УДК 659.4

ФОРМИРОВАНИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ОСНОВ МАНИПУЛЯЦИИ СОЗНАНИЕМ: XVI – Н. XX ВВ.

Скрипкарь Мария Викторовна
Забайкальский государственный университет

Аннотация
Статья посвящена рассмотрению широкого круга вопросов, связанных с особенностями формирования представлений о феномене манипуляции сознанием с 16 до начала 20 веков. Внимание уделено политическим воззрениям Макиавелли, Бэкона, Руссо, Шиллера, Ницше и других. Выявлена специфика эволюции представлений о феномене манипуляции сознанием.

Ключевые слова: внушение, манипуляция сознанием, масса


DEVELOPMENT OF THE THEORETICAL FOUNDATION OF CONSCIOUSNESS MANIPULATION: 16TH - 20TH CENTURIES

Skripkar Maria Victorovna
Transbaikal State University

Abstract
The article covers a wide range of issues related with the peculiarities of formation of representations about the phenomenon of consciousness manipulation from the 16th to early 20th centuries. Attention is paid political views Machiavelli, bacon, Rousseau, Schiller, Nietzsche, and others. Specifics of the evolution of ideas about the phenomenon of consciousness manipulation.

Библиографическая ссылка на статью:
Скрипкарь М.В. Формирование теоретических основ манипуляции сознанием: XVI – н. XX вв. // Политика, государство и право. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/04/1513 (дата обращения: 01.05.2017).

Многогранность и неоднозначность феномена манипуляции сознанием привлекали внимание как научной, так и широкой общественности с древних времен, порождая самые разнообразные и порой противоречивые представления о ее сути, технологиях, инструментах, последствиях.

В эпоху Возрождения идеи философов античности об управлении подданными с использованием манипуляции сознанием нашли свое отражение в произведениях итальянского мыслителя Николо Макиавелли.

Манипулятивное воздействие на общественное сознание, по мнению Макиавелли, должно стать неотъемлемой частью деятельности правителя, в целях процветания государства. Политические манипуляции должны проводиться постоянно, создавая для подданных некую иллюзию, в частности, образ государя как добродетельного правителя, т.к. сохранение видимости благих намерений всегда благотворно скажется на умонастроении подданных.

В работе Макиавелли «Искусство войны» можно увидеть связь с воззрениями древнекитайских мыслителей на стратегическое манипулирование. Факты, доказывающие или опровергающие знакомство итальянского философа с трудами китайских мыслителей отсутствуют, поэтому невозможно утверждать, что Макиавелли использовал сочинения Сунь–Цзы или Сунь Биня, однако нельзя отрицать и удивительного сходства между этими идеями (ложные маневры, умение заставить противника не принять бой, ловушки, приманки, внезапные военные действия и пр.), на которое обратил внимание Ф. Жюльен в книге «Трактат об эффективности» [1].

В Новое время проблемой манипуляции сознанием занимался английский философ Ф. Бэкон в рамках учения о заблуждениях, подчиняющих сознание человека, т.е. об идолах рода, пещеры, площади и театра [2].

По мнению Бэкона «их [т.е. идолов] обман является результатом неправильного и искаженного предрасположения ума, которое заражает и извращает все восприятие интеллекта» [2]. Описанные английским философом психологические характеристики человека, делающие его подверженным заблуждениям, лежат в основе современных представлений о сущности манипуляции сознанием. Среди них мы можем назвать следующие:

1) ограниченность человеческого разума, склонность к предвзятости, подверженность внушениям;

2) субъективное восприятие действительности по причине ограниченности перцептивных возможностей органов чувств, не позволяющее составить объективное представление о мире;

2) вера в истинность тех теорий, идей, которые предпочитает человек;

3) абсолютное доверие установленным фактам, отрицание не подтвержденных фактами истин и т.д.

В результате, люди «неизбежно воспринимают бесчисленное множество обманчивых и ложных образов» [2].

Среди средств манипуляции сознанием Бэкон выделял искусство, расценивая его как один из видов познания, преследующего цель эффективнее передать, сообщить и выразить то, что найдено, о чем вынесено суждение и что отложено в памяти. Различные символические средства: аллегории, мифы, притчи, загадки, образные сравнения, делают наглядными и очевидными, более доступными для понимания новые и непривычные открытия и выводы и обладают исключительной силой воздействия. Бэкон отмечает также, что подобные средства  могут быть использованы как «хитроумное орудие обмана» с целью затемнять, скрывать истинный смысл и т.п. [3].

Новый этап в изучении манипуляции сознанием начинается в период Просвещения. Прежде всего, он связан с появлением новых средств воздействия на сознание (массовой литературы и прессы) и широким распространением театрального и музыкального искусств.

Развивая идею Августина о познавательной функции музыки,  Ж.-Ж. Руссо устанавливает взаимосвязь между музыкальной мелодией и состоянием души человека. По сути своей, музыка воспроизводит жизнь в форме, близкой и понятной народу, что позволяет ей выполнять функции воспитания и информирования общества. Более кратко предназначение искусства  описано у Д. Дидро: «искусство должно учить любить добродетель и ненави­деть порок»[4]. Отмечая надклассовый характер массового искусства, Дидро настаивает на необходимости его использования для воспитания индивида и общества в целом.

Именно воспитание нравственных качеств, формирование ценностных ориентаций людей, соответствующих своему времени и государству,  считает наиважнейшей функцией искусства, и в особенности театра, представитель немецкой классической школы,  Г. Шиллер. В своей ранней работе «Театр, рассматриваемый как нравственное учреждение», он дает наиболее высокую оценку манипулятивному воздействию театрального искусства: «так велика и многообразна заслуга театра в деле нравственного просвещения; не меньше его заслуги и в области просвещения умственного»[5].

Огромные возможности манипулятивного воздействия искусства на сознание Ницше объясняет создаваемым искусством  «культом недействительного». Искусство необходимо, т.к. дает «иллюзию упрощенного мира, сокращенного решения загадки жизни» [6].

С середины XIX в. в исследованиях манипуляции сознанием акцент постепенно смещается от изучения средств и механизмов к рассмотрению объекта манипуляции, его психологических характеристик и особенностей. Эти перемены связаны с появлением интереса к феномену массы. Одним из первых данный феномен описал французский социолог Г. Лебон в книге «Психология народов и масс». Отмечая, что массы получили возможность влиять на ход событий и на политику, например, посредством голосования или восстания, французский социолог выводит на первый план проблему  управления массой. Отождествляя массу с толпой, Лебон рассматривает ее как количественное и визуальное явление, акцентируя внимание на возможностях и особенностях манипулирования массой. Основной характерной чертой массы, значительно облегчающей процесс манипулирования ею, он называет слияние индивидов в единые разум и чувство, которые затушёвывают личностные различия и снижают интеллектуальные способности. Каждый стремится походить на ближнего, с которым он общается. При этом всё равно, каков бы ни был социальный класс, образование и культура участвующих: «с того самого момента, когда люди оказываются в толпе, невежда и учёный становятся одинаково неспособными соображать»[7]. Таким образом, для Лебона масса является почти исключительной противоположностью личности.

Зигмунд Фрейд дополнил характеристику массы следующими особенностями:

–..массой руководит бессознательное, поэтому она импульсивна, изменчива и возбудима;

– масса легко поддаётся внушениям, она неспособна к критике. Масса мыслит образами и не знает сомнений;

– масса имеет склонность в крайностям;

– массы требуют иллюзий, без которых не могут жить.

Последняя особенность массы, выделенная Фрейдом, позволяет объяснить популярность таких достижений технического прогресса как СМИ (в частности, телевидения) и кинематографа, чья основная задача состоит в создании иллюзий.

Таким образом, начиная с Лебона, проблема манипуляции сознанием становится в центре внимания социологов. С тех пор рассматриваемая проблема становится одной из наиболее сложных проблем социологии и психологии. Как было отмечено автором ранее, она распространенна на всех уровнях и во всех сферах общественной жизни, многообразие форм и средств ее осуществления стимулирует более детальное изучение данного феномена[8].


Библиографический список
  1. Скрипкарь, М. В. Воздействие манипулятивных технологий кинематографа на процесс социализации и формирование ценностных ориентаций молодежи: дис.. канд. социол. наук. Чита, 2009. 187 с.
  2. Бэкон Ф. Афоризмы об истолковании природы и царства человека // Сочинения: В 2 т. Т. 2 / Ф. Бэкон – М.: Мысль, 1978. – С. 18.
  3. Романова Н.П., Скрипкарь М.В. Молодежь и кинематограф. -Чита: ЧитГУ, 2010. -181 с.
  4. Дидро, Д. Театр и драматургия: собр. соч. В 10-и тт. Т. 5 / Д. Дидро – М.–Л., 1936. – С. 350.
  5. Шиллер, Ф. Собр.соч.: В 7 т. Т.6. М.: Художественная литература, 1957. – С. 110.
  6. Скрипкарь М.В. Манипулятивные технологии кинематографа // Вестник Бурятского государственного университета. 2009. № 6. С. 288-291.
  7. Лебон, Г. Психология народов и масс / Г. Лебон – М.: Макет,  1995. – С. 170.
  8. Скрипкарь М.В. Воздействие манипулятивных технологий кинематографа на процесс социализации и формирование ценностных ориентаций молодежи: автореф. … канд. социол. наук дис. – Чита, 2009. 24 с.


Все статьи автора «Yahondra»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: