УДК 323

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И ПРИРОДООХРАННОЕ ДВИЖЕНИЕ В КАРЕЛИИ

Савицкий Алексей Александрович
Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук

Аннотация
Данная статья посвящена рассмотрению экологической ситуации в Карелии и деятельности природоохранных организаций республики. Уделяется внимание формам и методам работы экологов, а также проблемам взаимодействия между организациями природоохранной направленности.

Ключевые слова: Всероссийское общество охраны природы (ВООП), Карельский республиканский Совет Всероссийского общества охраны природы (КРСВООП), КАССР, охрана природы, Республика Карелия, экология


ECOLOGICAL SITUATION AND THE ENVIRONMENTAL MOVEMENT IN KARELIA

Savitsky Alexey Aleksandrovich
Institute of Language, Literature and History of the Karelian Research Centre of the RAS

Abstract
This article is devoted to the ecological situation in the Republic of Karelia and the activities of environmental organizations of the republic . Attention is paid to the forms and methods of work of environmentalists , as well as issues of cooperation between the organizations environmental focus.

Keywords: "Кедр"


Библиографическая ссылка на статью:
Савицкий А.А. Экологическая ситуация и природоохранное движение в Карелии // Политика, государство и право. 2016. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2016/05/3881 (дата обращения: 29.04.2017).

Движение за охрану окружающей среды среди общественно-политических организаций одно из самых молодых. Человек задумываться о своем воздействии на природу и неизбежных последствиях такого воздействия стал сравнительно недавно. Ранее идеи о необходимости жить в гармонии с природой, не причиняя ей непоправимого вреда по преимуществу являлись уделом мыслителей. Век XX, наряду с бурным индустриальным развитием, поставил человечество перед проблемой сохранения окружающей среды.

Рассматривать деятельность природоохранного движения в отрыве от существующей экологической ситуации, наверно, неправильно. Необходимо и общее представление о жизни общества в недрах которого зарождается и существует общественно-политическое движение.  Ведь характер представлений людей и направленность хозяйственной деятельности во многом определяют и появление проблем в сфере экологии и характер их решения.

Экологические движения являются реакцией общества на растущие экологические проблемы и присущи, главным образом, развитым индустриальным державам. Выражена у этих движений и национальная специфика. Это происходит в силу того, что экологические проблемы в различных странах могут значительно отличаться. Влияют на характер политической и общественной работы и особенности национально менталитета экологов.

Между тем, постепенно оформляется экологическое движение, ориентированное на глобальный, планетарный масштаб. Появляются идеи создания единого экологического надгосударственного органа, чьи решения станут обязательными для национальных правительств. Это с одной стороны отражает общий ход развития современной цивилизации с присущим ей глобализмом. И в то же время это и инструмент влияния, посредством которого в перспективе можно будет навязывать целым странам и континентам нужные создателям данного эколого-политического проекта решения. Разумеется, сегодня все разговоры на эту тему носят исключительно сослагательное наклонение и воспринимаются как во многом фантастический проект. Здесь данный блок идей упомянут с целью привести пример тесного переплетения экологии и политики, что в современном мире не такая уж редкость.

Дальнейший разговор пойдет о природоохранных организациях России и Республики Карелия, а их деятельность достаточно далека от большой политики, хотя порой пересекается и с ней. Обратимся к истории экологического движения в нашей стране и республике.

Точно определить время зарождения самих идей, лежащих в основе экологической деятельности, крайне сложно. Великие умы в нашей стране обращали внимание на бережное отношение к природе давно. Меры по сбережению природных богатств с давних пор предпринимали и государственные мужи. Известен пример  1674 г., когда царь на два года запретил рыбную ловлю, обеспокоенный сокращением поголовья Рыбной слободы. Однако, в самостоятельное общественно-политическое движение экологи выделяются позже чем в большинстве индустриально развитых стран.

Природоохранное движение заявляло о себе как о реальной силе еще в советский период. В частности общественность, обеспокоенная проблемой защиты окружающей среды, активно проявила себя в обсуждении проекта Конституции СССР 1977 г. и Конституции РСФСР 1978 г.

Их оформление в самостоятельное общественно-политическое движение  пришлось на период перестройки, когда все общество и государство стремительно меняли свой облик. Государство с середины 1980-х гг. непрерывно ослабляло контроль за деятельностью общественных организаций и это дало импульс зарождению новых движений. Среди них оказались и экологи. Забегая вперед, отметим, что экологи в отличие от многих партий и движений, увидевших свет в те годы, оказались способны сохранить и развить структуру и остаются и поныне в русле политической жизни страны. Это свидетельствует о востребованности их работы, ее актуальности в силу возрастания экологических проблем.

На особенности общественно-политической жизни и движения, направленные на охрану природы в частности, влияет наша российская специфика, которая пронизывает буквально все грани бытия. В чем же она проявляется в данном случае? Характер экологических проблем, как правило, задается особенностями хозяйственной деятельности. А они в свою очередь тесно взаимосвязаны с особенностями политического, социального и культурного развития.

Советский период характеризовался активным освоением и добычей природных богатств. К этому добавляется индустриальный подъем 1930-х гг., в следствие которого чрезвычайно усилилось загрязнение окружающей среды. И в более поздние годы промышленные предприятия комплектовались очистными сооружениями неполно и не систематически. Можно констатировать недостаточное внимание к этому вопросу. К этому необходимо прибавить проведение ядерных испытаний, а также отсутствие должной переработки твердых отходов.

Хозяйственная деятельность в СССР и контроль за сохранением окружающей среды осуществлялись государством. Для него же задачи промышленного развития и добычи сырья, предназначенного на экспорт, часто стояли выше соображений экологического плана. Убежденность в не экологичности советской модели хозяйствования и шире всей направленности развития достаточно распространена среди экологов. «Конечно, индустриальное общество в его “социалистической” разновидности оставило после себя не очень пригодную для жизни среду обитания, разворованные ресурсы, хищнически разоренную природу и, самое главное, затратную инфраструктуру, включающую в себя военно-промышленный комплекс, неразвитые технологии, дисбаланс производства и дисгармонию производственных отношений. Эта инфраструктура еще долгое время будет негативно влиять на любые процессы в странах бывшего СССР и отчасти Восточной Европы.

Огромные территории, зараженные в результате военных испытаний, промышленных катастроф на химических и ядерных объектах, опустошенные из-за несбалансированного сельского хозяйства и мелиорации, затопленные гигантскими ГЭС, не являются, однако, уникальным советским явлением. Как не являются уникальными ни загрязнение морей, ни снижение здоровья населения (главным образом понижение иммунитета), ни тем более исчезновение видов. Все это можно увидеть и на Западе, и на Юге. Бывший Второй Мир может претендовать лишь на исключительные масштабы нанесенного окружающей среде ущерба»[1] .

Сложно сравнивать кто нанес больший ущерб природе СССР или страны Запада. Просто в силу того, что защитой окружающей среды развитые капиталистические страны занимаются на территории своих государств, а почти все вредные производства и разработки вынесены ими в страны так называемого третьего мира. В то время как промышленность СССР загрязняла территорию своей страны. Однако, в среде экологов сложилось убеждение об исключительной губительности отечественной промышленности и хозяйственной сферы в целом для окружающей среды.

Отчасти мобилизацию общественности вокруг экологических инициатив нужно признать «заслугой» государства. Например, идея «поворота рек»  сплотила в борьбе против себя едва ли не весь актив советского природоохранного движения. И, конечно, экологические проблемы оказались в фокусе внимания советской общственности после аварии на Чернобыльской АЭС. Впрочем, долгое время движению недоставало единого центра и после проведенных акций природоохранное движение вновь распылялось по регионам и становилось почти незаметным в политической жизни страны.

В 1987 г. экологов собрал под единую крышу «Зеленый мир», возглавляемы писателем С. Залыгиным. Между тем, это были лишь первые шаги, поначалу очень незначительно влиявшие на реалии советской действительности. Одной из проблем, которую констатировали экологи конца 1980-х, это отсутствие реальных политических механизмов, позволяющих эффективно защищать окружающую среду. Развитие экологического сознания, говорили они, протекает исключительно на местах, как это и должно быть, а средства воздействия на природу и ее защиты централизованы и вынесены за рамки местной компетенции [2].

Трудно охарактеризовать фон настроений тех лет как благоприятный для экологических инициатив. Обеспокоенность состоянием окружающей среды, безусловно, в обществе присутствовала. Ее высказывали  общественники,  партийные и государственные деятели различного уровня. После аварии на Чернобыльской АЭС демонстрировать заботу о состоянии окружающей среды становится своего рода хорошим тоном. Однако, готовность воспринимать экологов как представителей самостоятельной политической силы отсутствовала совершенно. Кроме того, период перестройки в числе всего прочего являлся периодом, когда политика многими воспринималась исключительно как нечто глобальное, а стремление обустроить регион, район или город трактовалось как отсутствие широты взглядов.

«Наши «зеленые» хороши, пока защищают собственную речушку, свое озерко, свой огород: до соседа им и дела нет. Стоит им съехаться вместе — и не о чем говорить, как только спорить чья речка важней для Вселенной. А о таком слове как «мир» или «человечество», они, по-моему, и не слыхивали!…»[2]. Это мнение о зарождавшемся зеленом движении высказал один из общественных деятелей, присутствовавших на учреждении экологической ассоциации в 1987 г.

Действительно, усилия экологов носили во многом локальный характер, будучи привязаны к конкретным проблемам того или иного региона. Природоохранные организации различных республик и областей имеют в силу такой привязки к местным условиям большую специфику, чем партии сходной идеологической направленности. Обладают рядом самобытных черт и карельские экологи.

Идея бережного отношения к окружающей среде в целом популярна среди населения республики. Нередко забота о природе определяла выбор стратегии развития КАССР. Так, партийное руководство республики сделало все возможное, чтобы не допустить строительства в Петрозаводске заводов по производству автомобильных шин и телевизоров. Эти предприятия должны были иметь союзный масштаб и серьезно усилить экономический потенциал региона. Отказ от размещения их на территории КАССР несомненно свидетельствовал о стремлении местных властей снизить и без того уже значительное давление человека на окружающую среду.

Попытка обобщить данные о состоянии окружающей среды была предпринята Институтом леса Карельского филиала АН СССР в виде исследовательской темы «Оценка экологической ситуации в Карелии и разработка предложений по рационализации природопользования», разработанной за 1988-1991 гг. Вскоре, в 1993 г., увидел свет «Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Республики Карелия в 1992 году» [3]. Он разрабатывался с учетом аналогичных докладов федерального масштаба.

Коллектив, работавший над документом, объединил специалистов и научных работников ряда министерств и ведомств, учреждений, в чью компетенцию входили проблемы окружающей среды и природопользования. Одно это обстоятельство свидетельствует о возросшем к первой половине 1990-х гг. внимании государства к экологической проблематике.

После распада СССР государство уже не являлось в одном лице и эксплуататором природных ресурсов и контролером данного процесса. Поэтому стали формироваться соответствующие контрольные органы и совершенствоваться нормативно-правовая база, направленная на пресечение особо хищнических способов хозяйствования. Активная позиция экологов в период перестройки сыграла в этом также, думается, не последнюю роль. Во всяком случае, экологическое движение становится постоянным составляющим в обмене веществ российской политической жизни.

Однако и действовать ему приходится в условиях изменившегося социально-политического ландшафта. Готовы ли к этому оказались экологи? Вероятно, ответ должен быть дан отрицательный. Эффективной работы с организациями (корпорациями, естественными монополиями), которые набирают с 1990-х гг. все большее влияние, выстроить не удается. Государство — главный и часто единственный участник диалога с экологами.

Нет пока и тесного контакта с политическими партиями, равно как нет и своей парламенской партии. Организации экологической направленности занимают в политическом пространстве особое место. Главной причиной такого положения является характер их целей, которые не могут являться объектом политической борьбы. Именно потому даже в странах с развитым экологическим движением подобные организации, как правило, не занимаются политикой самостоятельно, а располагаются «под крылом» какой-нибудь партии. В случае с европейскими экологами речь чаще идет о политических организациях левого толка. Сказанное справедливо также по отношению к российским экологам. Хотя их влияние на принятие политических решений в стране менее выражено, по сравнению с зарубежными, в первую очередь, европейскими природоохранными организациями. Отечественные экологи, появившись на политической арене в период всплеска общественной активности конца 1980-х гг., быстро отошли от собственно политической деятельности. В целом, по России экологи легче и быстрее находят общий язык с демократическими партиями и движениями [4].

Одной из особенностей экологического движения является его привязка к конкретным условиям. В отличие от политических партий, придерживающихся одной программы достаточно долгое время, у экологов повестка дня может сменяться часто. Они реагируют на существующие проблемы, а их после распада Советского Союза в Карелии наблюдалось достаточно. Не случайно наиболее активны в нашей республике представители природоохранных организаций Петрозаводска и Костомукши. Эти города в числе неблагополучных по целому  перечню проблем.

Среди наиболее серьезных проблем выбросы вредных веществ и загрязнение атмосферного воздуха. В 1992 г. в Карелии 455 промышленных предприятий загрязняли своими выбросами атмосферу. А их, по подсчетам экологов, было около 455.9 тыс. тонн, а удалось уловить и обезвредить только 208 тыс. тонн (45,6%) [3:6]. Выбросы уменьшились на 13,4% по сравнению с предшествующим 1991 г. Однако,  записать это на счет государственных инстанций или общественных организаций нельзя. Причина в уже наметившемся спаде промышленного производства. Определен к 1992 г. и перечень наиболее проблемных в экологическом плане городов республики: Костомукша, Петрозаводск, Сегежа, Кондопога. Выбросы промышленных предприятий в этих городах составляли 73,4 % от общего количества выбросов по всей республике [3:7].

В дальнейшем выброс отходов от промышленных предприятий продолжал уменьшаться в связи с прекращением работы самих этих предприятий. В первую очередь сказанное верно в отношении столицы Карелии. В Петрозаводске в советский период сосредотачивались предприятия тяжелого машиностроения, ставшие в условиях рыночной экономики убыточными. Разумеется, сей процесс никоим образом, не связан с позицией или деятельностью природоохранных организаций.

Кроме того, к старым проблемам в сфере защиты окружающей среды постепенно добавлялись новые. Уже ко второй половине 1990-х гг. ученые стали все больше внимания обращать на комплекс проблем, формируемый самой жизнедеятельностью современного города и вызывающий серьезные антропогенные изменения земной.

Стоит, пожалуй, отметить глобальный характер распространения данной проблемы. Если в начале XIX в. В городах мира проживало только 3% населения, то к концу XX в. горожане стали составлять половину человечества, а в промышленно развитых странах эта цифра достигает 75%. Практически все города мира с населением превышающим 1 млн.чел. должны быть отнесены к I и II категории экологического неблагополучия, которое оценивается как “наиболее высокое” и “очень высокое” [5].

Сама ситуация благоприятствовала созданию политической организации экологической направленности. Сложная ситуация в сфере охраны природы и ставшая доступной для населения информация об этом, казалось бы, должны обеспечить экологам достаточный уровень социальной поддержки на выборах.

В апреле 1993 г. создано Конструктивное экологическое движение «Кедр». Его рождение происходило под патронажем Санэпидемнадзора  и движущей силой  организации изначально стали государственные служащие – люди далекие по менталитету от большинства энтузиастов природоохранного движения.  Во главе “Кедра” встал А. Панфилов. Ему же принадлежит идея формирования привлекательной для спонсоров природоохранной деятельности [6]. Подобный взгляд не сближал «Кедр» с другими экологическими организациями. К слову, достаточно многочисленными, неплохо сплоченными, способными влиять в ряде случаев на принятие властных решений. Практика конца 1980-х гг. наглядно это продемонстрировала.

Можно утверждать особое положение «Кедра»: с одной стороны, единственная экологическая партия, и в тоже время стоящая особняком среди остальных российских защитников окружающей среды. Изначально движение встретило прохладный прием [7], а это в значительной мере сокращало электоральную базу «Кедра». Который в 1994 г. становится партией и вступает в борьбу за думские мандаты в декабре 1995 г. Набрав 1,39% голосов избирателей [6], оказался среди наименее популярных у граждан политических организаций. Следующие выборы в законодательный орган страны «Кедр» пропустил. Вероятно, не напрасно: к тому времени за ним закрепляется дурная слава псевдоэкологической организации, призванной использовать природоохранную тематику исключительно в популистских целях.

С 2000 г. «Кедр» официально именуется Российской экологической партией Зеленые. Что побудило кедровцев к переименованию? Отсутствие социальной поддержки позволяло и даже предполагало эксперименты с имиджем. Терять в любом случае было нечего. Кроме того наименование «зеленые» закрепляется к началу XXI в. за всем спектром природоохранных организаций, пользующихся доверием у значительной части населения. Нельзя в данном случае исключать попытки «Кедра» мимикрировать под зеленых за счет переименования. Однако, если такие расчеты и имели место, трудно их признать успешными. Выборы в Государственную Думу 2003 г. принесли Зеленым только 0,42% [6].

Напрашивается вывод о неспособности данной организации ни занять лидирующие позиции в среде общественно-политических организаций экологической направленности, ни обратить на себя внимание широких народных масс и привленчь их на свою сторону.

Одной из причин этого видится неудачное сочетание экологических и либеральных ценностей, бывших в 1990-е гг. едва ли не официальным  курсом государства.  Посмотрим на соотношение политики и экологии в программных документах зеленых. В уставе организации провозглашена главная цель: «формирование, укрепление и развитие гражданских основ в системе государственного управления, обеспечивающих гармоничное развитие Российской Федерации как государства, в котором человек, его права и свободы являются высшими ценностями, главным приоритетом служит счастливая и гармоничная жизнь отдельной личности и всего народа в целом» [8].

Интересно, каким образом партия планирует создавать и развивать гражданские основы в системе государственного управления. Планы же обеспечить гармоничное развитие всей Российской Федерации выглядят совсем уж самоуверенно. Впрочем, не стоит придираться. Данный пункт программы, даже если судить по путанному и абстрактно-демагогическому стилю, не более чем формальность.

Вероятно, так же следует вопринимать и декларируемые  в уставе  «создание условий стабильного и качественного роста уровня жизни граждан, экономического роста, экологической безопасности, социальной обеспеченности и правовой защищенности путем выработки конструктивной экономической, экологической, социальной и законодательной политики» [9].  Показательно, что и данные пункты устава, подобно предыдущему, не находятся в компетенции политической партии. В России политику в области экологии, социальной сферы вырабатывает Правительство РФ. Складывается впечатление о слабой проработке устава партийным активом, формальным подходом к его написанию.

Убежденность в возможности решить чуть ли не все существующие проблемы за счет одной лишь правильной законотворческой деятельности, присущая зеленым, думается, в нашей стране найдет немного единомышленников. Отсутствует в действиях зеленых четкая линия на формирование экологической политики, оформившаяся на Западе уже к началу 1990-х гг.

Перечислим составляющие этой политики. Начинается она с полной инвентаризации природных ресурсов и предприятий, способных нанести вред окружающей среде. Экологическая политика немыслима без экологического мониторинга. Запуск очередного производства не должен проводиться без предварительной оценки вреда для окружающей среды. Формируются новые правила хозяйствования, при которых собственники на свои средства обеспечивают проведение всех необходимых мероприятий по снижению экологических рисков от любых форм деятельности [10].

Претворение данных мер в жизнь в Европе показало неплохой результат. Пессимизм промышленников не оправдался, спада производства не произошло. Производства, особенно вредные и крупные, к этому времени уже активно переносятся в страны третьего мира, что несколько оздоровило экологическую ситуацию в странах золотого миллиарда.

Экологическая политика, будь она реализована в нашей стране, могла бы привнести в жизнь немало хорошего. Она подразумевает переход общества на новые принципы жизни [10:141]. Без изменений в мировоззрении людей и, как следствие, их образе жизни,  существенных успехов на поприще природоохранной деятельности не достигнуть. В современной России экологически ориентированное мышление, а также чувство ответственности перед природой крайне редкие атрибуты жизни. Так обстояло дело и в дореволюционный и в советский периоды. Схожая ситуация и сейчас. Просто окружающая среда за последние сто лет стала значительно менее пригодной для жизни.

Некий намек на стремление Зеленых хотя бы проложить путь к экологической политике усматривается в их нацеленности на «содействие совершенствованию государственного управления на основе экологизации экономических отношений, обеспечивающих укрепление и развитие России как экономически сильного и независимого государства, становлению духовно, нравственно и физически здорового общества» [11].

Все же проблема формулируется слишком обще и обтекаемо. Конкретные шаги к ее решению не предлагаются. А ведь она одна из важнейших как в 1990-е гг. так и сегодня. Экология духа, социальных отношений вызывают серьезную обеспокоенность в наше время. Влияние на состояние окружающей среды культуры  и  этической концепции населения неоспоримы. К сожалению, Зеленым за годы их работы не удалось сделать массовым целостный взгляд на природу и социум.

Обещания содействовать органам государственной власти в деле защиты окружающей среды, способствовать созданию гражданского общества и укреплению дружбы и согласия в межнациональных отношениях [12] выдают в зеленых скорее демократическую партию, ориентированную на контакт с государством, нежели на политический союз экологов. В любом случае, примечательно преобладание либеральных ценностей над природоохранными. Последние, когда встречаются, то без четкого плана действий и в виде неопределенных формулировок. Конкретных дел Зеленым также не хватало. Крупные проекты в области охраны окружающей среды связаны с деятельностью других организаций.

А экологических проблем, волнующих общественность, за 1990-е гг. меньше не стало. Одной из наиболее резонансных проблем в начале 2000-х гг. становится захоронение радиоактивных отходов.

Проект федерального закона “О внесении дополнений в статью 50 Закона РСФСР “Об охране окружающей природной среды”, разрешавший ввоз в Россию и хранение на ее территории отработавшего ядерного топлива, обсуждался на заседании Государственной Думы 21 декабря 2000 г.

Наиболее активно против данной идеи выступили депутаты из фракции “Яблоко”, указывавшие на отсутствие в законопроекте  необходимых мер по контролю при обращении с отработавшим ядерным топливом и на отсутствие прозрачной экономической схемы,  гарантирующей использование средств, полученных Россией за ввоз и хранение на ее территории отработавшего ядерного топлива, на строительство хранилищ и экологические программы. Критиковали  министра по атомной энергии Е. Адамова, не представившего на заседании правительства никаких расчетов по этому вопросу [13].

Закон, разрешающий ввоз в Россию отработанного ядерного топлива (ОЯТ), был принят в третьем чтении Государственной Думой 6 июня 2001 г.  Вскоре после его направления в Совет Федерации, 20 июня 2001 г., фракция “Яблоко” выступила с обращением к членам верхней палаты российского парламента с призывом отклонить пакет законов о ввозе ОЯТ. 10 июля 2001 г. пакет законов о ввозе ОЯТ был подписан Президентом. Одновременно с этим Президент создал комиссию по контролю за реализацией этих законов [13].

Наиболее активно проявляет себя на поприще экологических инциатив партия “Яблоко”, а отнюдь не Зеленые. Разумеется, большую роль в данном случае играл доступ к парламентской трибуне. Пикеты, проводимые экологами (далеко не все из них имели отношение к партии Зеленые), имели меньше шансов попасть в фокус внимания общественности, по сравнению с думскими выступлениями и заявлениями политиков, транслируемыми по телевидению.

На этом фоне рядовому гражданину, не всегда склонному интересоваться тонкими нюансами политической жизни, вполне могло показаться, что партией, ориентированной на защиту окружающей среды является исключительно “Яблоко”. Да и тем, кто знал о существовании Зеленых и ознакомился с их программой, “Яблоко”, вероятно, нередко представлялось более предпочтительным защитником экологических инициатив. Просто потому, что влияния на ход политической жизни у этой партии в начале 2000-х было намного больше.

Для Карелии тема захоронения радиоактивных отходов (РАО) и отработанного ядерного топлива (ОЯТ) отнюдь не носила абстрактного характера. При обсуждении вариантов транзита как РАО, так и ОЯТ Карелии отводилась не сторонняя роль. На территории нашей республики расположены подходящие геологические объекты, в том числе гнейсогранитные купола и массивы гранитов рапакиви в Северном Приладожье. Удобным является и географическое положение республики, соединяющей все “ядерные” области Северо-Запада России и граничит с Финляндией [14]. В этой связи Карелия всегда рассматривалась как обязательный участник транзита РАО и ОЯТ, осуществлявшихся и ранее закона 2001 г.

Каких-либо ощутимых результатов в данном направлении карельским экологам добиться не удалось. Проблема транспортировки захоронения РАО и ОЯТ решается на государственном уровне и у общественного движения на региональном уровне просто отсутствуют рычаги для влияния на него. На федеральном же уровне партия, позиционирующая себя как главную природоохранную организацию страны (Зеленые), не обладала достаточным политическим весом, чтобы играть в той дискуссии какую-то роль.

Подобная позиция Зеленых является одной из основных причин, не позволивших им обрести достаточное влияние среди российской экологической общественности. Карельские экологи, видя политическую ангажированность Кедра-Зеленых, держались от него в стороне. По сути, отказали в приеме в свои ряды. А что это за ряды?

Старейшей организацией экологической направленности в России является Всероссийское общество охраны природы (ВООП). Официальной датой его основания считается 29 ноября 1924 г. Идею организации Общества одобрили руководители Наркомпроса А. В. Луначарский, Н. К. Крупская, М. Н. Покровский. Это свидетельствует о благожелательном отношении молодой советской власти к общественной работе по охране окружающей среды.

Разумеется, ВООП образца 1924 г. не претендовало на место в политческом пространстве страны и ограничивалось общественной работой. Общество планировало помогать государству в деле охраны природы. Это следует из его провозглашенных целей: разработка научных вопросов охраны и восстановления природных запасов, участие общественности в практической работе государства по защите природы, пропаганда идей сохранения природы среди населения.

В заслугу обществу нужно поставить ряд мероприятий государственного значения: выявление и учет природных фондов страны; создание заповедников, установление запрета на добычу ряда видов животных, сохранения и восстановления численности соболя, зубра, выхухоли, бобра, калана, тигра, сайгака, белого медведя, редких и исчезающих птиц, охотничье-промысловых видов зверей и птиц [15].

ВООП никогда не была организацией альтернативной существующему политическому курсу, а тем более оппозиционной. Напротив, экологи опирались на помощь государства, а оно в свою очередь реализовывало посредством них экологическую политику в масштабах страны. ВООП даже награждается в 1974 г. орденом Трудового Красного Знамени за вклад в охрану окружающей среды.

Активно организация ведет и международную деятельность, что вполне логично, ведь природа общая и не поделена по языковому или территориально-политическому призднаку.  С 1960 года ВООП является членом Международного Союза охраны природы (МСОП) [15]. И по сей день, экологи активно поддерживают различные контакты с колегами и единомышленниками.

В последние 15 лет в деятельности ВООП важным направлением является развитие и совершенствование научно-технической деятельности, участие в проведении экологических экспертиз, общественного контроля за соблюдением природоохранного законодательства, осуществляемого как общественными инспекторами по выявлению экологических нарушений, так и через ежегодные Всероссийские кампании по проверке состояния и использования важнейших природных ресурсов. Из недр общественной деятельности по охране природы возникло государственное управление природопользования и охраны окружающей среды [15].

Карельские экологи с конца 1980-х заявляют о своем появлении в политическом пространстве целым перечнем конкретных дел. Так, созданная в 1988 г. экологическое объединение «Природа», сразу же заявило о себе рядом активных шагов по охране Онежского озера от загрязнения нефтепродуктами [16]. Протестовали против строительства губительных для окружающей среды производств, в частности решительно отвергали планы по созданию в Карельской АССР атомной электростанции. К чести карельских экологов, успех многих своих акций не приписывали исключительно себе. Не удивительно, что имея перед глазами пример бескорыстной деятельности защитников природы, население республики не оказало поддержки политически ангажированной экологической организации.

Крупнейшей, экологической организацией в Карелии является Карельский республиканский Совет Всероссийского общества охраны природы (КРСВООП). Карельское отделение появилось на несколько десятилетий позже основания  ВООП. Ведет свою историю с мая 1959 г. и  является отделением Всероссийского общества охраны природы.

Основное направление за более чем полвека деятельности не поменялось. Это организация экологического движения общественности за здоровую экологическую обстановку, за высокое качество жизни, устойчивое, экологически безопасное развитие Республики Карелия. Гражданская позиция Совета не ограничивается сугубо природоохранной проблематикой, поскольку бережное отношение к окружающей среде лишь часть определенного, назовем его экологическим, мировоззрения. А оно предполагает определенный взгляд на человека, общество, государство.

Организация выступает за равенство мужчин и женщин, не декларативное, а подлинное. Очевидно, такой формулировкой, намекая на неблагополучие в данной сфере. Организация является региональным координатором 3-х Международных природоохранных проектов “Мир Карелия”, “Энергетическое содружество”, “Местная повестка дня на 21 век” с Норвежским обществом охраны природы и Шведским секретариатом по кислотным осадками [17].

КРСВООП объединил людей разного социального происхождения, порой противоположных политических взглядов, объединенных стремлением сохранить природу родного края. Актив общества более 200 человек [18]. Для региональной общественной организации постсоветского периода внушительная цифра.

Выступление с политической программой при таких обстоятельствах, пожалуй, не возможно. Ведь выдвижение политических лозунгов сразу же внесет раскол в ряды общества – демократам не по вкусу придутся патриотические призывы, а те, в свою очередь, не пожелают продвигать идей либерального толка. Поэтому в политической жизни республики участвуют эпизодически. Планов прихода к власти карельские экологи также не вынашивают.

Организационные ресурсы распределяются по трем направлениям. Образовательные экологические программы для различных групп населения. Так, в апреле 2000 г. проводились семинары для администрации Лоухского района, НПО, фермеров, жителей республики по теме «Сохранение природного и культурного наследия Лоухского района как основа программы сохранения наследия в XXI веке» [18].

Еще одним направлением работы стала технологическая деятельность. С 1996 г. продвигают идею использования местных источников энергии, применения древесных отходов в системах отопления. С подобными инициативами неоднократно выступали и местные изобретатели. В частности, Л. Р. Пергамент в 1990-е гг. несколько раз обращался в администрацию карельской столицы и в правительство республики с различными проектами по использованию биотоплива. К сожалению, серьезного продвижения данного комплекса идей до сего момента не наблюдается. К таким инициативам, местные власти традиционно относятся либо как к разновидности чудачества, либо чему-то, имеющему далеко не первоочередную важность.

Наряду с этим, ведется издательская деятельность. В 1996 г. общество учредило газету «Зеленый лист», издаваемую тиражом от 3000 до 70 000 экземпляров. С 2011 г. издание поменяло формат и выходит в виде журнала. Авторы журнала, известные экологи и местные любители рыболовы, философы и геологи, лингвисты и искусствоведы, историки и поэты. Журнал позиционирует себя как издание, предназначенное для “неспешного чтения”. Основная читательская аудитория “Зеленого листа” – интеллигенция, принимающая участие или близкая к природоохранной деятельности. Издание целеноправленно распростаняется по школам республики. Это закономерно, ведь экологическое мировоззрение формируется с ранних лет, что делает ориентацию на школьников вполне закономерным делом.

В нашей стране и в Республике Карелия в частности, наблюдается рост заинтересованности наиболее активной и наиболее сознательной части населения в решении экологических проблем. Среди этих проблем рост загрязнения, отходы, изменение климата, исчерпание биоресурсов, экологически чистые продукты, ГМО и другие.

В качестве реальных глобальных угроз россияне отмечают исчерпание запасов нефти, газа и других природных ископаемых (55% опрошенных), глобальное потепление (62%). Большинство россиян знает о глобальном потеплении (93%), считает его причиной деятельность человека (59%) и ожидает негативных последствий для России (57%). За финансирование борьбы с потеплением высказывается 45% населения, причем доля тех, кто «за» выше среди хорошо обеспеченных (50%), чем среди финансово неблагополучных (40%) [19].

Сложившийся фон общественных настроений создает благоприятную атмосферу для осуществления экологическими организациями политики, направленной на сохранение окружающей среды и восполнение вреда, нанесенного природе (там, где это возможно). Между тем, экологическое движение не слишком обласкано вниманием соотечественников. Складывается интересная картина. Люди признают, что проблемы, поднимаемые экологами реальны и ощутимы. Многие из проблем, стоящих на повестке дня у экологов, рядовые граждане в состоянии зафиксировать и сами. Более того, данный комплекс проблем вызывает у людей значительную озабоченность, даже страх за будущее даже не последующих поколений, а свое собственное. При этом, экологическая тематика не воспринимается нашими соотечественниками в качестве приоритета, который неизменно признается за блоком социально-экономических проблем.

Характеризуя экологическое движение Карелии нужно признать его давние традиции и умение работать в союзе с государством. В постсоветский период это вряд ли стало преимуществом экологов. Теперь производство и загрязнение окружающей среды вредными отходами стало прерогативой не столько государства (хотя его роль в этом по-прежнему велика), но и частных собственников, чья деятельность контролируется государственными органами.

Государство осуществляет экологическую политику. Назовем ее “экологической политикой сверху”, а экологам в этой ситуации нужно  сформировать “экологическую политику снизу”, которая, выдвигая альтернативные общественные проекты, будет дополнять то, что делается на государственном уровне. Это, разумеется, предполагает наличие ресурсов (правовых, мобилизационных и финансовых) для пропаганды своих идей и осуществление экологических инициатив. И если с мобилизацией актива и разработкой идей у карельских экологов серьезных проблем нет, то состояние финансов без преувеличения может быть названо его самым слабым местом.

В ближайшее время обеспокоенность граждан состоянием окружающей среды не пойдет на спад. Для этого просто нет условий. Экологи, как и сейчас, будут одними из наиболее активных общественников и в России в целом и у нас в Карелии. И одной из задач экологов на данном этапе является формирование в обществе идеи так называемого экологического приоритета, чтобы люди, признавая важность экологических проблем, стали готовы делать практические шаги для их решения в своей повседневной жизни. Только тогда экологическая повестка дня начнет определять методы решения экономических и политических вопросов. Главный из них, бесспорно, является переход от экономики, ориентированной на хищническое потребление природных богатств к  высокоразвитым и дружественным к Природе типам хозяйствования.


Библиографический список
  1. Фомичев, С.Р. Разноцветные зеленые: стратегия и действие // Учебное пособие. – М.-Н.Новгород: ЦОДП СоЭС, Третий путь, 1997. Электронный ресурс. Режим доступа:http://samlib.ru/f/fomichew_s/multicoloredgreens.shtml
  2. Павловский Г. Разноцветье «Зеленого мира»//XX век и мир. 1987. № 10. С.41-42.
  3. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Республики Карелия в 1992 году. Петрозаводск. 1993.
  4. Ю.Г. Коргунюк, С.Е. Заславский. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. Электронный ресурс. Режим доступа: www. Partinrorm.ru
  5. Карандасов Г.В. Актуальные геологические проблемы больших городов// Геоэкологические исследования и охрана недр. М. 1997. С.23-24.
  6. Зеленые. История. Электронный ресурс. Режим доступа: http://duma.lenta.ru/parties/green/index.html
  7. Запись беседы автора с главным редактором Карельского экологического журнала “Зеленый лист” Л.В. Морозовой от 25.05. 2011.
  8. Устав РЭД Зеленые. П.2.1.1.  Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.greenparty.ru/dvizh_ustav.php
  9. Устав РЭД Зеленые. П.2.1.2. Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.greenparty.ru/dvizh_ustav.php
  10. Россия в окружающем мире: 2002. Аналитический ежегодник. М. 2002. С.140.
  11. Устав РЭД Зеленые. П.2.1.3. Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.greenparty.ru/dvizh_ustav.php
  12. Устав РЭД Зеленые. П.2.1.4, П.2.1.5, 2.1.8. Электронный ресурс. Режим доступа:http://www.greenparty.ru/dvizh_ustav.php
  13. Предотвращение ввоза из-за рубежа отработавшего ядерного топлива – действия партии Яблоко. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.yabloko.ru/Publ/Atom/atom00101.html
  14. Тенденции интеграции и потенциал Мурманской области в проблеме изоляции радиоактивных отходов // Геоэкологические исследования и охрана недр. 2000. Вып.4. С.30-31.
  15. История Всероссийского общества охраны природы (ВООП) Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.voop51.narod.ru/history.htm
  16. Цыганков  А. К гражданскому обществу. Демократический союз, Народный фронт Карелии, Социал-демократы, зеленые. Кто они? К чему стремятся? Петрозаводск. 1991. С. 209-210.
  17. Карельский региональный совет Всероссийского общества охраны природы. Из Истории. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.sampo.ru/~zellist/about.html.
  18. «Общественная экологическая политика в защиту природного и культурного наследия Республики Карелия». П. 2009. С.4. Текущий архив Карельского республиканского Совета Всероссийского общества охраны природы.
  19. Глобальное потепление: миф или реальность? Пресс-выпуск № 665. Электронный ресурс. Режим доступа: http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=4339


Все статьи автора «Савицкий Алексей Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: