулярного исследования и анализа мер, принятых государствами, подписавшими Конвенцию о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций, и их конкретного применения. Данный механизм является альтернативой процедуры разрешения споров, которая регулярно предусматривается в конвенциях, касающихся вопросов уголовного права. С его помощью более гибко и эффективно обеспечивается соблюдение взаимных обязательств и, в целом, осуществляются задачи , поставленные Конвенцией о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций. Целью данного механизма является, несомненно, не только и не столько механическое внесение материальных уголовных норм и правил в национальное законодательство. Здесь прослеживается целевая направленность на сдерживание международной коррупции, реализацию превентивных мер и борьбу с международной коррупцией с помощью принятия действенных и скоординированных национальных мер. Нормы Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций включают также правила, выходящие за рамки уголовного законодательства и имеющие целью предотвратить коррупцию и обеспечить прозрачность сделок и международное сотрудничество в данной области.

Многоплановый подход в борьбе со взяточничеством, которого придерживается  ОЭСР подразумевает, что размер коррупции можно оценить через,  определив объем спроса и предложения, что требует анализа различных показателей. Положения Конвенции о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций, Рекомендации, а также деятельность Рабочей группы по коррупции при осуществлении международных сделок свидетельствуют о том, что до настоящего времени ОЭСР уделяла большое внимание анализу показателей предложения по сделкам, связанным с коррупцией. Однако, для того чтобы добиться значительного снижения предложения по сделкам, связанным с коррупцией, требуется больше, чем просто криминализация факта подкупа государственного чиновника другого государства. Здесь необходимо участие и контроль со стороны бизнеса: бизнес должен внедрять антикоррупционные принципы в практику корпоративного управления, изменяя свою корпоративную культуру и создавая условия для принятия таких изменений. Для того, чтобы сориентировать бизнес в правильном направлении ОЭСР пересмотрела разработанный в 1976 году документ под названием «Основные принципы деятельности многонациональных предприятий». В данный документ был внесен новый раздел, предусматривающий необходимые к применению со стороны бизнеса превентивные меры по отношению к  возникновению взяточничества (а также для устранения стимулирования в той или иной мере к даче взятки). Принятых ОЭСР «Принципы корпоративного управления» также содержат поэтапные меры по совершенствованию системы раскрытия информации и большей транспарентности финансовой и иных сфер деятельности бизнеса.

Только лишь государства-члены ОЭСР не могут самостоятельно осуществлять эффективный контроль над коррупцией. Успешная стратегия в противодействии коррупции состоит из совместных действий многочисленных заинтересованных сторон, в том числе и государств, не входящих ОЭСР. Центр по сотрудничеству со странами, не являющимися членами ОЭСР является организацией, с помощью которой ОЭСР осуществляет финансирование ряда мероприятий, в которых принимали участие и страны, не входящие в ОЭСР. Регулярно такие мероприятия проводятся совместно с другими международными или региональными организациями, среди которых следует отметить Европейский союз, Всемирный банк, Организацию американских государств и Азиатский банк развития.

Начиная с 1992 года в рамках Программы SIGMA страны с переходной экономикой в Центральной и Восточной Европе проводят консультации по вопросам проведения реформы системы государственного управления [23].

Программа SIGMA оказывает содействие таким странам – бенефициарам в разработке законпроектов6 касающихся порядка регулирования деятельности органов государственного управления. Эта Программа вносит весомый вклад в формирование высоких этических стандартов государственной службы. Она содействует правительствам государств в  формировании эффективной системы бюджетного планирования и принятия решений, внедрении технологий, рекомендует и проверяет  структуру бухгалтерской отчетности, финансового контроля и обращения наличных денег, а также систему управления информацией. Помимо прочего, в рамках Программы проводитсяконсультирование по вопросу создания и обеспечения независимости и профессионализма высших аудиторских органов, которым принадлежит ключевая роль в процессе отчетности правительства о понесенных расходах. Высшие аудиторские органы отвечают за вопросы выявления случаев нецелевого расходования государственных средств или незаконного распределения расходов и, впоследствии, доводят эту информацию до парламента и общественности. Программа SIGMA проводит консультации по вопросам создания современных систем государственных поставок и соответствующего законодательства, чтобы избежать случаев незаконного и неверного распределения средств в сфере поставок товаров и услуг для государственных нужд. Государственные нужды  часто связаны со значительными трансфертами финансовых ресурсов, поэтому эффективное вмешательство Программы SIGMA содействует реальной и эффективной прозрачности и подотчетности при поставках товаров и услуг для государственных нужд.

SIGMA применяет подход, состоящий из трех этапов. Она предоставляет странам рекомендации, касающиеся того, как:

  • составлять проекты законов и вторичного законодательства, создавая жизнеспособные системы закупок, согласующиеся с Директивами ЕС по закупкам [8];
  • разрабатывать и проводить курсы обучения для инструкторов, ориентированные как на государственных должностных лиц, которые заключают контракты, так и на бизнесменов, которые подают заявки на заключение этих контрактов и выполняют их;
  • поощрять межстрановой обмен знаниями и опытом в области государственных закупок и сокращение в результате этого масштабов распространения коррупции посредством проведения международных конференций и создания баз данных и web-сайтов.

Две трети принятых в России норм в той или иной степени являются результатом имплементации положений двух международных договоров: Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999г. и Конвенции ООН против коррупции 2003г.

Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций является в настоящее время одним из важнейших инструментов, направленных на борьбу с дачей взяток иностранным публичным лицам. Государства-участники данной Конвенции постепенно становятся полноправными членами Рабочей группы по борьбе с подкупом иностранных государственных чиновников при осуществлении международных сделок. В их обязанности также входит одобрение Рекомендаций Совета по борьбе со взяточничеством, принятых в 1997 году с последующими изменениями и дополнениями, а также Рекомендаций по налоговым вычетам в связи со взятками иностранных государственных чиновников, принятые 11 апреля 1996 года. Сейчас кажется поразительным, что до 1996 года взятки иностранным публичным лицам включались крупными компаниями в налогооблагаемую базу, тем самым позволяя им на законных основаниях не платить налоги со взяток.  Чем не логика Альфонсо Капоне о том, что правительство не может взимать законные налоги с незаконных денег…

Однако противодействие и превентивные меры по борьбе со взяточничеством, подкупом, стимулированием взяточничества все более и более развиваются. Положения Конвенции предусматривают, что страна – участник должна криминализировать ответственность за получение взяток иностранными государственными чиновниками и впоследствии – ответственность бизнеса («юридических лиц» – по используемой в Конвенции терминологии) за дачу взятки. Дальнейшие положения Конвенции, главным образом, развивают и дополняют это требование в части его применения и обеспечения его выполнение. Основной целью Конвенции по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций является борьба с коррупцией при совершении международных сделок, однако при этом положения Конвенции являются достаточно гибкими: государства могут адаптировать изложенные в Конвенции требования к своему действующему внутреннему законодательству.

Согласно Конвенции по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций ответственность распространяется на всех лиц. Ответственность должна распространяться также на предложение и на обещание дать и на дачу взятки. Здесь автор отмечает заложенные основы, которые в последствии были реализованы в Акте о борьбе со взяточничеством 2010 года, принятым в Великобритании.

Конвенция устанавливает, что ответственность наступает независимо от того, сделано ли предложение через посредника или непосредственно взяткодателем, и независимо от того, какое лицо получит незаконные  преимущества: само иностранное публичное лицо или какая-либо третья сторона. Ответственность наступает независимо от формы взятки: взятка борзыми щенками – такое же преступление, как и взятка деньгами. Конвенция запрещает предоставление любых преимуществ, будь то осязаемая или неосязаемая,  денежная или не денежная выгода.

Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций запрещает подкуп с целью получения или сохранения «торговых или иных преимуществ при осуществлении международных сделок». Данный запрет не сводится только получением контрактов, но распространяется также и на получение разрешений в области регулирования каких-либо видов деятельности, а также получение преференций в области налогообложения, таможенного режима, юридических и судебных процедур. Ответственности подлежат лица, не взирая на то, они, например, являлись наиболее квалифицированным участником торгов или могло бы должным образом получили те же преимущества. И это является преступлением независимо от «масштабов преимущества, его результатов, местных обычаев, терпимого отношения местных властей к подобного рода платежам или существующей якобы необходимости совершить данный платеж».

Вводится понятие “иностранный государственный чиновник”.  В данное понятие «иностранный государственный чиновник» включается любое лицо, назначенное или избранное, представляющее интересы другой страны в законодательной, административной или судебной области; любое лицо, исполняющее публичные функции в интересах другого государства, в том числе государственного органа или государственного предприятия; любое официальное лицо или представитель международной организации.

Там, где факты коррупции внутри страны являются основанием для применения законодательства о борьбе с отмыванием денег [5] необходимо применение тех же самых правовых норм и в отношении коррумпирования иностранных государственных должностных лиц. Таким образом, Конвенция предписывает применение “национального подхода”, т.е. внутренних правовых норм, для борьбы с этим видом преступлений. Это имеет фундаментальное значение в плане действенного применения Конвенции. Хорошо известно, что взятки, предназначенные для высокопоставленных иностранных государственных должностных лиц, выплачиваются “из-за границы за границу” через банковские каналы и финансовых посредников в третьих странах, через, как правило, оффшорные финансовые центры, защищенные банковской тайной и враждебно относящиеся к международному сотрудничеству. До настоящего времени эти платежи не влекли за собой применения законодательства о борьбе с отмыванием денег, поскольку “транснациональная” коррупция не считалась преступлением. В настоящее время все меняется. С присоединением к Конвенции 1997 года о борьбе с дачей взяток таких финансовых центров, как Люксембург и Швейцария, теперь, в случае совершения преступления в виде дачи взятки иностранному государственному должностному лицу будут, наряду с другими мерами, применяться и местные нормативные акты, направленные на борьбу с отмыванием денег, предусматривающие обязательства докладывать и сообщать имеющиеся факты, а также арест и конфискацию денежных средств. Участвуя в таких сомнительных финансовых сделках, можно подвергнуть себя риску уголовной ответственности.

Автор отмечает, что для достижения успешного результата борьбы с коррупций необходимо объединение всех сил: и бизнес, как прикладная движущая сила экономики, здесь является передовым фактором. Успех противодействия коррупции зависит проявления нетерпимости к коррупции, честности и общности интересов государственной и предпринимательской деятельности.


Библиографический список
  1. Вавилов Л. Что такое кикбэкинг? Особенности коррупции в США // Новости разведки и контрразведки. – 1994. – №  11-12.
  2. Исправников В.О. «Серая» экономика под властью криминальных структур 1. Коррупция: понятие, сущность, меры и ограничения: Лекция. // Экономика и жизнь. 1997. №  47. С. 27. – М.: Академия МВД СССР, 1991.
  3. Индекс восприятия коррупции – 2014: оценка России упала на один балл. URL: http://transparency.org.ru/indeks-vospriiatiia-korruptcii/indeks-vospriiatiia-korruptcii-2014-otcenka-rossii-upala-na-odin-ball
  4. Конвенция Совета Европы против терроризма. Варшава. 16 мая 2005 года. URL: http://www.mid.ru/ns-dos.nsf/2b5ba3b238823e59432569e70041fcb4/08c9f103bca5369fc325712300406566?OpenDocument
  5. Конвенция по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций. Стамбул. 21 ноября 1997 года. Ст.7. URL: http://ppt.ru/texts/index.phtml?id=46764
  6. Кувалин Д.Б. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния  // М.: МАКС Пресс, -  2009. – С. 157. – ?
  7. Кузовков Ю.В. Мировая история коррупции. Интернет-версия. 2010. С. 138.
  8. Моссиалос Э. Регулирование фармацевтического сектора в Европе: ради эффективности, качества и равенства. Open University Press. 2004.
  9. Механизмы обеспечения верховенства права для постконфликтных государств. Максимизация наследия смешанных судов. ООН. Нью-Йорк и Женева. 2008.
  10. О «бедной» коррупции замолвите слово: разновидности украинского мздоимства. 26 октября 2012 года. URL: http://dumskaya.net/news/o-bednoj-korrupcii-zamolvite-slovo-raznovidnosti-022448/
  11. Рекомендация № R (87) 18 Комитета министров Совета Европы государствам-членам относительно упрощения уголовного правосудия. 17 сентября 1987 года. URL: http://www1.umn.edu/humanrts/russian/euro/RRec(87)18.html
  12. Ролдугин О. Коррупция в Сочи бьет мировые рекорды / О. Ролдугин // Собеседник.ru. – 2001. – 12 сентября. URL: http://sobesednik.ru/scandals/korruptsiya-v-sochi-bet-mirovye-rekordy
  13. Роль предпринимательских структур в противодействии коррупции. / отв. ред. Н.Г. Семилютина, Е.И. Спектор // 2014. Консультант +
  14. Указа Президента РФ №226 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2014-2015 годы» от 11 апреля 2014 г.
  15. Хабриева Т.Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Противодействие коррупции: Сборник аналитических материалов. М., 2012.
  16. Шашкова А.В. Международные и внутригосударственные аспекты борьбы с коррупцией как частный случай противодействия легализации преступных доходов / Право и управление XXI векю 2011. №1. С. 16-21.
  17. Шеретов С.Г. Профессиональная этика юриста. Сборник документов. Алматы. 2008. С.60 Cartier-Bresson J. 1997, “Corruption network, transaction security and illegal social exchange”, Political Studies, 45 (3), 463-476.
  18. Extraterritorial Criminal Jurisdiction / Strasbourg, Council of Europe. Publications and Documents Division. 1990. P. 12.
  19. Pokatovich E. The model of corruption and punishment on an illegal market. // Pokatovich Elena, State University ― Higher School of Economics, Moscow, Russia. , WP13/2007/08. – Moscow: Publishing House of SU HSE, 2007.
  20. Report from the Commission to the Council and the European Parliament. EU Anti-Corruption Report. Brussels. 3 February 2014. URL: http://ec.europa.eu/dgs/home-affairs/e-library/documents/policies/organized-crime-and-human-trafficking/corruption/docs/acr_2014_en.pdf
  21. Rose-Ackerman S., 1999, Corruption and Government: Causes, Consequences and Reform, Cambridge University Press.
  22. Russia’s money laundering fight questioned. ISN Security Watch. Commentary by Sergei Blagov. 20 September 2006. URL: http://www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pdffiles/pub868.pdf
  23. SIGMA (поддержка для совершенствования в области управления). http://n-europe.eu/glossary/term/3445
  24. Shleifer A., R. Vishny, 1993, “Corruption”, Quarterly Journal of Economics, 108, 599-617.
  25. Tanzi V. Global financial crime: Terrorism, money laundering and offshore centres. // M.: Publishing House of SU HSE. -  2004. – Р. ix-x.
  26. Transparency International, 2001, 1999 Bribe Payers Index, In Global Corruption Report, 237-239, Berlin.


Все статьи автора «Шашкова Анна Владиславовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: