УДК 343.01

ПОНЯТИЕ ДИАЛЕКТИКИ И ПРОЯВЛЕНИЕ ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Степанян Елена Сергеевна
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ

Аннотация
В статье рассматривается проявление диалектического развития в уголовном праве. Анализируются проблемы взаимодействия философского и уголовно-правового знания в определении развития и метода права, соотношения уголовного права и универсальной диалектики. Целью анализа является поиск и обозначение соотношения уголовного права с материалистической и идеалистической диалектикой как универсальным методом развития. На основе проведенного исследования автор приходит к выводам об открытости и недостаточном изучении вопроса о проявлении диалектического развития в уголовном праве и предлагает разграничение понятий метафизики и диалектики уголовного права.

Ключевые слова: диалектика, идеалистическая диалектика, материалистическая диалектика, метафизика уголовного права, метод уголовного права, уголовное право, философия права


THE CONCEPT OF DIALECTICS AND THE MANIFESTATION OF DIALECTICAL DEVELOPMENT IN CRIMINAL LAW

Stepanyan Elena Sergeevna
The Russian Presidential Academy of national economy and public administration

Abstract
The article deals with the manifestation of dialectical development in criminal law. It analyzes the problems of interaction between philosophical and criminal law in determining the development of knowledge and technique right, the ratio of criminal law and universal dialectics. The target of the following analysis becomes searching and identification criminal law with the materialist and idealist dialectics as a universal method of development. On the basis of the study author concludes about the openness and lack of studying the question of the manifestation of dialectical development in criminal law and offers distinction between the concepts of metaphysics and dialectic criminal law.

Библиографическая ссылка на статью:
Степанян Е.С. Понятие диалектики и проявление диалектического развития в уголовном праве // Политика, государство и право. 2015. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/03/2439 (дата обращения: 01.05.2017).

В поле современных исследований уголовного права его философская сущность нечасто находится под конкретным углом зрения. Взгляд на философию права чаще всего определяется его моралью и духом, а не философской системой в терминологическом смысле. Для краткого анализа диалектики философского права, как предполагаемого принципа его развития,  требуется обращение не только к общей философии права, но и к ученым более узкой направленности, уголовной специализации. Ю. В. Голик в статье «Метод уголовного права» писал, что диалектический метод в уголовном праве порой сводится учеными к использованию законов и категорий диалектики в уголовном праве. С одной стороны, это верно, так как ни одна наука не генерирует свою систему философских понятий. Но определять взаимодействие уголовного права и философии как примитивное заимствование тоже нельзя [1, с.37-40]. Ю. В. Голик ссылается на П. В. Копнина, утверждающего, что философский метод не может быть сводим к специальному, в свою очередь, специальный метод нельзя умалять до банального преломления или плохонького выражения философского метода [2, c. 76-111]. Отсюда, диалектика в уголовном праве не есть что-то применимое, используемое, «примеряемое».Диалектика не разрабатывалась в виде средства для пользования специальными науками, она не имеет искусственного фундамента. Идеалистическая диалектика, будучи основой материалистической, стала результатом объяснения закономерности бытия, романтическим направлением абсолютизации Я-не Я, то есть единства субъекта и объекта. Диалектика есть нечто, присущее всякому развитию имманентно. То, что развивается в силу диалектического закона, который не был придуман в качестве инструкции, а как объективно существующий, проявлен в бесконечном бытии путем философской мысли, которая имела источником отнюдь не гегелевскую, а более раннюю философию. Поэтому целью настоящего исследования является рассмотрение диалектики не как метода в буквальном смысле, не то, как она применяется в уголовном праве, а рассмотрение ее как метода в универсальном смысле, то есть  то, как она проявляется в виде всеобщего закона развития именно в уголовном праве. Данный процесс может варьироваться, но отнюдь не из-за решений позитивного права, а из-за обстоятельств хода культуры и культурного менталитета (проявление материалистической или идеалистической диалектики). Развитие как таковое присуще праву имманентно, как было сказано, и только его формы могут  иметь особенности, имеющие начало не  в системе норм, а в интеграции системы ценностей, экономики, культуры, духовной жизни и т.д. Это не значит, что уголовное право функционирует по законам диалектики и только. Отождествление философского и диалектического метода представляется неверным. У философской диалектики есть много противников, позиции которых будут разъяснены ниже, и эти позиции  аргументированные. Говорить о  философском методе уголовного права с полным признанием только диалектического – философская ошибка, ибо всякая диалектика нуждается в субстанции для феноменологии, проявления развития. Эта субстанция является метафизической. Метафизичность права – это не только метод права, а его  сущность, постоянство.

Серьезной проблемой в науке уголовного права является дилетантский подход к определению диалектики, а именно сведение ее сущности к философии Гегеля тогда, когда философия последнего представляет собой идеалистическую диалектику, далекую от последовавшей за ней материалистической. Конечно, углубленное знание философии – дело философа, однако важно определить, насколько специалист в области  философии уголовного права должен быть посвящен в философские основы, а не многочисленные ответвления от них. Сводимость философии и специальной науки – вопрос пошлый, на самом деле, дилетантский. То, что требует познания в уголовном праве, должно быть достаточно изучено для полного погружения в общечеловеческую глобальную мысль, так как право есть продукт социального организма. Это не вовсе не говорит об энциклопедичности знания; напротив, познание философии требует умения и искусства систематизации восприятия, выборочной оценки первостепенного в отношении конкретного вопроса. В.С. Нерсесянц в своей концепции философии права   проводит глубинный анализ философских учений, полностью освещая их суть, отвергая  поверхностный или тезисный взгляд на философию права.

Итак, что есть диалектика? Гераклит, античный философ, говорил, что общепринятость войны очевидна,  а  борьба это обычный порядок бытия  вещей,  все  находит в ней источник [3, c. 234]. Конечно, во время философствования Гераклита понятия «диалектики» не было, поэтому его идея  носила  имплицитный характер. Известно, что учения об изменчивости бытия были и в философской древневосточной традиции, однако в европейской философии основоположником диалектики считается именно Гераклит Эфесский. Если обратиться к более поздним источникам, например, «Диалогам» Платона, то можно увидеть, что содержательной фабулой каждого диалога является спор персонажей-философов, в конце которого рождается истин [4, c.128-150]. Сократ избавил  спор как метода постижения истины от софистического смысла, так как  целью всякого противоречия мнений поставил постижение истины, а не проявления искусства доказательности и убедительности  высказывания оппонентов. Известно, что сократовского письменного наследия в распоряжении исследователей нет, поэтому  проследить эту мысль можно у Платона, где Сократ является одним из главных персонажей.  Сам Платон,  будучи идеалистом, построил один из самых прочных сводов здания диалектики. В диалогах «Тимей» и «Парменид» Платон устанавливает триаду бытия – вечные, непреходящие идеи, конкретные, изменяющиеся вещи, пространство существования вещей. Познание сущности этих изменяющихся вещей  для постижения их сверхидеальном смысле Платон называет диалектикой [4, c.178].

В эпоху Средневековья диалектика развивалась в философии неоплатонистов, например, Николая Кузанского. Диалектика в это время представляла собой нечто теологическое, соединение противоположного в Абсолюте означало разрешение всех противоречий [5, c. 38]. Абсолют у теологических неоплатонистов есть Бог. И. Кант, обратив познающего субъекта в центральный элемент познания вообще, считал, что  рациональное начало сознания на пути к цельному, абсолютному знанию сталкивается с противоречиями, возникающими из-за разрушения иллюзий [6]. Наконец, Г. В. Ф. Гегель оформил диалектическое знание в новом, глубинном смысле; от прежней диалектики  в его трудах можно найти только саму идею взаимодействия противоречий и противоположностей. Гегель начинал философскую юность с представителями идеалистической философии немецкого романтизма -  Ф. Гельдерлином,  В.Ф. Шеллингом и др. Основы гегелевской философии, если углубиться, романтичны. Реальность, действительность есть Абсолютный дух, вбирающая все и вся идея. Жизнь этого духа, его структура и проявление есть диалектика, то есть духовность – диалектична. Особенность диалектики Гегеля заключается в ее спекулятивности. Абсолютный  дух (реальность) это не субстанция, а субъект. Он есть самодвижение, но в отличие от Фихте и Шеллинга, Гегель ограничивает его определенностью, не допуская размытости в границах. Дух в своем движении создает что-то определенное, равно и отрицательное. Он бесконечен именно в отрицании отрицания, которое приводит к позитивности. Конечный дух – идеален, но такой не может существовать, он абстрактен. Гегель делит философию на логику, философию природы, философию Духа. Это становится понятно, если проследить следующее: Абсолют – круг кругов, в котором первоначальная логика (идея, рациональность) самоотчуждается, объективируется в Природу, далее путем отрицания отрицания возвращается к себе, но уже в Духе.

Диалектическое движение Гегель определял как спиралевидное движение с ритмом триадического типа. Этот триадический тип включает в себя три элемента – тезис, антитезис, синтез. Несмотря на общие представления, Гегель редко пользовался этими терминами. Тезис он называет рассудочной стороной, антитезис – негативной или диалектической, синтез – спекулятивной. Спекулятивная сторона – вершина познания, измерение Абсолютного духа. По структуре бытия,  философия – субъективный дух, право – объективный, само право есть элемент феноменологии духа. Объективный дух – это институты общества, нравственность, мораль. Непосредственно то, чем «дышит» человек, его духовный воздух [7, c. 134-180]. Таков синопсис идеалистической диалектики  Гегеля.Материалистическая диалектика представлена марксизмом-ленинизмом. Диалектика К. Маркса и Ф. Энгельса является не переложением и продолжением диалектики Г.В.Ф. Гегеля. Сложно даже представить себе что-то болеепротивоположное. Это можно объяснить словами самого К. Маркса, утверждающего, что диалектика Гегеля перевернута с ног на голову.  Гегель-идеалист, К. Маркс  и Ф. Энгельс – материалисты.  Это значит, что здесь неприемлем тезис об Абсолютном Духе и идее. Понятие материи заменяет понятие Духа.

В «Анти-Дюринге» Ф. Энгельсом воплощен основной смысл диалектического материализма. Эта работа носит философско-социальный характер, а автор подчеркивает, что она не плод собственного мотива, не направлена на создание новой диалектики. Ее название отсылает к Евгению Дюрингу, с которым автор полемизирует в процессе написания книги [8, c.49-90]. В «Анти-Дюринге» Энгельс представил главный постулат материализма, заключающийся в том, что единство мира есть его материальность, а движение  есть  способ бытия материи. В природе сквозь беспорядочные бесчисленные изменения обретают путь диалектические законы. Они господствуют над случайностью, которая лишь таковой кажется, они суть истории и человеческого мышления.  Ф. Энгельс признает, что они были развиты Ф. Гегелем, но в мистифицированной форме. С презрением он описывает метафизический способ мышления, отмечая заслугу стихийных наивных диалектиков Античности и Средневековья. Всякая мораль и нравственность, посягающая на постоянство, ошибочна – она всегда отражала настроения соответствующего себе времени. Движение – суть противоречие, потому что современный материализм, по мнению Энгельса, это отрицание отрицания. Старый материализм отрицался идеализмом,  теперь сам идеализм отрицается современным материализмом. Энгельс отмечает имплицитный характер диалектики, потому люди мыслили диалектически раньше, чем узнали о диалектике, бессознательность отрицания отрицания была сформулирована  и Гегелем.

«Диалектика  природы» – труд более серьезный. Именно в нем Ф. Энгельс представил знаменитые законы диалектики в их известном виде. Их точную  формулировку часто приписывают Гегелю, но сам автор «Диалектики природы» подчеркивает, что эти законы были развиты Гегелем, но систематизация  и проявление их в четком, научном виде принадлежат ему [9, c. 200-211].  В  «Диалектике природы» Ф. Энгельс постулирует, что абстрагирование законов диалектики происходит  сообразно истории природы и общества. Этих законов много, но сводятся они к закону перехода количества в качество и обратно, закону взаимного проникновения противоположностей, закону отрицания отрицания. Законы, как было отмечено, были  развиты  Гегелем в «Науке логики», но в манере идеалиста, то есть как законы мышления [10, c. 340].

Таким образом, идеалистическая и материалистическая диалектика – учения, можно сказать, взаимоисключающие. Ничего нельзя утверждать по поводу проявления первой и второй в уголовном праве, это зависит от позиции  каждого индивида, члена общества  относительно  материализма и идеализма. Разумнее склоняться к их взаимодействию, как остову диалектики вообще. Эти учения представляют собой крайности определенного типа мышления, поэтому следует принять оба в их взаимности, балансе. Но обнаружить их в самом праве сложно. Законы материалистической диалектики в связи с уголовным правом исследует А.И. Марцев в книге «Диалектика и вопросы теории уголовного права» [11].  Закон единства и борьбы противоположностей в книге рассматривается с позиции учения о преступлении, закон взаимного перехода количественных и качественных изменений  с позиции множественности   преступлений, закон отрицания отрицания – с позиции учения о преступлении и наказании.

Духовное диалектическое начало чуждо материализма, но оно суть идеализма, именно в нем проявляется это начало в уголовном праве. Грубейшей ошибкой в восприятии права будет лишение его признака жизни, сведение к функционированию лишь законов, опирающихся на кажущуюся случайность. Нельзя объяснить материалистически раскаяние в совершении преступления, например, либо  сострадание, которое лишено всякой мысли о выгодности добродетели. Духовные изменения, которые происходят в процессе совершения преступления или определения виновности, при отбывании наказания, имеют в своей основе идеалистическую диалектику.  Вопрос только в том, субъективную или объективную, но это уже проблема теологии и духовной веры, а не уголовного права.

Что касается самой диалектики в уголовном праве, то сведение ее к способу существования уголовного права не отвечает достижениям философской мысли. У диалектики было много противников и просто критиков. Среди противников выделялся Серен Кьеркегор, восклицавший, что при характеристике Гегеля нельзя обойтись без гомеровского языка, так как последний не раз заставил посмеяться богов. А. Шопенгауэр, известный саркастичной манерой высказываний, утверждал, что Гегель — ставленник властей, бездушный  шарлатан, который имел смелость писать бред и галиматью» [12, c. 450].

С. Кьеркегор считал диалектический метод беспомощным при объяснении человеческого страха и тревоги, свободы и выбора. Он полагал, что нельзя сводить жизнь человека к понятиям [13, c. 280]. Будучи основоположником экзистенциализма, Кьеркегор нашел слабые стороны гегелевского учения об абсолюте, настаивая на второстепенности разума  и первичности экзистенциальности. А. Шопенгауеэр, голос пессимизма и иррационализма, спрашивал, как можно засунуть историю в матрицу категорий, если иррациональная и незрячая воля, а не разум управляет жизнью. Ничтожества и  горести жизни приводят к мысли о смерти, а не об абсолюте и спекулятивном синтезе [14, c. 34].  К. Поппер дает объективный и трезвый анализ диалектики. Синтез он называет субъективным, то есть отстраняет материал тезисности и антитезисности от безусловного отчуждения индивидуальности и справедливо замечает, что не всякое противоречие желательно, не всякая противоположность ведет к синтезу. Мнение о неуязвимости диалектики  – суть догматизма в философии [15, c. 47-54].

Итак, как  этот  вопрос разрешаем в теории уголовного права? Что присуще   уголовному праву – метафизичность или диалектика? На это легче ответить, если разграничить значения этих понятий. Когда говорят «метафизика уголовного права» и «диалектика уголовного права», не стоит сразу воспринимать это как противоречие или неправильное употребление философских  понятий.  Метафизика уголовного права есть его философия,  собственная онтология (учение о бытии), а не философский метод; диалектика, напротив, есть философский метод, феноменология уголовного права, проявление его развития. Таково понимание новой метафизики  в отличие от  старой метафизики, отвергавшей законы развития. Философское понимание уголовного права больше, чем в других отраслях права, нуждается в изучении. Уголовное право это всегда граница индивида и общества в репрессивном взаимодействии, сопровождающиеся фундаментальными вопросами взаимодействия. Что такое право индивида в массе других индивидов и  где его предел? Можно ли определить категорию свободы и справедливости, чтобы непосредственно лишать свободы и вершить справедливость? Что значит абсолютизация субъекта и объекта в мире? Может ли вина быть экзистенциальной и заменить тем самым необходимость наказания? Эти вопросы требуют размышлений,  но они  все равно  останутся открытыми. Задача уголовного права – балансировать между необходимостью поддержания всеобщего правового равновесия и сложностью определения категорий, требующихся для этого. 


Библиографический список
  1. Голик Ю. В. Метод уголовного права // Журнал российского права, 2000. №3.
  2. Копнин П. В. Диалектика как логика и теория познания // М., Наука, 1973.
  3. Гераклит // Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. Пер. А. В. Лебедева, М., Наука, 1989
  4. Платон. Диалоги //  Серия «Философское наследие» Т. 98,  М., Мысль,1986.
  5. Кузанский Н. Об учёном незнании //  М., Академический проспект, 2011.
  6. Кант И. Критика чистого разума // М., Эксмо, 2007.
  7. Гегель Г. В. Ф. Феноменология Духа //  М., Аст,  2012.
  8. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений. М., Государственное издательство политической литературы,  1961.
  9. Энгельс Ф. Диалектика природы // К.  Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений. М., Государственное издательство политической литературы, 1961.
  10. Гегель  Г.В.Ф. Наука логики  //  Гегель Г. В. Ф.  Энциклопедия философских наук.  М.,  Мысль, 1974.  С. 340.
  11. Марцев А. И. Диалектика и вопросы теории уголовного права // Красноярск, изд. Красноярского института, 1990.
  12. Реале Дж. и Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней // СПб.,   ТОО ТК “Петрополис”, 1994.
  13. Кьеркегор С.  Или-или //  СПб.,  Издательство Русской Христианской Гуманитарной Академии: Амфора, 2011.
  14. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление // М., Московский Клуб, 2010
  15. Поппер К. Что такое диалектика? //  Вопросы философии, 1995.  №1.


Все статьи автора «Степанян Елена Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: