УДК 94(479.22)

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХИАТРИИ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ЦЕЛЯХ В СССР

Королева Лариса Александровна1, Королев Алексей Александрович2, Молькин Алексей Николаевич3
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, д.и.н., проф.
2Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, д.и.н., доц.
3Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, студент

Аннотация
В статье анализируются формы и методы использования психиатрии в СССР в уголовных делах, связанных с диссидентами; позиция Запада по данному вопросу.

Ключевые слова: диссидентство, Запад, психиатрия, СССР


USE OF PSYCHIATRY IN POLITICAL GOALS IN THE USSR

Koroleva Larisa Aleksandrovna1, Korolev Alexey Aleksandrovich2, Molkin Alexey Nikolaevich3
1Penza state university of architecture and construction, Doctor of History (PhD), Professor
2Penza state university of architecture and construction, Doctor of History (PhD), Associate Professor
3Penza state university of architecture and construction, student

Abstract
In article forms and methods of use of psychiatry in the USSR in the criminal cases connected with dissidents are analyzed; West position on the matter.

Keywords: psychiatry, recusancy, USSR, West


Библиографическая ссылка на статью:
Королева Л.А., Королев А.А., Молькин А.Н. Использование психиатрии в политических целях в СССР // Политика, государство и право. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/10/1995 (дата обращения: 02.05.2017).

Очень щепетильным являлся вопрос о применении психиатрии в политических целях в Советском Союзе.

Особой разновидностью наказания было насильственное, по решению суда, отправление в психиатрическую клинику, что с точки зрения советской юрисдикции не представляло собой репрессивную санкцию. В свою очередь, суд, освобождая от реального наказания, отправлял на лечение абсолютного «выздоровления». Это разъяснялось тем, что выявить конкретно заранее, как долго будет протекать психическое заболевание, и в какой степени больному нужно будет лечении, практически нереально, потому продолжительность принудительного лечения не определялась. В 1956 г. в специальных больницах МВД СССР находилось 3350 «больных» на лечении [1, с. 139]. Но широкое распространение насильственное помещение в психиатрические больницы как мера наказания получило в 1960-1970-е гг. Конкретно в решении суда определялся тип психиатрической клиники, куда отправляли на «лечение»: общий или специальный, т.е. тюремного типа (ст. ст. 408, 409 УПК РСФСР). Психиатрические клиники общего типа были в подчинении Минздрава СССР. На самом же де все психиатрические клиники были в ведении МВД. К 1985 г. функционировало 11 спецпсихбольниц.

Медосвидетельствование и экспертиза по поводу вменяемости подсудимого, как правило, осуществлялись в специальных НИИ: Центральный НИИ судебной психиатрии им. В.П. Сербского (г. Москва – ЦНИИСП), Научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева (г. Ленинград), Психоневрологический институт Минздрава УССР (г. Харьков, Одесса) и т.д. Обычно, оппозиционерам ставились диагнозы «сутяжно-паранойяльная психопатия» и «вялотекущая шизофрения».

В 1961 г. была издана «Инструкция по неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность», в которой практически узаконивалось лишение свободы без решения суда и принуждение к «лечению» граждан по «заказу» властей. Инструкция 1971 г. по сути повторяла прежнюю.

В различные годы в психиатрических клиниках оказывались советские инакомыслящие П. Григоренко, О. Иоффе, Ж. Медведев, В. Новодворская и др.

Следует заметить, что среди самих психиатров встречались «диссиденты», отказывавшиеся исходить из правил «политической целесообразности».

В 1971 г. конгресс психиатров в г. Мехико отказался обсуждать положение в СССР, т.к. советская делегация заявила, что в случае включения вопроса в повестку дня, она покинет конгресс и выйдет из федерации.

28 женевских психиатров в январе 1973 г. направили письмо министру здравоохранения СССР Б. Петровскому, в котором содержался призыв помочь освобождению лиц, помещенных в психбольницы «за мнения». Сотрудник Национальной больницы в Лондоне Г. Мерскей направил Британской медицинской ассоциации и Обществу клинических психиатров «Меморандум о злоупотреблениях психиатрией в СССР», где заявлялось, что на психиатрах всего мира лежит обязанность препятствовать советской психиатрической репрессивной практике.

Накануне международной конференции психиатров в 1973 г. в СССР Американская психиатрическая ассоциация послала в г. Москву Всесоюзному обществу психиатров телеграмму, где выражалась обеспокоенность по поводу обвинений в использовании психиатрических клиник для содержания диссидентов.

Прибыв в СССР, зарубежные психиатры получили возможность посетить П. Григоренко и ознакомиться с историями болезней 6 человек. Не все западные специалисты согласились с поставленными диагнозами.

Однако собравшаяся в г. Осло международная конференция психотерапевтов отказалась осудить советскую практику заключения диссидентов в психиатрические больницы, поскольку, по их представлению, это могло помешать развивавшемуся в то время процессу сближения со странами Восточной Европы.

В январе 1976 г. в г. Женеве был образован Инициативный комитет против злоупотреблений психиатрией в политических целях, в который вошли 56 западных ученых. Члены организации намеревались инициировать дискуссию на VI Всемирном конгрессе психиатров по вопросу использования психиатрии в Советском Союзе в политических целях.

В мае 1976 г. на съезде Королевского колледжа психиатров было решено направить обращение Всемирному конгрессу психиатров с резким требованием предать осуждению постоянное привлечение психиатров в СССР к делам по политическим мотивам. Для сбора и исследования доказательной базы о злоупотреблениях создали специальную рабочую группу.

В июне 1976 г. проблема состояния советской психиатрии был рассмотрен Генеральной ассамблеей Союза французских психологов. Была утверждена резолюция, осуждавшая практику психиатров в СССР. Параллельно в г. Лондоне на симпозиуме ВАП (Всемирной ассоциации психиатров) об этике в психиатрии отдельные делегаты попытались внести в декларацию параграф о политических инакомыслящих. Данная тема получила широкое освещение в лондонских газетах, на радио, телевидении. Только активное противодействие члена Исполкома ВАП профессора М.Е. Вартаняна нейтрализовало данное предложение.

Как отмечалось советским руководством, члены Исполкома ВАП английские психиатры Д. Ли и Л. Рис подвергались публичной «травле» только за то, что они по инициативе советских ученых избраны почетными членами Всесоюзного общества невропатологов и психиатров.

Но лишь в 1977 г. всемирный конгресс психиатров в г. Гонолулу 90 голосами против 88 принял резолюцию, в которой осуждалось систематическое злоупотребление психиатрией в политических целях в Советском Союзе.

Так же осторожны в оценках были и представители Международной Амнистии, прибывшие в СССР после заявления о создании ее Советского отделения. После долгих дебатов пришли к соглашению зарегистрировать отделение как «группу», т.е. с низшим статусом, не позволявшим посылать делегатов на международные конгрессы Международной Амнистии. Ю. Орлов писал: «Мне было видно, что им не хотелось иметь трудностей с нами. Возможно, также, что очарованное советской политической игрой руководство Амнистии решило не осложнять свои отношения с Советами слишком близкими связями с диссидентами» [2, с. 174-175]. Поначалу Советское отделение вообще не функционировало, поскольку Международный Секретариат в г. Лондоне не присылал досье на политических заключенных, нуждавшихся в защите.

Западные официальные круги старались получать различного рода информацию об оппозиции в СССР и принимать соответствующие действия [3]. В правительствах зарубежных стран, например, США, имелись достоверные сведения о диссидентах. Советский МИД получал списки с фамилиями, краткими биографиями и даже с указанием места заключения инакомыслящих [4, с. 162].


Библиографический список
  1. Кудрявцев В., Трусов А. Политическая юстиция в СССР. М.: Наука, 2000. 365 с.
  2. Орлов Ю. Опасные мысли. Мемуары из русской жизни. М.: АиФ, 1992. 349 с.
  3. Королева Л.А., Королев А.А., Молькин А.Н. Политика Запада в отношении советских диссидентов (1950-1980-е гг.) // Политика, государство и право. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/10/1976 (дата обращения: 19.10.2014).
  4. Бурлацкий Ф.М. Проблемы прав человека в СССР и России (1970 – 80-е и начало 90-х годов). М.: Научная книга, 1999. 279 с.


Все статьи автора «Королева Лариса Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: