УДК 37.014

НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН, ВЛИЯЮЩИЕ НА ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МАГИСТРАТУРЫ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ

Идиатуллин Артур Вагизович
Казанский государственный университет культуры и искусств
кандидат исторических наук, доцент

Аннотация
В статье на основании обзора европейской образовательной практики, прежде всего в рамках внедрения механизмов болонского процесса, выявляются тренды характерные для развития магистерских программ во всем мире. Так же производится анализ инструментов преодоления проблем стоящих перед магистратурами с точки зрения их применимости в российских условиях.

Ключевые слова: европейские страны, образовательная политика


THE MOST IMPORTANT DIRECTIONS OF DEVELOPMENT OF EDUCATIONAL POLICY OF THE EUROPEAN COUNTRIES, DEVELOPMENTS OF A MAGISTRACY INFLUENCING PROSPECTS IN THE CULTURE SPHERE

Idiatullin Artur Vagizovich
Kazan state university of culture and arts
PhD in history, associate professor

Abstract
On the basis of the review of the European educational practice, first of all within introduction of mechanisms of Bologna Process, the author shows trends characteristic for development of master programs around the world . Also there is the analysis of instruments of overcoming of problems facing magistracies from the point of view of their applicability in the Russian conditions.

Библиографическая ссылка на статью:
Идиатуллин А.В. Наиболее важные направления развития образовательной политики европейских стран, влияющие на перспективы развития магистратуры в сфере культуры // Политика, государство и право. 2014. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/02/1301 (дата обращения: 04.05.2017).

Подготовка магистров является относительно инновационным направлением деятельности университетов. Несмотря на то, что Российское образовательное законодательство предусматривало возможность подготовки магистров еще с первой половины 90-х гг. на практике активное внедрение данного уровня началось относительно недавно. Для большинства региональных университетов опыт работы в данном направлении не превышает двух или трех лет. А поэтому вопрос о том, каким должен быть этот институт, что он дает, какие решает задачи, какие возможности представляет для развития университетов и формирования высококвалифицированных специалистов по всем существующим направлениям подготовки остается по-прежнему крайне актуальным.

Подводя итоги опыта реформирования национальных систем ВПО ряда европейских стран в рамках Болонских преобразований, можно выделить значимые для рассматриваемой темы.[4]

Во-первых, большего успеха достигают те страны, которые четко определяют новую структуру своего высшего образования. Сохранение и параллельное существование новой и старой структуры усложняет развитие новых программ обучения разного уровня, дезориентирует  и затрудняет выбор программы учащимися, вводит в заблуждение  работодателей, замедляя признание новых уровней квалификаций рынком труда. Это особенно актуально для сферы образования в области культуры в России, где, по сути, была сохранена старая система подготовки предусматривающая специалитет. Более того в новом законе «Об образовании», предусмотрена конкурирующая форма послевузовского образования для студентов творческих специальностей – «ассистентура-стажировка», что так же усложняет внедрение магистратуры в университетах соответствующего профиля.[6]

Во-вторых, крайне важно законодательное и правовое закрепление вводимых изменений. Законодательная база новых академических и профессиональных квалификация должна разрабатываться и вводиться параллельно, что в свою очередь обеспечивает признание вводимых изменений обществом и рынком труда. Как показывает опыт европейских стран, там, где законодательное закрепление нововведений происходит позже, адаптация специалистов с новыми квалификациями на рынке труда затруднена, более того создается основа для фальсификации нововведений. Данная проблема очень актуальна для России где двухуровневая система формально существует еще с конца 80-х начала 90-х гг.

Так во «Временном положении о многоуровневой системе ВПО в РСФСР» прямо указывалось: «…необходимо приблизить действующую структуру ВПО к наиболее известным системам Запада, облегчив условия для сравнения уровней образования и признания эквивалентности дипломов».[2]

Позднее в вначале 1990-х гг., был принят целый ряд законов предполагающих внедрение многоуровневой системы. Прежде всего, речь идет о законе  Российской Федерации «Об образовании» (ст. 7), и соответствующих  постановлениях Правительства Российской Федерации.

Вместе с тем реальный опыт ее внедрения в регионах начался лишь после 2007 г. с принятием соответствующей законодательной базы. С этим обстоятельством и связано отсутствие реального опыта подготовки магистров в региональных отраслевых университетах, что и составляет основную проблему исследования.

В-третьих, разработка нового содержания и структуры программ обучения, как правило, происходит с привлечением работодателей, что облегчает адаптацию специалистов с новыми квалификациями на рынке труда, и позволяет адаптироваться к особенностям национального рынка труда и обеспечить  общественное признание нововведений. При всей очевидности данной проблемы привлечение работодателей к реальной практике работы в сфере реформирования и модернизации образования оказалось делом весьма не простым. О необходимости развития такого сотрудничества говорилось давно практически с начала процесса реформирования образования в начале 90-х гг.

Однако в силу объективных причин в России возможности такого сотрудничества были крайне ограничены. Здесь можно говорить о целой группе причин: во-первых, представители российского бизнеса начала 90-х гг. были не готовы к конструктивному сотрудничеству, вновь созданные предприятия не могли с достаточной перспективой прогнозировать потребности в кадрах, тем более, что насущные потребности в кадрах обеспечивались  массово высвобождающимися гражданами с обанкротившихся государственных предприятий.

Надо отметить, что помимо отсутствия возможности и желания у работодателей не было и законодательно закрепленных прав участвовать выработке стандартов, ситуация изменилась к лучшему лишь после принятий соответствующих законов.Тем не менее, данный вопрос остается по-прежнему крайне актуальным.

Сфера культуры в данном случае, находится, казалось бы, в лучшем положении, так как основным работодателем является государство. Вместе с тем в условиях невнятной политики в сфере культуры, которая проводилась на протяжении всего постсоветского периода с одной стороны, и отсутствия альтернативного работодателя  на коммерческом рынке, способного внятно сформулировать заказ системе образования в сфере культуры и искусства, развитие программ обучения отрасли крайне затруднено, как правило воспроизводятся устаревшие образцы программ, или происходит стихийная диверсификация программ, зачастую не имеющих отношения к отрасли.[3]

Тем не менее, в последнее время наблюдаются некоторые положительные сдвиги в государственной политике, выраженные. В первую очередь в определении стратегических приоритетов для сферы культуры.

В-четвертых, вводимые изменения не следует противопоставлять традиционным ценностным характеристикам национальной системы высшего образования. Изменение структуры и содержания образования не означает отказа от национальной специфики и игнорирование достижений национальной системы высшего образования. Переход к двухуровневой структуре ВПО так же не означает отказа от его фундаментальности.

Напротив, двухуровневая структура может преодолеть стремление в одной образовательной программе дать и общеобразовательную базу, позволяющую специалисту менять профессиональную область и приобретать необходимые новые знания, и специализированные знания, обеспечивающие выпускнику возможность успешного трудоустройства.

Кроме того, изменения в системе ВПО не должны приводить к утере открытости и гибкости системы. Наоборот они призваны развивать возможность индивидуализации образовательных траекторий и создавая последовательный выход специалистов разного уровня на рынок труда.


Библиографический список
  1. Абанкина И. В. Двухуровневое образование: анализ подготовки бакалавров и магистров / И. В. Абанкина, Л. М. Филатова // Ректор ВУЗа. – 2008. – № 6. – С. 28-39.
  2. Абанкина И. В. Сколько магистров нужно России / И. В. Абанкина, Н. Я. Осовецкая // Платное образование. – 2008. – № 7/8. – С. 24-30.
  3. Бельская С.А. К проблеме определения понятия «Культурная ценность»/ С.А. Бельская // Вестник Казанского Государственного университета культуры и искусств – № 3. – 2012г.
  4. Гретченко А. И. Болонский процесс: интеграция России в европейское и мировое образовательное пространство / А. И. Гретченко, А. А. Гретченко ; Междунар. ин-т бизнес-тренинга. – М. : КНОРУС, 2009. – 425 с.
  5. Гударенко Ю. Специфика многоуровневой системы высшего профессионального образования в современном российском обществе / Ю. Гударенко // Социальная политика и социальное партнерство. – 2010. – № 7. – С. 54-58.
  6. Новгородова Е.Е. Основные подходы к определению понятия «коммуникативная компетентность»/Е.Е. Новгородова  // Гуманитарные научные исследования. – Декабрь 2013. – № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/12/5393 (дата обращения: 04.02.2014).


Все статьи автора «Idiatullin A.V.»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: