УДК 343.1

ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОЛИГРАФА В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

Куликова Екатерина Геннадьевна1, Шигуров Александр Викторович2
1ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» Средне-Волжский институт (филиал), студент
2ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» Средне-Волжский институт (филиал), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса

Аннотация
В данной статье рассматриваются проблемы применения полиграфа в уголовном судопроизводстве. Авторы отмечают отсутствие единой сложившейся практики оценки допустимости и достоверности доказательств, основанных на использовании полиграфа. Такой подход нарушает принцип равенства граждан перед законом и судом, дает возможность судам произвольно принимать или отказывать по формальным критериям в оценке заключения экспертов-полиграфологов

Ключевые слова: детектор лжи, доказательство, полиграф, психофизиологическая экспертиза, суд, уголовный процесс


PROBLEMS OF USE OF POLYGRAPH IN MODERN CRIMINAL TRIAL OF RUSSIA

Kulikova Ekaterina Gennadyevna1, Shigurov Aleksandr Viktorovich2
1Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), student
2Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure

Abstract
This article discusses the problem of the use of polygraph in criminal proceedings. The authors note the absence of a single existing assessment practices admissibility and reliability of the evidence based on the use of the polygraph. Such an approach violates the principle of equality of citizens before the law, enables the courts arbitrarily to accept or refuse the formal criteria in the assessment of expert opinions, Polygraph

Библиографическая ссылка на статью:
Куликова Е.Г., Шигуров А.В. Проблемы использования полиграфа в современном уголовном процессе России // Политика, государство и право. 2016. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2016/04/3850 (дата обращения: 30.04.2017).

Одной из сложнейших проблем уголовного судопроизводства является проблема выявления лжи и определения достоверности показаний свидетелей, потерпевших, обвиняемых. На ранних этапах развития уголовного судопроизводства для этого использовались ордалии. Например, в древнем Китае проводилось испытанием рисом: подозреваемый выслушивал обвинение, набрав в рот немного сухого риса. Его вина считалась доказанной, если рис оставался сухим. Объяснялось это тем, что от боязни изобличения останавливается слюноотделение. В древней Индии обвиняемому говорили различные слова, связанные с совершенным преступлением, при этом он должен был отвечать первым словом, пришедшим на ум, одновременно ударяя в гонг. Считалось, что, отвечая на критическое слово, подозреваемый сильнее ударяет в гонг. Подобные испытания были характерны для обвинительного типа уголовного процесса.

В розыскном типе уголовного судопроизводства для выявления ложных показаний применялись пытки: как к подозреваемым, так и потерпевшим, свидетелям, чьи показания вызывали сомнения.

С переходом к состязательному типу уголовного судопроизводства, в котором субъект доказывания оценивает доказательства по собственному убеждению, основанному на непосредственном исследовании каждого доказательства в отдельности и всех их в совокупности, проблема определения достоверности показаний участников уголовного процесса, является одной из актуальных тем процессуальных и криминалистических исследований.

Развитие технического прогресса подарило миру уникальный прибор – полиграф, или как его еще называют «детектор лжи».  Хотя необходимо сразу оговориться, что употреблять применительно к полиграфу такое название будет неверно. Ложь или правду он выявить, к сожалению, не может. Прибор лишь пассивно регистрирует протекающие в человеческом организме процессы, не оказывая на них обратного влияния. Полиграф вызывает бурные дискуссии в научной и юридической общественности, разделив ее на два противоположных лагеря, один из которых, следуя веяниям времени, поддерживает применение полиграфа, другой, наоборот, считает его использование недопустимым.

Стоит отметить, что экспертиза с применением полиграфа уже длительное время практикуется в большинстве стран. Само слово «полиграф» означает «многопишуший», что определяет его возможность одновременно записывать информацию, приходящую по параллельным каналам. В настоящее время под полиграфом понимают устройство, включающее в себе совокупность медико-биологических приборов, дающих возможность наблюдать и фиксировать динамику психофизиологических реакций человеческого организма на вопросы, которые задает полиграфолог [1, c. 43].

Действие прибора основаны на следующих обстоятельствах. Отражение преступления в памяти людей осуществляется в виде образов произошедших событий и обстоятельств преступления. Ученые выяснили, что фиксация следов в памяти происходит в три этапа. На первом из них следы отображаются в сенсорной памяти, фиксирующей информацию на уровне органов чувств. Сенсорная, или еще ее называют иконическая память, чрезвычайно кратковременна, и составляет порядка 0,25 секунд. На следующем этапе происходит изучение, сортировка и обработка сигналов, которые затем переводятся в долговременную память, являющуюся третьим этапом фиксации следов. И именно психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа может помочь установить имеются ли в памяти конкретного человека значимые для него обстоятельства совершенного преступления.

Повышение эмоционального напряжения при проведении проверки на полиграфе неизбежно приводит к физиологическим изменениям в человеческом организме. Эти изменения (дыхания, потоотделения и др.), невидимые вооруженным глазом и фиксируются полиграфом при помощи датчиков, закрепленных на различных участках тела испытуемого. На полученной информации эксперт-полиграфолог и основывает свое суждение, в котором отражается субъективная значимость для участника процедуры тех или иных обстоятельств, о наличии в его памяти определенных следов какого-либо события.

Однако, к сожалению, подобная экспертиза в нашей стране не пользуется популярностью как у сотрудников правоохранительных органов, расследующих преступления, так и у судей, рассматривающих уголовные дела. Объяснение тому можно найти лишь одно – непредсказуемость выводов полиграфологов, заключение которых может стать основанием для вынесения оправдательного приговора, что уже имело место на практике.

Так первый подобный случай произошел в Гагаринском районном суде г. Москвы в 2009-2010 гг. Полиграф показал: обвиняемый Дмитрий Тихонов никого не убивал, все это совершила свидетель – Ирина С., оклеветавшая Дмитрия, с целью запутать следствие [2].

Данный приговор имел огромный резонанс в определенных кругах. Выводы из него сделали все: адвокаты – о том, что полиграф может сослужить хорошую службу в оправдании подзащитного, а судьи и следователи – о том, что он является помехой на пути к привлечению обвиняемого или подозреваемого к уголовной ответственности.

Необходимо отметить, что руководство прокуратуры Российской Федерации и ее структурных подразделений неоднократно рекомендовало назначение и проведение данной экспертизы при рассмотрении уголовных и даже гражданских дел. Подтверждением тому может служить информационное письмо «О проведении психофизиологических экспертиз» [3] от 16.11.2005 № 28-05/06-05 и письмо Генеральной прокуратуры России от 14.02.2006 г. № 28-15-05 с обобщением практики применения полиграфа для расследования преступлений. Обзор практики показывает положительный опыт применения «детектора лжи» в уголовном судопроизводстве. В письме указывалось и на то, что даже в качестве доказательств по делу могут использоваться справки специалиста-полиграфолога о проведенном опросе, показания специалистов-полиграфологов о результатах проводимых опросов.

Однако, несмотря на это, суды в подавляющем большинстве случаев отказывают в проведении психофизиологических экспертиз с применением полиграфа отмечая, что данной экспертизы попросту «не существует». При этом в решении суда по поводу данной экспертизы содержатся выводы о том, что ее выводы не носят бесспорный характер, а потому ее проведение является нецелесообразным.

Анализ судебной практики Республики Мордовия показал, что даже в случае назначения психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа судом первой инстанции, апелляционная и кассационная инстанции исключают из мотивировочной части решения доказательства, являющиеся результатом таких экспертиз.

Так в качестве примеров можно привести Кассационное определение Верховного суда Республики Мордовия от 30 мая 2012 года по делу № 22‑1779/2012 в котором суд указал: «Судебная коллегия считает необходимым приведенное судом в мотивировочной части приговора в качестве доказательства вины Давыдова Е.Н. в содеянном, экспертное исследование подозреваемого Давыдова Е.Н. с использованием полиграфа на л. д. 192-198 т. 1, подлежащим исключению, поскольку такое экспертное исследование с использованием полиграфа, в настоящее время не может быть использовано в качестве доказательств, ввиду его несовершенства» [4].

В другом Апелляционном определении Верховного суда Республики Мордовия от 10 апреля 2013 года по делу № 22‑746/2013 указано, что «УПК Российской Федерации не содержит такого доказательства как детектор лжи» [5].

Такая позиция судов представляется в корне неверной [6, c. 26], так как согласно статье 45 Конституции Российской Федерации каждый гражданин вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом [7]. А применительно к данной экспертизе это положение означает право каждого ходатайствовать перед судом о назначении в отношении него судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа. Подобная экспертиза не нарушает конституционных прав граждан, поскольку проводится только при наличии письменного добровольного согласия испытуемого, так как согласно со статьей 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Кроме того испытуемому разъясняется порядок проведения экспертизы, а накануне этой процедуры испытуемому заранее показывают вопросы, которые ему задаст полиграфолог. Стоит отметить, что эти вопросы не должны содержать в себе формулировку состава преступления, так как определение этих обстоятельств входит не в компетенцию эксперта, а в компетенцию суда.

Вывод суда о том, что психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа не предусмотрена законодательством, является ошибочным. В соответствии с приложением № 2 к Приказу Минюста России от 14.05.2003 № 114 [8] одной из разновидностей экспертизы называется психологическая, а к числу экспертных специальностей относится «Исследование психологии и психофизиологии человека». Таким образом, психофизиологическая экспертиза является одной из разновидностей экспертиз, основанных на современных научных познаниях в данной сфере, и использующих современное оборудование, позволяющее фиксировать психофизиологические реакции организма.

Кроме того, ч. 6 ст. 164 УПК РФ закрепляет, что при производстве следственных действий могут применяться технические средства, каковым, собственно, и является полиграф. Следователь (дознаватель) вправе привлечь к участию в таком следственном действии, как допрос, и специалиста-полиграфолога для обеспечения правильного надлежащего применения данного технического средства и дачи необходимых разъяснений (ст. 58 УПК РФ).

Результаты опроса с использованием полиграфа, осуществляемого специалистом (полиграфологом) оформляются в виде «заключения специалиста», в котором он излагает свое суждение, как это предусмотрено в ч. 4 ст. 80 УПК РФ. А согласно п. 3.1 ст. 74 УПК РФ такое заключение специалиста-полиграфолога является доказательством.

Кроме того, стоит отметить, что подозреваемому (п. 11 ч. 4 ст. 46) и обвиняемому (п. 21 ч. 4 ст. 47) Уголовно-процессуальный закон предоставляет право «защищаться иными средствами и способами, не запрещенными настоящим Кодексом». Как мы видим применение полиграфа не запрещено УПК России, и, следовательно, подозреваемый, обвиняемый и подсудимый могут ходатайствовать о его применении с целью своей защиты [9, c.178].

Из вышесказанного можно сделать однозначный вывод: для применения полиграфа в уголовном процессе нет правовых запретов.

Необходимо отметить, что еще Р. С. Белкин указывал, что точность выводов психофизиологической экспертизы с применением полиграфа достигает 80-90 %, а при верной тактике применения полиграфа все выводы оказываются достоверными. А по данным ВНИИ МВД России, точность показателей современных полиграфов доходит до 96% [10, c. 153]. Профессор Ю. И. Холодный – «отец отечественной полиграфологии» в своих трудах отмечал, что в некоторых случаях вероятность ошибки составляет 0,16-0,8%. Очевидно, что подобная точность сопоставима с точностью результатов традиционных видов судебных экспертиз.

Стоит отметить, что говорить о полном отказе судов Республики Мордовия от использования психофизиологических экспертиз с применением полиграфа будет неверно. Судами принимаются в качестве доказательств заключения данной экспертизы, но, к сожалению, как показывает практика, только в том случае, когда оно изобличает преступника и является одним из доказательств его вины [11, c. 204].

Данное утверждение подтверждается судебной практикой Республики Мордовия. Так, в Кассационном определении Верховного суда Республики Мордовия от 24 октября 2012 года по делу № 22‑2911/2012 указано: «По итогам психофизиологического обследования было выявлено, что Имайкин А.И. располагает информацией о деталях случившегося, не совпадающей с той, что была изложена им в ходе предтестовой беседы… Оказать противодействие полиграфу невозможно, для этого и проводятся проверочные тесты, и если отсутствуют реакции, исследование не проводится. Выводы психофизиологического исследования носят категоричный характер» [12].

Таким образом, можно сделать вывод об отсутствии единой сложившейся практики оценки допустимости и достоверности доказательств, основанных на использовании полиграфа: по одним делам суды принимают их в качестве доказательств, по другим – нет. Такой подход, нарушает принцип равенства граждан перед законом и судом, дает возможность судам произвольно принимать или отказывать по формальным критериям в оценке заключения экспертов-полиграфологов. На наш взгляд, Пленум Верховного Суда РФ обязан сформировать единообразный подход к оценке достоверности рассматриваемых заключений, основанный на оценке современным научным сообществом методики проведения соответствующих экспертиз, системы подготовки экспертов соответствующей квалификации, требований к оборудованию, используемому при проведении подобных экспертиз.


Библиографический список
  1. Комиссарова Я.В., Килессо Е.Г., Перч В.О. Криминалистика + криминалисты = опыт борьбы с преступностью. М.: Юрлитинформ, 2005.
  2. Пятиминутка правды // Российская газета. 2010. №5105 (26)
  3. Информационное письмо «О проведении психофизиологических экспертиз» от 16.11.2005 № 28-05/06-05 [Электронный ресурс] URL: npnkp.ru.
  4. Кассационное определение Верховного суда Республики Мордовия от 30 мая 2012 года по делу № 22 1779/2012 [Электронный ресурс] URL: http://vs.mor.sudrf.ru/
  5. Апелляционное определение Верховного суда Республики Мордовия от 10 апреля 2013 года по делу № 22 746/2013 [Электронный ресурс] URL: http://vs.mor.sudrf.ru/
  6. Шигурова Е.И., Максимочкин М.Е. Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Мир науки и образования. 2015. № 4. С. 26.
  7. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  8. Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 14 мая 2003 г. № 114 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  9. Шигурова Е.И. Развитие института частного обвинения в ходе судебной реформы 1864 г. // Наука и современность. 2014. № 32-2. С. 178-183.
  10. Букаев Н.М. Полиграф и гипноз: проблемы применения в уголовном процессе России // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (26-27 октября 2006 г.). Тюмень, 2007. Вып. 3. С. 153.
  11. Шигурова Е.И., Шигуров А.В. Нарушения при формировании коллегии присяжных заседателей как основания для отмены приговора в апелляционной инстанции // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 3-1 (53). С. 203-205.
  12. Кассационное определение Верховного суда Республики Мордовия от 24 октября 2012 года по делу № 22 2911/2012 [Электронный ресурс] URL: http://vs.mor.sudrf.ru/


Все статьи автора «Шигуров Александр Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: