УДК 341.1

ПРОБЛЕМА ДЕФИНИЦИИ КОНЦЕПЦИИ БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В ДОКУМЕНТАХ ООН

Половина Елена Вячеславовна
Донецкий национальный университет

Аннотация
Формирование новой системы международных отношений приводит к трансформации понятия безопасности, в рамках которого приоритетом становится человек, а не государство. Возникновение угроз нового характера также стимулирует развитие новых концепций, одной из которой становится безопасность человека. Ключевое значение на формирование данной концепции оказала ООН.

Ключевые слова: безопасность человека, оон, человеческое развитие


DEFINITION OF HUMAN SECURITY IN UN OFFICIAL DOCUMENTS

Polovina Elena Vyacheslavovna
Donetsk National University

Abstract
Emerging of a new system of international relations leads to transformation of security, which places in the centre individuals, not states. The threats of a new character also promote elaborating of new concepts. As a result, human security appears.UN influenced this concept significantly.

Keywords: human development, human security


Библиографическая ссылка на статью:
Половина Е.В. Проблема дефиниции концепции безопасности человека в документах ООН // Политика, государство и право. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/04/2823 (дата обращения: 30.04.2017).

После окончания Холодной войны система международной безопасности претерпела серьезные изменения. По исчезновении одной из сверхдержав была нивелирована угроза глобального противостояния, однако на повестке дня международной безопасности появились новые угрозы, связанные, в первую очередь, с гуманитарными вопросами. Кроме того, появление на международной арене нового типа войн [1, c. 7-13], привело к размытию границ между комбатантами и гражданскими лицами, сращиванию вопросов внутренней и внешней безопасности государств. В ходе конфликта нового типа процессы глобализации способствовали распространению угроз и вызовов для соседних стран (например, проблема беженцев, организованная преступность и т.д.).

C другой стороны, в последнее время связь между благосостоянием и безопасностью стала более заметной. Человеческое развитие воспринимается как залог стабильности и предсказуемости обществ, и, следовательно, приобретает ключевое значение для международного мира и безопасности. В то же время развитие и внедрение концепций прав человека и человеческого развития стало причиной изменения роли государства в системе международной безопасности: теперь государство рассматривается уже не только как гарант национальной безопасности, а также и как источник угрозы для собственного народа. Данные факторы оказали существенное влияние на изменение в подходах к безопасности, как со стороны государств, так и международных организаций. В частности, в Докладе ООН 1994 года появляется название новой парадигмы безопасности -  human security.

Согласно Докладу Программы развития ООН (ПРООН) 1994 года [2], human security призвана защищать жизнь и достоинство человека, основываясь на четырех главных принципах: универсальности, взаимозависимости компонентов, превентивном характере и ориентации на людей. Универсальность  human security состоит в том, что новые угрозы, с которыми столкнулось человечество, в большей или меньшей степени касаются людей во всех странах мира. Взаимозависимость компонентов human security означает, что кризисная ситуация какого-либо характера в одной стране повлечёт за собой последствия для других стран. Этнические конфликты, социальная дезинтеграция, загрязнение окружающей среды, терроризм, наркоторговля несут угрозу государствам не только напрямую вовлеченных в данные процессы. Превентивный характер концепции авторы доклада очертили, как возможность влиять на потенциально опасные для человека процессы до появления угрозы масштабного характера. И, наконец, ориентация на людей предполагает, что именно человек стоит в центре данной концепции безопасности.

Либеральную природу данной концепции, помимо вышеупомянутых принципов,  подтверждает ее основа – равенство шансов [3, с.196]: «все люди должны иметь возможность удовлетворять свои важнейшие нужды и зарабатывать себе на жизнь» [2, с. 24]. При этом речь не идет о фактическом равенстве, присущее левым теориям. С другой стороны, транснациональный характер данной концепции, проявляющийся в определении угроз и методах защиты индивида от данных угроз, не позволяет относить данную концепцию к правым течениям.

Хотя в докладе ПРООН и подчеркивается размытость новой концепции безопасности, тем не менее, присутствует попытка определения границ human security через два аспекта – как безопасность от систематических угроз (болезни, репрессии, голод), с одной стороны, и непредвиденных и пагубных потрясений – с другой. Причем толкование последнего аспекта не ограничивается личностным уровнем: непредвиденные угрозы безопасности человека в повседневной жизни охватывают все уровни социума – от сферы государственного развития до личной жизни индивида (например, семья, работа).

Источники небезопасности человека рассматриваются в докладе так же широко, как и сама дефиниция данной концепции. Так, безопасность человека может подвергаться нарушениям со стороны, как природных процессов, так и индивидов или групп посредством предпринимаемых ими политических решений. Более того, как уже упоминалось выше, государство, которое призвано гарантировать безопасность человека, часто само по себе несет угрозу человеку. Однако чаще всего источники небезопасности человека смешаны.

Авторы доклада выделяют два компонента human security: свобода от страха и свобода от нужды.  На основе данных компонентов и в зависимости от вышеупомянутых угроз выделяются следующие основные категории безопасности человека:

  • · Экономическая безопасность
  • · Продовольственная безопасность
  • · Обеспечения безопасности здоровья
  • · Обеспечения безопасности окружающей среды
  • · Личностная безопасность
  • · Безопасность сообщества
  • · Политическая безопасность

Под экономической безопасностью авторы доклада понимают гарантированный базовый доход, то есть – возможность оплачиваемого труда, или, в определенных случаях, социальная поддержка государства. Уровень безработицы может быть существенным даже в развитых странах, что во многом связано с глобальной финансовой системой и развитием сферы услуг, в которой большая доля сотрудников имеет частичную и временную занятость. С другой стороны, уровень безработицы в таких странах может колебаться в зависимости от возраста, пола, этнического происхождения, расы и т.д. Что касается развивающихся стран, то официальный (часто высокий) уровень безработицы в таких странах обычно занижен. Те же, кто имеют работу, могут подвергаться дискриминации или получать заниженную оплату за свой труд. К тому же, значительная доля занятости населения в развивающихся странах приходится на неформальную экономику, которая потенциально несет угрозу как занятым лицам, так государству в целом. Уязвимые категории населения ищут поддержки государства, однако последнее чаще всего не в состоянии предоставить помощь в виду неадекватных инструментов социальной безопасности, бюджетных проблем и т.д.

Продовольственная безопасность рассматривается как обеспечение физического и экономического доступа к базовым продуктам питания. Следовательно, важным условием продовольственной безопасности является всеобщая доступность продуктов. С другой стороны, в случае открытого доступа к продуктам питания продовольственная безопасность не гарантирована, что связано, в первую очередь, с проблемами распределения еды и низкой покупательской способностью населения. Продовольственная безопасность тесно связана с экономической: обеспечение индивида продуктами питания напрямую проистекает из наличия дохода и средств к существованию.

Под безопасностью в сфере здравоохранения в рассматриваемом отчете ПРООН понимается угроза инфекционных и паразитических заболеваний в развивающихся странах и распространение заболеваний сердечно-сосудистой системы, а также рака в индустриальных странах. Кроме того, сюда относятся распространение заболеваний, которые не поддаются лечению (ВИЧ/СПИД). Данная категория безопасности человека напрямую связана с продовольственной безопасностью и с безопасностью окружающей среды, которые влияют на состояние физического здоровья человека. С другой стороны, можно проследить связь и с экономической и политической безопасностью, в частности, с точки зрения доступности системы здравоохранения для лиц с различным социальным статусом или для определенных категорий населения (например, этнических меньшинств и т.д.).

Угроза безопасности окружающей среды расценивается авторами доклада как разрушение локальных экосистем и глобальной экосистемы в целом.  В первую очередь, речь идет об истощении ресурсов (например, воды, опустынивание), а также о загрязнении воздуха, которое влияет на физическое состояние здоровья индивидов и приводит к экономическим потерям ( в частности, в сфере сельского хозяйства). Однако помимо систематических угроз безопасности человека в сфере окружающей среды, существуют еще и непредсказуемые факторы риска – экологические катастрофы или стихийные бедствия.

Под личностной безопасностью в Докладе ПРООН 1994 года понимается, в первую очередь, свобода от физического насилия. Угрозы в рамках данной категории могут принимать следующие формы:

  • · угрозы от государства (например, физические пытки)
  • · угрозы от других государств (война)
  • · угрозы от других групп людей (этнические конфликты)
  • · угрозы от отдельных лиц или групп лиц (преступные группировки)
  • · угрозы против женщин (домашнее насилие)
  • · угрозы против детей (жестокое обращение с детьми)
  • · угрозы против собственной личности (суицид).

Следовательно, угрозы личностной безопасности можно разделить на две группы – позитивные (защита прав определенных категорий населения, которые считаются наиболее уязвимыми, – женщин, детей и т.д.) и негативные (свобода от определенных объектов угрозы – государства, организаций, других лиц).

Безопасность сообщества – это в широком смысле безопасность различных групп, с которыми идентифицирует себя индивидуум (семья, организация, этнос и т.д.).  Данная категория в концепции безопасности человека открывает возможность применять концепцию в обществах, где коллективизм преобладает над индивидуализмом. Однако вопрос, насколько безопасность сообщества пересекается с безопасностью отдельного человека и что в случае противоречия данных категорий является предпочтительней, остается открытым. Так, например, причиной этнических конфликтов может быть защита прав этнических меньшинств, что, однако, приводит к повсеместному нарушению безопасности человека, принадлежащего к данной этнической группе.

Политическая безопасность рассматривается как гарантия основных прав и свобод человека. В рамках данной категории государство выступает одновременно и как гарант, и в то же время как основная угроза безопасности человека.

Помимо угроз, выделенных в каждой из категорий концепции безопасности человека, в Докладе также выделены глобальные угрозы, актуальные для человечества в 21 веке:

  • · неконтролируемый рост населения
  • · неравенство экономических возможностей
  • · усиление процессов международной миграции
  • · ухудшение состояния окружающей среды
  • · международная наркоторговля
  • · международный терроризм.

Они во многом дублируют угрозы, рассмотренные в категориях human security, однако не совпадают полностью: соотношение выделенных глобальных угроз и категорий остается нерешенным вопросом. Так, например, какие категории human security отвечают на такие угрозы, как международная миграция, международная наркоторговля и международный терроризм? Хотели ли авторы показать, что данные угрозы не вмещаются ни в одну из категорий, не очертив соотношение глобальных угроз и выделенных категорий?

Так как глобальные угрозы безопасности человека трансграничные, то есть выходят за пределы одного государства и не могут быть разрешены изолировано, то в Докладе предлагается государствам объединить свои усилия для того, чтобы решить создать рамки для защиты безопасности человека на глобальном уровне. Однако в Докладе подчеркивается, что для решения новых вызовов необходимы действия, как на национальном, так и на международном уровне. При этом утверждается, что именно государства (и сами люди) ответственны за обеспечение безопасности человека. Однако, исходя из характера угроз, которые выходят за пределы государственных границ, а также принимая во внимание  упомянутую авторами высокую вероятность неспособности государств решить угрозы безопасности человека самостоятельно [2, с.38] и тот факт, что государства часто сами выступают угрозой безопасности человека, международному сообществу предоставляется не меньшая ответственность.

В Докладе Комиссии по безопасности человека (КБЧ) 2003 года [4] все также признается ключевая роль государства в обеспечении безопасности, однако снова подчеркивается, что государство может быть одновременно источником угрозы для людей. Сама по себе безопасность человека определяется как взаимодействие человеческого фактора в сфере безопасности, прав человека и человеческого развития [4, с.4]. Следовательно, определение human security, которым оперировала Комиссия по безопасности человека, -  защита самой сущности человеческой жизни путем усиления роли прав человека и его самореализации.

По сравнению с Докладом 1994 года, в Докладе КБЧ особое внимание уделяется роли индивида и сообществ как активных участников в деле обеспечения безопасности. Поэтому к двум основным компонентам  human security, помимо свободы от страха и свободы от нужды, добавлен третий – свободу действовать от собственного лица. Более того, в Докладе выделены два базовых принципа обеспечения безопасности человека – защита и делегирование людям полномочий по собственной защите (т.е. свобода действовать от собственного лица). Это существенное отличие означает, что концепция human security начинает приобретать более практическое очертание: так как безопасность человека не всегда обеспечивается «сверху», она должна всячески поощряться «снизу». Другими словами, третий компонент human security предлагает новый механизм воплощения концепции в реальность. Кроме того, в Докладе упоминаются такие принципы безопасности человека как многосторонность и институциональность, а также ограничение суверенитета государств  [4, с.12].проистекающее из трансграничной природы данной концепции.

Помимо вышеупомянутых структурных изменений в концепции, в первом Докладе КБЧ выделены два основных направления – безопасность человека во время вооруженного конфликта и в мирное время, вследствие чего существенные изменения претерпевают категории безопасности человека. Например, продовольственная безопасность теперь становится частью экономической, обеспечения безопасности окружающей среды рассматривается в рамках постконфликтного урегулирования и охраны здоровья.             Личностная безопасность, безопасность сообщества и политическая безопасность не выделяются отдельно, но рассматриваются в рамках двух вышеупомянутых дополнений. Такие изменения позволили четко систематизировать угрозы и избежать их дублирования, значительно упростили структуру концепции и сделали ее более приближенной к реальности. Такое определение  human security по сравнению с  Докладом ПРООН 1994 года в каком-то смысле сужено. В данном контексте важно рассмотреть два научных подхода к определению безопасности человека в зависимости от угроз – узкий и расширенный.

В узком понимании, безопасность человека основывается на свободе от страха, то есть ограничивает угрозы безопасности индивида до насильственных (например, вторжение иностранного государства, наркоторговля, незаконный арест и т.д.), и, следовательно, отделяется от сферы человеческого развития  [4, с.41-43]. Узкий подход дает больше возможностей для вмешательства в дела других государств и не предполагает долгосрочных стратегий планирования.

Проблема этого подхода в том, что нет четкого определения, что может считаться угрозой насильственного характера. Более того, насилие – только один из компонентов уязвимости человека, поэтому в работе ПРООН и КБЧ нашел свое отражение именно широкий подход к трактовке безопасности человека.

В широком смысле, безопасность человека строится на принципе «свобода от нужды» (реализация прав на здравоохранение, образование, социальное и экономическое равенство и т.д.). Сторонники этого подхода не отказываются от защиты человека от угроз насильственного характера, однако руководствуются тем фактом, что от голода, болезней и природных катастроф больше жертв, чем от терроризма, геноцида и войн вместе взятых [6, с.8]. Это, так называемое, «позитивное» понимание концепции human security, реализация которого требует тщательного планирования и инвестирования в развитие.

Таким образом, концепция human security – это попытка создания идеальной модели глобальной системы безопасности. Она сужает понятие объекта безопасности до отдельной личности, расширяя при этом понятие субъектов безопасности, которыми становятся как отдельные личности, так и государства, а также международное сообщество в целом. Несмотря на разнообразие трактовок, данная концепция направлена, в первую очередь, на преодоление трансграничных угроз невоенными средствами. При  этом, она носит подчеркнуто космополитический характер и претендует на универсализм. Концепция human security подчёркивает размытие границ между внешней политикой, политикой экономического развития и государственной безопасностью.

В документах ООН, где впервые было раскрыто понятие безопасности человека, human security рассматривается как адекватный ответ на возникновение новых, трансграничных угроз, распространение внутренних конфликтов и уменьшение межгосударственных войн в традиционном смысле.  Однако, несмотря на эволюцию и совершенствование концепции, определенным недостатком остается отсутствие четкой структуры и кореляции между ее элементами.


Библиографический список
  1. Kaldor M. Human Security: Reflections on Globalization and Intervention. Polity Press, Cambridge, 2007.
  2. Human Development Report: Adopted by the United Nations Development Programme. New York: Oxford University Press, 1994
  3. Рормозер Г. Кризис либерализма. М., 1996.
  4. Human Security Now: Protecting and Empowering People. Commission on Human Security. New York: Commission on Human Security, 2003.
  5. Liotta, P.H., Owen, Taylor, “Why Human Security?” The Whitehead Journal of Diplomacy and International Relations, Seton Hall University, Winter/Spring 2006.
  6. Human Security Centre. Human Security Report 2005: War and Peace in the 21st Century. New York: Oxford University Press, 2005.


Все статьи автора «Lena Polovina»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: