УДК 37.014

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ: ИТОРИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО КОМПРОМИССА

Идиатуллин Артур Вагизович
Казанский государственный университет культуры и искусств

Аннотация
В настоящей статье рассматриваются процессы, предшествовавшие законодательному закреплению таких базовых элементов модернизации высшего образования как введение единого государственного экзамена, многоуровневой системы образования, участия работодателей. Раскрываются противоречивые общественные и политические процессы, сопровождавшие данную работы.

Ключевые слова: модернизация высшего образования


THE MAIN DIRECTIONS OF THE HIGHER EDUCATION’S MODERNIZATION: IN SEARCH OF PUBLIC AND POLICAL COMPROMISE

Idiatullin Artur Vagizovich
Kazan state university of culture and arts

Abstract
The analyses the processes, that constituted the foundation of law base for such new elements of education system modernization as the introduction of the state examination, multi-level educational system, employers’ involvement. It shows the contradictory social and political processes that accompanied this work.

Библиографическая ссылка на статью:
Идиатуллин А.В. Основные направления модернизации высшего образования: итория общественно-политического компромисса // Политика, государство и право. 2013. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2013/09/965 (дата обращения: 29.04.2017).

В настоящее время система высшего образования имеет стратегию, определяемую понятием модернизация и закрепленную в ряде законодательных актов. Переход процесса модернизации из стадии эксперимента к стадии осуществления основных мероприятий имеет четкую границу. А если точнее, то две границы – планировавшуюся в первоначальных документах модернизации, принятых в 1999-2000 гг., – это 2003 г., и реальную границу, закрепленную принятием в 2007 г. ряда поправок.

Верхняя граница экспериментального периода определяется принятием Федерального закона от 9 февраля 2007 г. N 17-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании» и Федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» в части проведения единого государственного экзамена»; Федерального закона от 24 октября 2007 г. N 232-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)», а также Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 307-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях предоставления объединениям работодателей права участвовать в разработке и реализации государственной политики в области профессионального образования».

Что касается нижней границы, то напомним, что еще в декабре 1999 года тогда еще председатель правительства В.В.Путин подписал распоряжение о начале разработки стратегического плана развития России на долгосрочную перспективу, включавший, в том числе и образование. Для этого в Центре стратегических разработок была создана инициативная группа под руководством ректора Высшей школы экономики Я.Кузьминова. Центр стратегических разработок подготовил Программу модернизации образования, которая стала первым разделом программы стратегии развития России. А 29 декабря 2001г. распоряжением  Правительства РФ №1756-р была утверждена «Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года».

В принятом документе в соответствующем разделе была сформулирована «Роль образования в развитии российского общества» как с точки зрения тенденций мирового развития, так и с учетом новых социальных требований к системе образования.

Документ, для достижения поставленных целей, предусматривал, что на первом этапе, в 2001—2003 гг., предстояло в полном объеме восстановить ответствен­ность государства в сфере образования. Государство обеспечивает запуск процесса модер­низации образовательной отрасли.

На втором этапе, в 2004—2005 гг., предстояло в полном масштабе реализовать намеченные меры, в частности те, которые проходили экспериментальную проверку на первом этапе.

Во второй половине десятилетия, в 2006 – 2010 гг., ожидалось, что должны четко обозначиться первые результаты модернизации образования.

Однако, как мы показали выше, переход ко второму этапу произошел только в 2007 г., не говоря уже о третьем этапе цели которого не достигнуты по сей день. Исследование процессов происходивших в обозначенный период имеет принципиальную важность для понимания проблем и противоречий современного этапа реформирования. В чем же состояли основные проблемы.

Первые итоги и анализ шагов, предпринятых в рамках модернизации был осуществлен в 2004 г, когда должен был быть осуществлен переход ко второму этапу модернизации. Так получилось, что 2004 г. был знаковым не только для  системы высшего образования. В преддверии президентских выборов вся страна подводила итоги развития. Основной оценкой явились результаты голосования на президентских выборах. Результаты выборов продемонстрировали признание населением страны того факта, что в период с 1999 по 2004 гг., наблюдался  последовательный экономический рост, выраженный в положительной динамике ВВП, произошли некоторые положительные сдвиги в социальном обеспечении населения.

В результате впервые в новейшей истории России, избираясь на второй срок, глава государства получил большую поддержку населения, чем на первых выборах: из 69.6 млн. избирателей принимавших участие в выборах, более 49,5 млн. человек отдали свои голоса в поддержку действующего президента. Такой результат голосования составил новый «исторический рекорд» доверия граждан России к политическому лидеру страны

Такое подавляющее политическое доминирование высшей государственной власти, поддерживаемое обретенным на парламентских выборах в конце 2003 г. устойчивым большинством в Государственной Думе, для рассматриваемого нами процесса модернизации и реформирования образования означало одно – завершение периода вынужденных компромиссов.

Развитие данного направления Президент обозначил уже на совещании с членами Правительства Российской Федерации 5 мая 2004 года «все решения, которые назрели давно, должны быть приняты и проработаны»[1].

Тональность высказываний Президента традиционно служила для членов правительства эталоном, на который они ориентировались. Интересна в этой связи эволюция взглядов в выступлениях нового Министра образования. На пост министра образования и науки А.Фурсенко был назначен указом президента 9 марта, сменив, как мы говорили, В.Филиппова.

Новый министр понимал, что проводимые реформы весьма не популярны как у ректорского корпуса, так и у ряда общественных организаций. Для реализации диалога и проведения идей реформы в жизнь необходимо было выстраивать новые отношения.

Однако после озвученного Президентом направления развития социальной политики, тональность диалога Министерства и образовательной общественности начинает меняться. В прессе разворачиваются активные дискуссии, поднимается вопрос о неэффективности системы образования и несоответствия ее потребностям рынка. В выступлениях министра обозначается и новое направление деятельности – жесткая линия на модернизацию вузовской системы.

По планам Министерства, повсеместное введение ЕГЭ и ГИФО предполагалось уже с 2006 г., а следовательно 2005 г. становился ключевым в вопросах законодательного закрепления этих механизмов.

Особенно парадоксально складывалась ситуация с ГИФО. В 2004 г. эксперимент по ГИФО по сути провалился. Однако, несмотря на неудачу, от эксперимента не отказались. Более того, Министр образования и науки А. Фурсенко в начале 2005 г. заявил, что «эксперимент по ГИФО будет расширен <…> И хотя многие оценили его итоги неоднозначно, считаю, что он должен продолжаться»[2].

Опираясь на политическую поддержку «Единой России» Министр планировал и скорейшее внедрение ЕГЭ. Все это не могло не спровоцировать возрастания напряженности в отношениях профессионального сообщества и государственных органов.

В условиях наметившейся линии на силовое продавливание ЕГЭ и ГИФО отдельного внимания заслуживает поступок ректора МГУ В.А.Садовничего, который обещал уйти в отставку, если университету навяжут единый госэкзамен. Это был знаковый, вызвавший значительный общественный резонанс поступок, выбивавший почву из-под ног представителей министерства утверждавших, что предлагаемые варианты реформ являются результатом общественного согласия.

В этих условиях А.Фурсенко, на Совете ректоров Москвы сообщил, что решил продлить эксперимент по введению ЕГЭ до 2008 года. Заявление министра о продлении эксперимента, вероятно, во многом было адресовано ректору МГУ.

В апреле к антиреформаторскому движению присоединились и новые общественные организации.  На I Российском социальном форуме было принято решение о создании всероссийского общественного движения «Образование для всех».[4]

В этих условиях, выступая перед депутатами в рамках «Правительственного часа» в Государственной Думе А.Фурсенко не мог рассчитывать на поддержку большинства партий. Однако наиболее значимым для Министра оказалась «вдруг» изменившаяся позиция думского большинства в лице представителей партии власти. Не получил министр поддержки и у председателя думского комитета по науке  и образованию, контролируемого «Единой Россией». Его председатель  Н.И.Булаев, ссылаясь на послание Президента, отмечает: «… мне кажется, это очень важно делать аккуратно»[5].

Опыт зимы-весны 2005 года замечателен тем, что даже в условиях, когда преобладающие политические силы были на стороне правительства, активная деятельность профессиональных вузовских организаций не была нивелирована и оказывала значительное влияние на определение основных направлений и ход модернизации образования.

Был у этого периода и другой итог. Министр образования окончательно убедился, что политика прямой конфронтации с профессиональным вузовским сообществом не может быть эффективна. Даже имея сильную политическую поддержку в лице «Единой России», для проведения реформ Министру необходимо было расширять социальную базу партнерства общества и государства, постараться ввести в нее новые элементы, так как позиция имеющихся общественных сил по вопросам реформы образования во многом отличалась от принятой стратегии.

В позиции министерства окончательно сформировалась стратегия на снижение влиятельности вузовского лобби. Важная роль в этом процессе отводилась союзу бизнеса и системы высшего образования.

Однако участие представителей бизнеса в процессе модернизации образования в первые годы реформ ограничивалось появлявшимися в прессе время от времени статьями критической направленности. Разговоры о несоответствии структуры выпуска и потребностей рынка труда шли давно, но к началу нового этапа реформирования они стали усилено муссироваться. Несмотря на приложенные министерством усилия по организации ряда совместных совещаний и конференций с крупнейшими объединениями бизнесменов, промышленников и предпринимателей отсутствие однозначной позиции Министерства по таким вопросам как конкретные сферы участия бизенса в образовании, права собственности, налоговые префернции и т.п. вызывало негативное восприятие бизнес сообщества. В этих условиях бизнес не спешил ни вкладывать средства в развитие вузовской системы, ни активно включатся в определении тактики и стратегии ее развития, закрепляя за собой часть ответственности за результаты модернизации. Все отчетливее назревала необходимость «прорыва», основу которого в России могла составить лишь высшая политическая власть.

Оживление дискуссий о путях и направлениях модернизации в 2005 г., связаны, с тем, что на заседании Государственного совета 5 сентября в своей речи Президент РФ поднял вопрос о создании  «механизмов, способных кардинально поднять качество отечественного образования», которые «должны наконец создать основы для прорывного инновационного развития страны, … ее конкурентоспособности»[6].

Уже в самом начале 2006 года, стало понятно, что власть решила активно проводить мероприятия модернизации. Не даром 27 января  на заседании Государственной Думы из уст  председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, фракция «Единая Россия», Н.И.Булаева прозвучало мнение, о том, что « опыт должен быть интегрирован в федеральное законодательство»[7].

Поддержали данную точку зрения и представители других фракций. Так Б.А.Бабурин от фракции «Родина» заявил: «… необходимо принять за основу четкий рубеж – когда мы прекратим какие-либо переходные периоды»[7].

В своих интервью об этом говорил и бывший Министр образования В.Филиппов «…Пора определяться и принимать политическое решение»[8].

Вместе с тем, принимая во внимание опыт прошлого года, министерство и правительство не шло на открытую конфронтацию с представителями вузов, а придерживается политики «расширения социальной базы» и ослабления влияния ректорского корпуса.

Выступая в Думе А.Фурсенко особо отмечает, что «Приоритетные направления развития образовательной системы Российской Федерации – опираются на следующие базовые принципы: открытость к общественным запросам и требованиям времени; привлечение общества к активному диалогу и непосредственному участию в управлении образованием, образовательных реформах»[8].

Одним из инструментов реализации данной задачи послужила деятельность Общественной палаты Российской Федерации, которая была создана в декабре 2005 года в соответствии с Федеральным законом от 04.04.2005 № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации»[9].

Так подводя итоги деятельности комиссии по науке и образованию Общественной Палаты на совещании 23 декабря 2006г. Я.Кузьминов скажет: «Сегодня, одной из ключевых задач российского образования является его вывод из состояния административной ориентации. Таким образом, комиссия однозначно претендует на роль некоей  «третьей силы» в решении наиболее острых вопросов реформы.

Впрочем, к лету 2006 г. Министерство образования обладало куда более действенным механизмом корректировки мнения ректорского корпуса. Помимо заявленных целей Национального проекта «Образование»,  министр открыто говорит о том, что проект станет инструментом отбора «избранных»: « с помощью этого проекта будет также финансирование наших предложений, связанных с изменениями структуры университетского образования»[10].

К лету 2006 г. начало отчетливо ощущаться, что намечаются значительные реформы в области образовательного законодательства.  В этих условиях  8 – 9 июня в здании Московского университета на Воробьевых горах состоялся VIII съезд Российского союза ректоров. Вузовское сообщество в который раз продемонстрировало, что самый продуктивный путь в таких ситуациях, – идти на диалог, выдвигать свои предложения, идеи, варианты, тем самым – сближая позиции. На съезде у ректорского корпуса появилась возможность донести свои опасения лично до президента. Позиция президента давала понять, что принятие закона неизбежно, но к принципиальным и конструктивным поправкам ректорского сообщества готовы прислушаться.

Таким образом, пакет законов, который и определяет суть и направление модернизации в основном опирается не на изначальные документы модернизации, а является результатом компромиссов со стороны и образовательного сообщества и властных структур. Оценивать это можно по-разному, с одной стороны, подобная практика это неотъемлемый атрибут гражданского демократического общества, с другой, в настоящее время мы имеем компромиссный пакет документов, зачастую основанных на различных идеологических подходах к образованию, жизнеспособность и практическая применимость которых вызывает большие вопросы.


Библиографический список
  1. Концепция модернизации российского образования на период до 2010 г. – Утв. приказом Минобразования России от 11.02.2002 г. № 393. Одобрена распоряже­нием Правительства РФ от 29.12.2001 г. № 1756-р
  2. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 26.05.2004 – [Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.kremlin.ru/sdocs/appears.shtml ]
  3. Московский комсомолец. – 2005. – 31 января. конецформыначалоформы
  4. Российская газета. – 2005. – 18 января.
  5. Время новостей. – 2005. – 28 марта.
  6. Московская правда. – 2005. – 30 апреля.
  7. Стенограмма заседания 15 июня 2005 г_,N 106(820) – Стенограммы заседаний ГД
  8. Выступление Президента России Владимира Путина на встрече с членами Правительства, руководством Федерального Собрания и членами президиума Государственного совета 5 сентября 2005 г. – [Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.mon.gov.ru/pro/pnpo/
  9. Стенограмма заседания 27 января 2006 г_,N 143(857) – Стенограммы заседаний ГД
  10. Стенограмма заседания 27 января 2006 г_N 143(857) – Стенограммы заседаний ГД
  11. «Об Общественной палате Российской Федерации» Федеральный Закон – № 32 от 04.04.2005


Все статьи автора «Idiatullin A.V.»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: