УДК 347.45/.47

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ РЕГУЛИРОВАНИЯ СФЕРЫ ФИНАНСОВОГО РЫНКА В ЕАЭС И ЕВРОСОЮЗЕ

Мажурин Павел Васильевич
Национальный исследовательский университет «Высшая Школа Экономики»
студент

Аннотация
Настоящая статья посвящена сравнению регулирования сферы финансового рынка в нормативных актах Евразийского Экономического союза и Европейского союза. Автором исследуются понятие финансового рынка, цели, принципы и особенности его регулирования в данных юрисдикциях. На основании проведенного сравнительного-правового анализа сделаны выводы о сходствах и различиях указанных правовых категорий.

Ключевые слова: Евразийский Экономический союз, Европейский союз, регулирование сферы финансового рынка


THE COMPARATIVE LEGAL ANALYSIS OF THE SCOPE OF THE FINANCIAL MARKET REGULATION IN THE EUROPEAN UNION AND THE EURASIAN ECONOMIC UNION

Mazhurin Pavel Vasilevich
National Research University «Higher School of Economics»
student

Abstract
This article is devoted to a comparison of the financial market regulation in the Eurasian Economic Union and the European Union. The author explores the concept of the financial market, the objectives, principles and features of its regulation in these jurisdictions. The research outlines the similarities and differences of the legal categories mentioned above.

Keywords: Eurasian Economic Union, European Union


Библиографическая ссылка на статью:
Мажурин П.В. Сравнительно-правовой анализ регулирования сферы финансового рынка в ЕАЭС и Евросоюзе // Политика, государство и право. 2016. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2016/06/3998 (дата обращения: 30.04.2017).

Интеграционные процессы в финансовой сфере являются неизбежным последствием глобализации мировой экономики. Построение единого финансового рынка обеспечивает свободу передвижения капитала, оказывает пользу как для потребителей финансовых услуг, так и для самих финансовых организаций, однако сопряжено с рядом политических рисков. В связи с указанными фактами нормативное регулирование финансовой интеграции государств должно отражать баланс национальных и наднациональных интересов в сфере регулирования финансов.

Без сомнения, наиболее преуспел в направлении финансовой интеграции Европейский союз, где не только был сформирован единый финансовый рынок, но и ведется единая денежно-кредитная политика, создан наднациональный орган по регулированию финансового рынка, введена единая валюта и т.д. На настоящий момент Евросоюз является крупнейшим финансово-экономическим объединением, обладающим серьезным весом на мировой арене.

Эксперты в области  интеграционных процессов ЕАЭС не отрицают, что в области построения единого финансового рынка в первую очередь ориентируются на опыт Евросоюза[1]. При этом отмечается, что опыт ЕС был в том числе и отрицательным (в числе примеров часто называют экономический кризис в Греции), в связи с чем члены ЕАЭС должны учесть ошибки коллег при формировании общей финансовой системы[2].

Несмотря на то, что гармонизация  законодательства стран-участниц ЕАЭС в сфере финансового рынка и последующее создание наднационального органа по регулированию финансового рынка согласно Договору о ЕАЭС[3] будут осуществляться до 2025 г., уже сейчас в Договоре о ЕАЭС и сопутствующих нормативных актах содержится ряд мер, направленных на создание общего финансового рынка и обеспечения недискриминационного доступа на финансовые рынки государств-членов. Представляется необходимым сравнить указанные меры с действующим регулированием интеграционных процессов в финансовой сфере Евросоюза в целях выявления достоинств и недостатков предложенных моделей и выработки рекомендаций по их совершенствованию.

Говоря о подходах к регулированию финансового рынка в ЕАЭС и ЕС, необходимо в первую очередь отметить, что понятия финансового рынка в актах названных наднациональных образований не равны между собой. Исходя из содержания статьи 70 Договора о ЕАЭС, посвященной целям и принципам регулирования финансовых рынков, Протокола по финансовым услугам (Приложение N 17 к Договору), а также Соглашения об обмене информацией в финансовой сфере[4] финансовый рынок ЕАЭС включает в себя лишь такие сферы, как банковская деятельность, страховая деятельность и деятельность на рынке ценных бумаг. При этом п. 3 Протокола дает определение финансовых услуг как услуг финансового характера, включающих в себя  страховые и относящиеся к страховым услуги, банковские услуги и услуги на рынке ценных бумаг.

Де-факто в Договоре о ЕАЭС термины «финансовый рынок» и «рынок финансовых услуг» употребляются как синонимы. Такой ограничительный подход является достаточно необычным, поскольку как с позиций практики Евросоюза, так и с общепринятой точки зрения экономистов рынок финансовых услуг является лишь частью финансового рынка наряду с рынком финансовых инструментов. Несмотря на то, что легального определения финансового рынка ни Договор о ЕС, ни Договор о функционировании ЕС., ни какие-либо иные акты Евросоюза, по всей видимости, не содержат, исходя из системного толкования ст. ст. 4, 57, 105 – 111 Договора о функционировании ЕС., положений Плана действий относительно финансовых услуг (Financial Services Action Plan (FSAP)) 1999 г.[5] и ряда Директив, посвященных финансовому рынку, можно сделать вывод, что понятие «финансовый рынок» в Евросоюзе дополнительно включает как минимум валютный рынок и рынок инвестиций.

Также в структуру рынка финансовых услуг обычно включают срочный рынок (рынок деривативов – производных финансовых инструментов). При этом ЕС положения об интеграции в области срочного рынка существуют с 1993 г (см. Директиву 93/22/ЕЭС Совета ЕС от 10 мая 1993 г. об инвестиционных услугах в области сделок с ценными бумагами, заменена Директивой N 2004/39/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза о рынках финансовых инструментов), в то время как в актах ЕАЭС об интеграции в сфере производных финансовых инструментов нет ни одного упоминания.

Перейдем далее к целям и принципам интеграции в области финансового рынка.

Договор о ЕАЭС в ст. 70 предусматривает перечень из семи целей и принципов согласованного регулирования финансовых рынков. Цели и принципы в названном акте не разделены, что составляет, на взгляд автора, значительную проблему и является несовершенством юридической техники. По результатам анализа данной статьи возможно сделать вывод, что лишь немногие ее положения дают представление о принципах создания единого финансового рынка. Среди таких принципов возможно выделить принцип транспарентности (прозрачности), принцип пруденциального регулирования, принцип взаимности, принцип законности, принцип недискриминации (равенства). Фактически лишь первые два принципа четко названы в рассматриваемой норме, остальные же можно выделить лишь путем грамматического и логического толкования.

Цели регулирования финансовых рынков в статье также сформулированы нечетко, кроме того, глобальные цели, к примеру, углубление экономической интеграции государств-членов, стоят в одном ряду с частными целями, такими как определение подходов к регулированию рисков на финансовых рынках. При этом гармонизация законодательства в сфере финансового рынка в целом выведена из числа целей и принципов регулирования. По всей видимости, она, по мнению авторов проекта Договора, является лишь методом достижения заявленных целей.

В системе права Европейского союза регулирование рынка финансовых услуг основано на реализации принципа внутреннего рынка ЕС[6] – свободы движения капиталов, платежей и услуг (пп. «с» п. 1 ст. 3 Договора об учреждении ЕС). В остальном для каждой сферы финансового рынка предусматриваются свои принципы регулирования, которые находят свое отражение в отраслевых Директивах ЕС. Путем системного толкования указанных Директив и иных актов Еевросоюза в литературе выделяют такие принципы финансового рынка ЕС в целом, как принцип открытой рыночной экономики со свободной конкуренцией; принцип взаимного признания; принцип консолидированного и пруденциального надзора; принцип установления единообразных требований; принцип устойчивого платежного баланса; принцип прозрачности; принцип защиты прав потребителей финансовых услуг; принцип оценки финансовой отчетности[7].

Цели политики ЕС в области финансового рынка также рассредоточены по различным Директивам. А. И. Некрасов отмечает, что среди таких целей указываются, в частности, движение в сторону интегрированного, открытого, конкурентоспособного и экономически эффективного финансового рынка ЕС; устранение оставшихся экономически существенных барьеров, препятствующих повсеместному оказанию финансовых услуг и свободному движению капитала с наименьшими транзакционными издержками; усиление и гармонизация контроля; имплементация, применение и постоянная оценка действующего законодательства, а также стремление к его совершенствованию, развитие сотрудничества и конвергенции в ЕС, углубление отношений с финансовыми рынками других стран и объединений[8].

Можно отметить, что цели политики ЕС и ЕАЭС в области финансовых рынков различны, но это различие объясняется различным уровнем экономической интеграции ЕС и ЕАЭС: если в ЕС единый финансовый рынок создан достаточно давно и требуется лишь его дальнейшее совершенствование, то создание единого финансового рынка в ЕАЭС в настоящее время лишь начинается.

Методом достижения заявленных целей в ЕС, как и в ЕАЭС, является метод гармонизации законодательства стран-участниц. Именно этим, очевидно, объясняется закрепление положений о финансовом рынке ЕС исключительно в Директивах, которые оставляют национальному законодателю свободу выбора форм и способов реализации закрепленных в них положений, в отличие от Регламентов ЕС, которые «начинают непосредственно применяться на территории государств-членов с момента их вступления в силу и заменяют национальное законодательство»[9].

Одной из важнейших, на наш взгляд, составляющих в процессе формирования любого единого рынка является создание единого органа по его регулированию и контролю. Финансовый рынок ЕАЭС не стал исключением из данной тенденции: в 2025 году, после завершения процесса гармонизации законодательства, сторонами Договора о ЕАЭС в соотвествии с п. 2 ст. 103 Договора планируется создание наднационального органа по регулированию финансового рынка с месторасположением в городе Алматы.

Таким образом, на настоящий момент обсуждать полномочия и функции такого органа в рамках ЕАЭС несколько преждевременно. Вместе с тем, по словам А. Санкубаева, начальника отдела финансовых рынков Евразийской экономической комиссии, «речь не идет о каком-то органе наподобие Европейского центрального банка, т. е. данный орган не будет осуществлять денежно-кредитную политику или валютное регулирование и валютный контроль. Предполагается, что этот орган станет осуществлять регулятивные функции в целях создания общего финансового рынка.»[10]

В области финансовых услуг в ЕАЭС до настоящего времени не действует ни одного специализированного акта. Вместе с тем, существуют два проекта соглашений ЕАЭС в рассматриваемой сфере. Это Соглашение о требованиях к осуществлению деятельности на финансовых рынках (проект утвержден решением № 19 Совета Евразийской экономической комиссии (Принято в г. Астане 04.03.2014)) и Соглашение об обмене информацией, в том числе конфиденциальной, в финансовой сфере в целях создания условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала (заключено в г. Москве 23.12.2014). Представляется необходимым проанализировать указанные акты с целью определения конкретных мер по созданию единого финансового рынка в рамках ЕАЭС.

Целью первого Соглашения является сближение подходов стран-участниц  к регулированию деятельности в области финансовых услуг. В первую очередь, это касается взаимного признания лицензий на осуществление финансовых услуг, гармонизации требований по раскрытию информации в финансовой сфере, защиты прав потребителей, принятию согласованных требований к участникам финансовых рынков в отношении их создания, учреждения и деятельности.

Также в ст. 4 Соглашения предусмотрены специализированные направления гармонизации законодательства стран-участниц для каждой сферы рынка финансовых услуг. Для банковской деятельности это, в частности, включает в себя выработку единого понятия «кредитная организация» и ее юридического статуса; требований к раскрытию информации, отчетности по МСФО; условий отзыва лицензии, принудительной ликвидации; обеспечения надежности кредитных организаций, в т.ч. путем установления обязательных нормативов и резервов; страхования вкладов и т.д. В страховой сфере дополнительно предполагается гармонизировать систему санкций для участников страхового рынка, требований к составу страховых групп и холдингов. В области ценных бумаг Соглашение предполагает выработку общих требований к уставному капиталу профессиональных участников рынка ценных бумаг, требований к их профессиональной квалификации; организации внутреннего учета и внутреннего контроля; системы санкций и т.д.

Все указанные положения давно и с успехом существуют в Европейском союзе. Возьмем для начала принцип единой лицензии, который позволяет финансовой организации, получившей лицензию на территории одного государства-члена, осуществлять деятельность на территории любого другого государства-члена как посредством оказания трансграничных услуг, так и путем открытия филиала. В банковской сфере указанный принцип нашел свое отражение во Второй банковской директиве (Директива ЕС от 15 декабря 1989 г. № 89/646/ЕЕС), в страховой сфере – в Первой директиве относительно личного и неличного страхования (73/239/ЕЕС и 79/267/ЕЕС) (в настоящее время действует Директива № 2009/138 относительно страхования и перестрахования). В рамках рынка ценных бумаг принцип взаимного признания лицензий первоначально отсутствовал, однако с принятием Директивы Совета 93/22/ЕЕС от 10 мая 1993 года об инвестиционных услугах в сфере ценных бумаг и Директивы Совета 85/611/ЕЕС от 20 декабря 1985 года о согласовании законов, подзаконных и административных актов, которые касаются институтов коллективного инвестирования в ценные бумаги, получил свое нормативное закрепление.

Остальные требования относительно гармонизации законодательства в области финансовых услуг содержатся во множестве иных Директив ЕС. К примеру, в банковской сфере действует Директива 2006/48 относительно создания и деятельности кредитных учреждений, содержащая понятие кредитной организации, условия получения лицензии, основания для ее отзыва и т.д. Также к фундаментальным актам ЕС в банковской сфере относятся Директива 2006/49 о достаточности капитала инвестиционных компаний и кредитных организаций, устанавливающая минимальный размер уставного капитала для кредитных организаций в 5 млн. евро, и Директива 94/19 о схемах гарантирования вкладов относительно размера компенсации и срока выплаты, изначально предусматривавшая страховое покрытие вкладов в ЕС на одного вкладчика в размере 20 000 евро, которое впоследствии Директивой 2009/14/ЕС было увеличено до 50 000 евро, а до 31 декабря 2010 г. Директива предписывала увеличить размер такого покрытия до 100 000 евро.

В страховой сфере был приняты три основные директивы по личному и неличному страхованию (73/239/ЕЕС и 79/267/ЕЕС, 88/357/ EEC и 90/619/ЕЕС, 92/49/ EEC и 92/96/ЕЕС), четыре директивы о страховании автотранспортных средств и т.д.

Ключевым актом в ЕС в области страхования в настоящее время является Директива № 2009/138 относительно страхования и перестрахования. Данный документ включает в себя 312 статей и более чем 300 страниц.

Указанная директива, помимо классических положений, раскрывающих понятие страховой организации, требования к их созданию, деятельности, реорганизации, ликвидации, особенностей осуществления каждого вида страхования содержит большое число прогрессивных положений в страховой сфере, включая, например, основы деятельности  кэптивных страховых и перестраховочных организаций (страховых компаний, принадлежащих материнским структурам и обслуживающим только их риски). Стоит также отметить, что из сферы действия данной Директивы исключены малые страховые организации, брутто-сбор премий менее 5 млн. евро.

В области ценных бумаг в Евросоюзе особое внимание уделяется вопросам транспарентности и раскрытия информации. Действуют Директива 2003/6 об инсайдерских сделках и рыночных манипуляциях, Директива 2003/124 относительно определения и публичного раскрытия инсайдерской информации и понятия рыночного манипулирования и др.

При этом единственный имеющийся в ЕАЭС проект Соглашения об обмене информацией, в том числе конфиденциальной, в финансовой сфере в целях создания условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала (заключено в г. Москве 23.12.2014)  содержит в основном требования к обмену информацией между странами-участницами ЕАЭС, но не уделяет никакого внимания вопросам раскрытия информации самими участниками рынка финансовых услуг, что нельзя признать обоснованным.

На основании всего вышесказанного можно сделать вывод, что в области регулирования финансовых услуг в ЕАЭС экспертам предстоит проделать колоссальный труд по формированию единых требований для гармонизации законодательства. При этом предстоит учесть огромный опыт Европейского союза в рассматриваемой сфере, максимально используя удачные примеры реализации на практике положений Директив ЕС.

К сожалению, рынок финансовых инструментов выведен в ЕАЭС из числа направлений в рамках создания единого финансового рынка. С одной стороны, данный факт можно объяснить тем, что в отсутствие сформированного единого рынка финансовых услуг рано говорить о создании рынка финансовых инструментов, с другой – оставить данный вопрос без внимания в Договоре о ЕАЭС, учитывая стремление повысить инвестиционную привлекательность стран-участниц, представляется весьма нелогичным.

В Европейском союзе же достаточно давно осознали, что «в последние годы выросло число инвесторов, активно работающих на финансовых рынках; инвесторам предлагается расширяющийся спектр все более сложных услуг и инструментов. Учитывая эти тенденции, правовое регулирование Сообщества должно распространяться на весь спектр видов деятельности, ориентированных на инвестора. С этой целью необходимо обеспечить такую степень гармонизации, которая позволит предоставить инвесторам высокую степень защищенности и даст инвестиционным фирмам возможность оказывать услуги на всей территории Сообщества, образующей Единый рынок, на основе осуществления надзора государством происхождения». (п. 2 Директивы 2004/39 о рынке финансовых инструментов). С этой целью в ЕС были приняты Директива 97/9 о схемах гарантирования выплат компенсаций инвесторам, Директива 2004/39 о рынке финансовых инструментов и др.

К примеру, в рамках указанных актов устанавливается перечень финансовых инструментов, порядок осуществления сделок с ними, требования к инвестиционными фирмам (включая положение о необходимости введения их лицензирования), порядок проведения торгов на срочном рынке (рынок деривативов – фьючерсов, форвардов, опционов, различных видов свопов и т.д.), основы защиты прав инвесторов и т.д.

Полагаем, что создание единого рынка финансовых инструментов в ЕАЭС должно стать логичным продолжением создания единого рынка финансовых услуг.

Подводя итог анализу регламентации единого финансового рынка в ЕАЭС и Евросоюзе, стоит отметить следующее. В целом подходы к формированию единого финансового рынка в ЕАЭС и ЕС сходны между собой и направлены на обеспечение свободного движения капитала, устранение административных барьеров, единых требований к осуществлению деятельности на финансовых рынках, взаимное признание лицензий, обеспечение транспарентности рынка, единого пруденциалньного надзора, а также защиту прав потребителей финансовых услуг. Указанные цели достигаются одинаковым методом – путем гармонизации законодательства стран-участниц в рассматриваемой сфере.

Содержание регулятивных положений о финансовых рынках в ЕС и ЕАЭС имеет не так много общего между собой. В большей степени это связано с принципиально различными уровнями финансовой интеграции в рамках ЕАЭС и ЕС: в то время как в ЕС единый финансовый рынок давно и успешно функционирует, в ЕАЭС его создание только начинается и будет создаваться до 2025 г. Особое внимание обращает на себя тот факт, что в ЕАЭС и ЕС понятия финансового рынка имеют различное содержание: в то время как в ЕАЭС финансовый рынок приравнен к рынку финансовых услуг, а ЕАЭС он включает также рынок финансовых инструментов. Вместе с тем, достаточно схожи между собой принципы и конкретные меры ЕАЭС и ЕС по интеграции в отношении рынка финансовых услуг (банковского, страхового рынка и рынка ценных бумаг).

Таким образом, учитывая сходные стремления ЕАЭС и ЕС в области построения единого финансового рынка, предполагается необходимым учесть многолетний опыт ЕС в рассматриваемой сфере в целях построения наиболее эффективной модели экономической интеграции.


Библиографический список
  1. А. Санкубаев Общий финансовый рынок стран Евразийского экономического союза // Депозитариум. 2014. № 4. – С. 15-16. [Электронный ресурс] // URL:  https://www.nsd.ru/common/img/uploaded/files/depo/134/15-16_sankubaev.pdf (дата обращения: 06.06.2016)
  2. VII Международная конференция «Экономические, юридические и финансовые аспекты Евразийской интеграции и опыт стран Европейского сообщества» [Электронный ресурс] // URL: http://rspp.ru/news/view/6006  (дата обращения: 06.06.2016)
  3. Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015)// // СПС «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс»
  4. “Соглашение об обмене информацией, в том числе конфиденциальной, в финансовой сфере в целях создания условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала” (Заключено в г. Москве 23.12.2014) (Документ не вступил в силу) // СПС «Консультант Плюс»
  5. Financial Services Action Plan (FSAP) 1999 [Электронный ресурс] // URL: http://ec.europa.eu/finance/general-policy/policy/index_en.htm  (дата обращения: 07.06.2016)
  6. Некрасов А.И. Основы правового регулирования политики Европейского союза в области финансовых услуг // Международное право и международные организации. 2013. N 2. С. 210 – 219.
  7. Некрасов А.И. Основы правового регулирования политики Европейского союза в области финансовых услуг // Международное право и международные организации. 2013. N 2. С. 210 – 219.
  8. Некрасов А.И. Основы правового регулирования политики Европейского союза в области финансовых услуг // Международное право и международные организации. 2013. N 2. С. 212.
  9. Довгань, Е. Ф. К вопросу о статусе источников права Европейского союза // Журнал международного права и международных отношений. — 2010. — № 1. — С.4.
  10. А. Санкубаев Общий финансовый рынок стран Евразийского экономического союза // Депозитариум. 2014. № 4. – С. 15-16. [Электронный ресурс] // URL:  https://www.nsd.ru/common/img/uploaded/files/depo/134/15-16_sankubaev.pdf (дата обращения: 13.06.2016)


Все статьи автора «Мажурин Павел Васильевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: