УДК 347.45/.47

КОРПОРАТИВНЫЙ ДОГОВОР В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ

Мажурин Павел Васильевич
Национальный исследовательский университет «Высшая Школа Экономики»
студент

Аннотация
Настоящая статья посвящена вопросу определения места корпоративного договора в системе гражданско-правовых договоров. Автор рассматривает корпоративные договоры с точки зрения деления гражданско-правовых договоров по видовым признакам. На основании проведенного анализа сделаны выводы о видовой принадлежности корпоративных договоров.

Ключевые слова: корпоративный договор, система гражданско-правовых договоров


CORPORATE CONTRACT IN CIVIL LAW CONTRACT SYSTEM

Mazhurin Pavel Vasilevich
National Research University «Higher School of Economics»
student

Abstract
The given paper dwells on the issue associated with the place of corporate contract in civil law contract system. The author examines corporate contracts in terms of the division of civil contracts by specific kinds. The research outlines the main distinctive features of corporate contracts.

Библиографическая ссылка на статью:
Мажурин П.В. Корпоративный договор в системе гражданско-правовых договоров // Политика, государство и право. 2016. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2016/05/3938 (дата обращения: 29.04.2017).

Новеллы Гражданского кодекса Российской Федерации  (далее – ГК РФ) о корпоративном договоре с момента своего появления вызывают многочисленные вопросы среди теоретиков гражданского права и практикующих юристов. Одним из таких проблемных моментов является место корпоративных договоров в системе гражданско-правовых договоров, которое не вполне ясно из соответствующих норм законодательства. Учитывая, что корпоративный договор регламентируется общими положениями о договоре, попробуем охарактеризовать его с точки зрения деления гражданско-правовых договоров на виды для понимания присущих данному институту правовых особенностей.

По критерию способа закрепления волеизъявления сторон корпоративный договор, без сомнения, является литеральной (письменной) сделкой, на что прямо указывает п. 3 ст. 67.2 ГК РФ. При этом он должен быть заключен в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Это означает, в частности, что корпоративный  договор не может быть заключен путем обмена документами посредством почтовой, телефонной, электронной или иной связи. Однако каких-либо специальных негативных последствий несоблюдения формы сделки законодательством не предусмотрено, что означает в таком случае применение последствий, изложенных  в п. 1 ст. 162 ГК РФ.

С точки зрения деления всех договоров на возмездные и безвозмездные, в зависимости от опосредуемого ими характера перемещения материальных благ, корпоративные договоры, несмотря на кажущуюся изначально ясность в данном вопросе, трудно однозначно и определенно отнести к тому или иному виду. Как известно, по общему правилу любой гражданско-правовой договор является возмездным[1], если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не следует иное. Так как «иное» прямо не предусмотрено ГК РФ и иными нормативными правовыми актами, Н.Г. Фроловский делает вывод, что корпоративный договор является возмездным, и утверждает, что исполнение обязанностей стороны корпоративного договора может быть поставлено в зависимость от получения встречного эквивалента[2]. Аналогичной правовой позиции придерживаются Т.Ю. Басова[3] и Е.М. Артамкина[4].

Вместе с тем, некоторые исследователи настаивают на безвозмездном характере корпоративного договора[5]. В литературе встречается также компромиссная правовая позиция – что возмездность или безвозмездность корпоративного договора может определяться соглашением сторон[6].

Вместе с тем, как отмечает А.Г. Карапетов, экономические или политико-правовые основания запрета принимать на себя обязательства по реализации корпоративных прав в обмен на встречное удовлетворение отсутствуют[7]. Следует согласиться с Е.Ю. Горбуновым, утверждающим, что «запрет на подобные действия не вытекает ни из буквального, ни из телеологического толкования действующего законодательства»[8]. Также одобрения заслуживает точка зрения, что даже если в корпоративном договоре отсутствует условие о размере встречного удовлетворения и порядке его определения, это вовсе не означает, что какая-то из сторон соглашения не получит выгоды от его заключения. Это может быть не только денежная выплата, но также «бизнес-возможности, права корпоративного контроля»[9].

С нашей точки зрения, непризнание возможности возмездного характера корпоративного договора может быть связано в большей степени с причинами морально-этического характера. Поскольку наиболее часто предметом корпоративного договора является обязанность голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, такой договор в случае возмездным обязательством воспринимается как договор «покупки голосов». Однако неясно, почему в подобной ситуации имеет право на существование безвозмездное обязательство голосовать определенным образом, однако исполнение такого же обязательства за плату или иное встречное предоставление не может быть осуществлено. Кроме того, ввиду специфики предмета договора, встречное предоставление может также заключаться в обязательстве совершить определенные действия – к примеру, проголосовать за определенного кандидата на пост генерального директора в обмен на обязательство не отчуждать акции (доли) до наступления определенных обстоятельств.

Также гипотезу о возмездном характере корпоративного договора возможно объяснить с позиций теории обязательств. Для начала отметим сложившуюся в отечественной цивилистике позицию об исключительно имущественном характере обязательств, которую поддерживали такие видные цивилисты, как М. М. Агарков, О. С. Иоффе и ряд иных исследователей. Вместе с тем, обязательства, связанные с голосованием определенным образом на общем собрании участников общества, которые могут являться предметом корпоративного договора, по мнению Ю.С. Поварова[10], В.В. Долинской, В.В. Фалеева[11], носят неимущественный характер.

На наш взгляд, имущественная природа обязательства в данном случае может быть сохранена лишь при одном условии – что при совершении подобных действий неимущественного характера не теряется связь с имущественным обменом в виде получения за совершение таких действий имущественного эквивалента. В противном случае существование указанного обязательства неимущественного характера никак не может быть объяснено с точки зрения классической науки гражданского права.

Вместе с тем, признание возмездной природы корпоративного договора влечет за собой вопрос определения цены договора и последствий ее неустановления. В таком случае, согласно п. 3 ст. 424 ГК РФ, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. Однако, во-первых, предмет корпоративного договора однозначно не является товаром или работой, и едва ли можно назвать его услугой, а, во-вторых, опять же в силу специфики предмета корпоративного договора довольно сложно, если не сказать невозможно определить цену договора подобным способом.

К вопросом воздмездности корпоративного договора также косвенно связан вопрос о его характере обязывания: является он двусторонне- или односторонне-обязывающим. Если мы презюмируем возмездность корпоративного договора, то данный договор предполагается двусторонне обязывающим (синаллагматическими). Однако если мы абстрагируемся от данной гипотезы, то в целом возможно представить себе односторонне обязывающий корпоративный договор, в котором содержится обязанность только одной стороны определенным образом осуществить корпоративные права без получения встречного предоставления. Как отмечает М.С. Варюшин, «на практике корпоративные договоры включают в себя как односторонние, так и двусторонние обязательства»[12].

Интересным представляется вопрос о том, когда у сторон корпоративного договора возникают договорные права и обязанности, иначе говоря, является корпоративный договор реальным или же консенсуальным. Анализ норм ст. 67.2 ГК РФ свидетельствует в пользу того, что корпоративный договор является консенсуальным. Он вступает в силу с момента его заключения, и для признания его заключенным не требуется совершение иных действий, равно как и не требуется государственная регистрация. Осуществление участниками общества корпоративных прав определенным образом или отказ от их осуществления совершается уже в целях его исполнения.

Давая оценку корпоративного договора с позиции иных критериев классификации, необходимо сказать, что он является основным и поименованным в ГК РФ с 1 сентября 2014 г.

Существует мнение, что рассматриваемый вид договоров «не может рассматриваться как смешанный, включающий элементы иных договоров: комиссии, купли-продажи акций, поручительства, мены, залога и др.»[13], поскольку осуществление прав возникает не в силу заключенных выше договоров, а ввиду владения акциями или долями в уставном капитале общества[14]. Однако данная позиция объективно подвергается критике на основании судебной практики, доказывающей, что корпоративный договор может заключаться, к примеру,  на условиях опционного договора[15]. Также в качестве обоснования смешанного характера корпоративного договора возможно привести положения проекта Минэкономразвития об изменении законодательства о хозяйственных обществах, которым условия, определяющие основания и порядок отчуждения акций общества, предполагаются предметом самостоятельного договора, и могут включаться в корпоративный договор лишь в дополнение к обязательствам по голосованию определенным образом.

На основании изложенного мы полагаем, что собственно корпоративными (т.е. заключаемыми в связи и по поводу осуществления именно корпоративных прав) должны считаться лишь те договоры, из которых вытекают обязательства по голосованию определенным образом на общем собрании участников и согласованном осуществлении иных действий, связанных с управлением обществом. Включение в его содержание обязательств по приобретению (отчуждению) акций (долей) общества, как это предполагается в действующей редакции ст. 67.1 ГК РФ, позволяет говорить о смешанном характере договора.

В.Г. Бородкин утверждает, что корпоративный договор может иметь два предмета: первый из них «схож с предметом договора простого товарищества и применим к случаям, если в соглашении устанавливаются организационные обязательства, имеющие единую цель, второй же возникает в случаях, если акционеры в рамках корпоративного договора определяют порядок распоряжения акциями»[16]. Согласимся с мнением автора, что «отсутствие единства предмета корпоративного договора возникает ввиду того, что данный вид соглашений относится к смешанным договорам, состоящим из нескольких обязательств, отличных друг от друга по правовой природе»[17].

Сложность заключается также в определении того, заключается ли корпоративный договор на основе доверительных отношений, т.е. является ли он фидуциарным. В.Н. Гурьев[18] и В.К. Андреев[19] утверждают, что корпоративный договор не может рассматриваться как фидуциарный, «поскольку доверие между участниками корпоративного договора не означает, что он может быть прекращен в одностороннем порядке»[20]. Обратной точки зрения придерживается Т.В. Грибкова, настаивая на фидуциарном характере договора[21].

Вместе с тем, в случае с корпоративным договором сложно говорить о фидуциарности правоотношений между его сторонами. Действительно, у одной стороны договора имеется возможность оказывать влияние на действия другой стороны, однако эта возможность является предметом договора и входит в его рамки. При этом другая сторона не имеет свободы в своих действиях – у нее имеется обязательство действовать строго определенным образом, и нарушение такого обязательства влечет за собой негативные последствия, установленные законом или самим договором.

Оценивая корпоративный договор с точки зрения абстрактности и каузальности, следует отметить, что данный вопрос является наименее исследованным в области правовой квалификации корпоративного договора. В зарубежной литературе каузальность корпоративных договоров не подлежит сомнению. В российской действительности корпоративный договор также следует признать каузальным. Однако, если признать за истину утверждение, что определенный тип договоров может включать виды договоров, имеющие разную каузу, то в каждом конкретном случае ввиду  различного субъектного состава и большого числа прав и обязанностей, которые могут быть включены в предмет корпоративного договора, его кауза будет различной.

Так, общая цель корпоративного договора – осуществление участниками (акционерами) своих корпоративных прав определенным образом, детальное урегулирование своих отношений в обществе, что подтверждается действующей судебной практикой. Если в состав договора, аналогичного корпоративному, включаются кредиторы – целью сделки становится обеспечение их охраняемого законом интереса. В определенных обстоятельствах корпоративный договор может быть нацелен на будущее отчуждение имущества, предупреждение корпоративных конфликтов. Также он может преследовать цели, не отвечающие критерию добросовестности, в частности, цель установления контроля над обществом без реальных инвестиций в виде приобретения долей (акций)[22].

Вызывает достаточно споров вопрос о том, можно ли отнести корпоративный договор к числу организационных, наличие которых признается отечественной цивилистикой. Так, еще в 1960-х гг. О.А. Красавчиковым была сформулирована концепция гражданско-правовых организационных отношений, «построенных на началах координации и субординации социальных связей, которые направлены на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их участников либо на формирование социальных образований»[23].

Корпоративный договор, являясь соглашением об осуществлении уже имеющихся у участников хозяйственного обществ прав, определяющим порядок и пределы их реализации, вполне может быть охарактеризован как организационный договор. При этом важно то обстоятельство, что соответствующий уровень организованности отношений между сторонами корпоративного договора создается не в результате законодательного регулирования, а на основе согласованного волеизъявления самих участников корпоративных отношений.

Последний критерий, на соответствие которому представляется целесообразным оценить корпоративный договор, является алеаторность – рисковость, неопределенность относительно конечного правового результата для каждой из его сторон. Как отмечает М.И. Брагинский, «специфика алеаторных сделок состоит в том, что в зависимости от наступления или ненаступления установленного обстоятельства выигрывает одна сторона, а проигрывает другая»[24]. Исходя из подобного толкования, корпоративный договор достаточно сложно назвать рисковым, поскольку правовой результат договора напрямую зависит от действий его сторон.

Подводя итог проведенному исследованию, отметим, что корпоративный договор регламентируется общими положениями о договоре, об основаниях и способах его заключения, изменения и расторжения и представляет собой литеральный, консенсуальный, основной, поименованный в ГК РФ, смешанный, каузальный, не фидуциарный и не алеаторный договор. Существуют серьезные проблемы в части отнесения корпоративного договора к категории возмездных или безвоздмездных, односторонне- или двусторонне обязывающих. С нашей точки зрения, по общему правилу корпоративный договор должен предполагаться возмездным и в силу того устанавливающим как права, так и обязанности для каждой его стороны.


Библиографический список
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.12.2014)(с изм. и доп., вступ. в силу с 01.04.2015), п. 3 ст. 423
  2. Фроловский Н.Г. К вопросу об отдельных элементах корпоративных соглашений // Цивилист. 2010. N 2 – С. 89.
  3. Басова Т.Ю. Корпоративные договоры в рамках холдинговых структур // Право и экономика. 2011. N 12. -С. 33 – 39.
  4. Артамкина Е.В. О понятии и правовом содержании корпоративного договора [Электронный ресурс] // URL: http://pro-sud-123.ru/korporativniy-dogovor.html (дата обращения: 20.03.2015)
  5. Рублев В.В. Понятие и правовая характеристика акционерного соглашения как гражданско-правового договора, регулируемого гражданским законодательством Российской Федерации // Адвокат. 2010. N 10. – С. 45–55.; Поваров Ю.С. Последствия нарушения акционерного соглашения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 5. – С. 51 – 58.; Суворов Е. Д. К вопросу о допустимости осуществления права голосования по указанию третьего лица за вознаграждение // Вестник ВАС РФ. 2011. N 9. – С. 38 – 61.
  6. Грибкова Т.В. Акционерные соглашения как средство правового регулирования корпоративных отношений. Дис. … канд. юр. наук. – М, 2011. – С. 112.; Гурьев В.С. Акционерные соглашения как группа корпоративных договоров:. Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – М., 2012. – С. 11.
  7. А.Г. Карапетов Почему запрещается продавать право голоса на общем собрании акционеров (участников)? [Электронный ресурс] // URL: http://zakon.ru/Blogs/pochemu_zapreshhaetsya_prodavat_pravo_golosa_na_obshhem_sobranii_akcionerov_uchastnikov/17061(дата обращения: 20.03.2015)
  8. Горбунов Е. Ю. О договорах «продажи голосов» третьим лицам // Вестник ВАС РФ. 2012. N 9. – С. 34.
  9. Степкин С. П. Гражданско-правовое регулирование акционерных соглашений. Дис. …канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 91.
  10. Поваров Ю.С. К вопросу о природе и видовом многообразии прав акционеров // «Гражданское право», 2009, N 1. – С. 27.
  11. Долинская В.В., Фалеев В.В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление. – М., 2010. – С. 160.
  12. Варюшин М.С. Гражданско-правовое регулирование корпоративных договоров: сравнительный анализ. Дис. … канд. юрид. наук (на правах рукописи). – М., 2015. – С. 62.
  13. Гурьев В.Н. Акционерное соглашение как группа корпоративных договоров: Автореф. … канд. юрид. наук. – М., 2012. – С. 10 – 11.
  14. Андреев В.К Природа корпоративного соглашения // Предпринимательское право. Приложение «Право и Бизнес». 2014. N 2. – С. 42.
  15. Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 19.01.2015 № А63-9751/2014
  16. Бородкин В.Г. Предмет и содержание корпоративного договора в России и иностранных правопорядках // Право и экономика. 2014. N 2. – С. 44.
  17. Бородкин В.Г. Предмет и содержание корпоративного договора в России и иностранных правопорядках // Право и экономика. 2014. N 2. – С. 44.
  18. Гурьев В.Н. Указ. соч. – С. 12.
  19. Андреев В.К. Указ. соч. – С. 42.
  20. Андреев В.К. Указ. соч. – С. 42.
  21. Грибкова Т.В. Акционерные соглашения как средство правового регулирования корпоративных отношений : Дис. … канд. юр. наук. – М.,2011. – С. 99.
  22. Из практики Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации / / Вестник гражданского права. 2008. № 1. – С. 35.
  23. Красавчиков О.А. организационные гражданско-правовые отношения //Антология уральской цивилистики. 1925-1989: сборник статей. – М.: Статут, 2001. – С. 163
  24. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. – М.: Статут, 2000. Т. 1. – С. 397.


Все статьи автора «Мажурин Павел Васильевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: