УДК 321.015

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И КОРПОРАЦИЙ В ДОИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ

Шашкова Анна Владиславовна
Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации
кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного права, адвокат, почетный консул Сан Винсент и Гренадин

Аннотация
Настоящая статья посвящена анализу взаимодействия государства и корпораций на различных этапах доиндустриального общества. Проведенное исследование позволяет утверждать, что, несмотря на географические различия (Россия и Вьетнам) и различные исторические рамки (средние века и сегодняшнее время), проблема решается аналогичными средствами минимального вмешательства. Автор делает заключение, что с эволющией общества эволюционирует и модель взаимодействия государства и корпораций.

Ключевые слова: государство, корпорация, общество


INTERACTION BETWEEN THE STATE AND CORPORATIONS IN PREINDUSTRIAL SOCIETY

Anna Vladislavovna Shashkova
Moscow State Institute of International Relations (University), Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation
Candidate of Science (Law), Associate Professor, Department of Constitutional Law, Moscow Region Bar Lawyer, Honorary Consul for St. Vincent and the Grenadines

Abstract
The present article is dedicated to the analysis of the interaction between the state and corporations in preindustrial society. The present research of geografically different societies (Russia & Vietnam) and societies at distinct time zones (medieval era and today's world) gives a conclusion of the similar means of minimum interaction in such societies. The author deduces that the evolution of the society changes the model of interaction between the state and corporations.

Библиографическая ссылка на статью:
Шашкова А.В. Взаимодействие государства и корпораций в доиндустриальном обществе // Политика, государство и право. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/04/2849 (дата обращения: 30.04.2017).

Если взять за основу концепцию постиндустриального общества, то можно выделить «три волны» в развитии общества:

  • Доиндустриальное общество, где определяющая роль отводится сельскому хозяйству,
  • Индустриальное общество, в котором главное место отводится промышленности,
  • Постиндустриальное общество, где доминируют знания.

Доиндустриальное или традиционное общество представляет собой процесс непосредственного взаимодейтсвия человека с природой. Человек опирается на свою физическую силу. При этом производительность труда в сельском хозяйстве низка и не дает возможности высвободить работников для других секторов общественного производства. Доиндустриальное общество – это система замкнутого хозяйства, натурального хозяйства, практически не использующего технику. Здесь удовлетворяются внутренние потребности общества, условия хозяйствойвания производятся в самом хозяйстве, воспроизводятся и возмещаются непосредственно из его валового продукта . В доиндустриальных обществах перераспределяется до 70% созданного продукта [1, c. 359.]. Это вполне укладывается в идеологию честного вознаграждения, поскольку предполагает обмен благ по достоинству. Природные условия существенным образом влияют на процесс производства, а неблагоприятные природные условия могли задержать процесс развития общества, как это произошло с народами Тропической Африки или Крайнего Севера. Для управления обществом политической элите не нужна мощная экономическая база. Основу взаимосвязей человека с другими людьми составляла община. Именно община представляет собой корпорацию в доиндустриальном обществе.

При этом деление народов на две категории: примитивные и цивилизованные не носит определяющего характера для отношений между государством и общиной. Примитивное доиндустриальное общество занималось сбором плодов, охотой и рыбной ловлей, цивилизованное общество трудилось на земле. И для примитивного и для цивизилозанного общества характерна децентрализация экономики.

Община сложилась естественным образом. Это форма земледельческой либо скотоводческой организации хозяйства, предполагающая участвие членов общины в совместной работе. Именно естественный характер возникновения общины отличает ее от более поздних производственных организаций, таких как фермы, мануфактуры, фабрики.

Для того чтобы определить характер взаимодейтсвия государства и корпораций (а именно, общин) в доидустриальном обществе, необходимо проанализировать место, которое занимала частная собственность. Частная собственность не являлась ни неприкосновенной, ни священной. Отношения собственности характеризовались господством общинной, корпоративной, условной, государственной форм собственности. Распределение произведенного продукта и материальных благ зависело от положения человека в социальной иерархии. Социальная структура доиндустриального общества сословно корпоративна, стабильна и неподвижна. Социальная мобильность фактически отсутствовала: человек рождался и умирал, оставаясь в одной и той же социальной группе. На шкале престижности в этом обществе наиболее высокое место занимает священническая деятельность по поддержанию вечных ценностей (религия), либо верховная власть, управлявшая обществом, либо война как выражение мощи и насилия. Взаимодействия в обществе характеризуются неформальным регулированием: нормами неписаных законов религии и нравственности.  Интересен и принцип дарообмена между общинами, а также внутри общин. Первоначальная цель такоего обмена – это превратить внешнюю враждебную среду в дружественную. Позднее такой дарообмен получает экономическое наполнение: это возможность получить недостающие орудия производства, компенсировать свои потери, возникающие во время раздачи, совершаемой другими общинами [2, c.117].

Тем не менее регулирование взаимодейтсиве между корпорациями и государством осуществляется и на этом этапе развития. В России крестьянская (сельская) община играла немаловажную роль: в ее компетенцию входила раскладка и сбор налогов, судебные разбирательства.

Общинное крестьянство, рассматривавшее свои владения как принадлежность всей общины, выработало на основе обычая свое право, в основе которого лежал принцип потомственного владения крестьянским двором и частью освоенных им общинных угодий. По Русской Правде община привлекалась к судебно-следственному процессу, а ее представители – к княжескому суду и вплоть до XV в. она играла немалую роль в местном управлении. По крайней мере с конца XV в. государственное писаное право учитывало нормы, определявшие положение мирских сообществ, и регулировало в той или иной степени их отношения с верховной властью и ее представителями на местах. Жалованные грамоты великих князей и судебники 1497 и 1550 гг. законодательно упрочивали положение мирских крестьянских представительств в системе местного управления.  То есть первые корпорации – общины обеспечивали себе представительство в госдарственном аппарате (как это происходит и в настоящее время), сами себя обеспечивали с помощью взимания сборов. При этом вмешательство феодальной сласти в общины зависело от формы экономического взаимодействия между общиной и феодалами: если община платила оброк, то в деятельность такой общины помещики практически не вмешивались.  Избирались счетчики по проверке мирских расходов, комиссии по определению оброчных обязательств каждого двора. Таким образом, процесс взаимодейтсивя государства и корпораций носил характер минимального вмешательства: самообестпечивающие себя общины функционировали параллельно с функционированием государства.

Но общество не может сразу прыгнуть от доиндустриального к постиндустриальному: оно должно пройти переходный этап развития, на котором создаются предпосылки для индустриализации, развивается ремесло, наука. В России функции общины снижаются с развитием феодального землевладения и усилением государственного аппарата.

Россия прошла сложный и своеобразный путь развития от доиндустриального к переходному или постиндустриальному обществу.   Сельская община продолжала существовать еще на рубеже XIX – XX веков. Она оставалась сословной, крестьянской организацией, но неделимая общинная собственность на землю все более вступала в противоречие с развивавшимся аграрным капитализмом. Реформа П.А. Столыпина в 1906 году представляла собой попытку разрешить это противоречие, предложив крестьянам-общинникам выделяться вместе с наделом (на праве собственности) из общины “на хутора” и, чтобы разрядить земельный голод и социальную напряженность в центральной русской деревне, тем более способствовать переселенческому движению в Сибирь, Среднюю Азию.  Однако цель реформы достигнута не была по причине противодействия крестьян, которые видели в общине экономическую и социальную защиту.  Советская власть первоначально не стремилась реформировать общину. Земельный кодекс 1922 года признавал общину самоуправляющейся преимущественно в поземельном отношении организацией с уравнительным землепользованием отдельных хозяйств и совместным использованием угодий.  Однако с проведением коллективизации, начавшейся в 1928 году фактически община была искоренена, а крестьянин превращен в наемного рабчего.

Естественная корпорация доиндустриального общества  – община – вытеснялась либо действовала совместно с корпорациями искусственными – фермами, фабриками и мануфактурами. Естественное членство сменяется осознанным членством в связи с экономической необходимостью.   Меняется ли при этом модель минимального взаимодействия государства и корпораций?

Община не была интересна государству с экономической точки зрения в качестве равноправного и зваимоинтересного партнера партнера, поэтому государство никаким образом не датировало общину. Взаимодействие на этом этапе было минимальным: община платила налоги и подати. При создании мануфакторного производства (ружейного, металлургического, полотныного, лесопильноего), а позже фабричного производства, его стратегическом участии (а не только, чтобы «не покупать мундира заморского») в обеспечении армии и флота во время продолжительной Северной войны (1700-1721 годы), государство приходит к пониманию необходимости государственного финансирования стратегических предприятий того времени. Здесь необходимо отметить иной уровень взаимодействия между государством и корпорациями, чем при общине.  То есть, отношения между государством и корпорациями приобретают оттенок взаимозависимости и взамополезности: корпорации помогают государству приобрести экономическую независимость и укрепить обороноспособность России, а государство не только «взимает дань» с корпораций, но и помогает им развиваться и зарабатывать.

Первые промышленные заведения в России появились в конце XV – начале XVI веков. Преимущественно то были казённые военные предприятия, на которых вместе с русскими мастерами работали английские и немецкие специалисты: Пушечный двор, Оружейная палата по производству огнестрельного и холодного оружия, Тульская оружейная мануфактура. Поскольку единое Российское государство сложилось до возникновения капиталистического предпринимательства,  все крупные промышленные заведения были казёнными.  Инициатива приглашения иностранцев часто исходила от правительства России для перенятия опыта, а не от самий иностранцев.  В период правления Петра I приглашение иностранных специалистов на российские предприятия часто оговаривалось специальными контрактами, преследующими не только цель участия иностранцев в производстве, но и обучение русских работников.  В этот период произошел скачок промышленного производства и подъем предпринимательства. Петр I проводил протекционистскую политику по отношению к русской промышленности, предприниматели получали от государства субсидии, сырье, оборудование и иные привилегии. Что касается другого вида корпораций доиндустриального общества – купцов – то и здесь прослеживаются аналогичные тенденции эволюционирования взаимодейтвия государства и корпораций. В этой области предпринимательства к началу  XVII века было широко развито взяточничество со стороны государственных и приказных людей, наблюдалось господство иностранцев в торговых делах России. В челобитных госудаю купцы просили защитить их от иноземцев путем введения протекционистских мер. Эти меры были постепенно реализованы: в 1649 году царь Алексей Михайлович Романов под предлогом казник короля Англии Карла I   ликвидировал привилегии английской Московской компании, лишив английских купцов таможенных льгот и запретив им оптовую торговлю везде, кроме Архангельска. Позднее ликвидировались привилегии и для купцов других стран. Такие протекционистские меры вводились при поддержке церкви.

Развитие внешней торговли переводит ее в систему регулярного товарооборота. С ростом объема внешней торговли приходит понимание оптимального внешнеторгового баланса: для развития экономики России требуется сокращение импорта и увеличение эспорта, что можно достичь корпорациям только при помощи государства.  Государство по время правления Петра I проводит последовательную протекционистскую и меркантилистскую политику: внешнеторговые операции, совершаемые русскими купцам облагаются меньшей пошлиной, чем иностранные, тем самым отечественняа торговля и промышленность охраняются государством от иноземной конкуренции.

Высокие пошлины на ввозимые товары привели к активизации контрабандной торговли и снижению таможенных доходов. Баланс взаимодейтсвия государства и корпораций в лице крупного купечества был нарушен. Требовались определенные меры по восстановлению этого баланса, а именно снижение пошлин на непроизводившиеся в России товары. В то же время корпорации, задействованные в указанном выше еще неокрепшем промышленном производстве, такие меры, естественно, не одобрили. Налицо конфликт между интересами производственных и купеческих корпораций, а также стремление государства привлечь на свою сторону, предоставить привилегии и экономически поддержать то одну, то другую группу корпораций доиндустриального общества. Далее на этапе перехода от крепостнических к этапу капиталлистических отношений тенденция защиты российского рынка, российских корпораций от иноземных сохраняется .

Несмотря на то, что c началом XIX века традиционно считается переход от доиндустриального к индустриальному обществу, некоторые государства и на сегодняшний день являются примерами традиционного общества: Алжир, Вьетнам, Эфиопия. Натуральное сельское хозяйство в Алжире (возделывается виноград, зерновые, фрукты, овощи) и 95% экспортных поступлений от нефти и газа позволяет отнести данное общество к доиндустриальным. Доля сельского хозяйства в ВВП Эфиопии 54%, а в сельском хозяйстве Вьетнама занято 79% населения.  Вьетнам представляет здесь особый интерес, поскольку на территории относительно небольшого государства уживаются доиндустриальное и индустриальное общество, местами в этом индустриальном обществе наличиствуют проблески постиндустриального общества. Фактически в государстве комбинируются сразу три общества: доиндустриальное, индустриальное и постиндустриальное.  При этом при определении этапа развития государства показатель только занятости абсолютного большинства населения в сельском хозяйстве не является показателем отсталости государства или исключительно его доиндустриального развития.  Население осознает, что то скромное вознаграждение, которое ему дает процесс модернизации, предоставляет качественно новые возможности, нежели те, которые существуют в параллельном и существующем рядом традиционном обществе. В 2009 году Вьетнам перешел на уровень среднеразвитых стран по годовому доходу на душу населения, превысив 1000 долларов США [3]. На сегодняшний день ВВП Вьетнама ежегодно растет, страна инвеститует в подготовку персонала, реструктуризацию промышленности и услуг, создает промышленные и экспортные зоны. Вьетнам создает благоприятные условия для взаимодействия государства и корпораций: разрешено открывать предприятия со 100% иностранным капиталом, сфера услуг находится полностью в частных руках, торговые отношения постепенно либерализовались после вступления в ВТО в 2006 году, интернет внедряется на территории Вьетнама очень быстрыми темпами, разработкаи продажа программного обеспечения осуществляется в том числе российскими компаниями: “Лаборатория Касперского”, 1С. С 1 августа 2007 года вступило в силу постановление правительства Вьетнама о противодействии легализации незаконно полученных доходов. В банках проводится регулярный контроль за наличными операциями размером от 200 миллионов донгов (около 9000 долларов США) и выше.  Отсюда строится и взаимодействие государства и корпораций во Вьетнаме: если вопрос идет о примитивных традиционных общинных корпорациях доиндустриального общества, то взаимодейсвие сводится к взиманию налогов. Если вопрос касается модернизации отраслей, необходимых для развития государства, таких как хлопчатобумажная промышленность, Вьетнам привлекает зарубежное финансирование, а также предоставляет субсидии. Субсидии предоставляются и традиционным видам аграрного производства вследствие особой экономической важности для государства: 70% от затрат фермеров-рисоводов на удобрения и пестициы  компенсируется государством, при выращивании “мокрого” риса фермерам выплачивается компенсация в размере 25 долларов за гектар в год.  При этом прямые иностранные инвестиции приходят в сельское хозяйство в очень малом объеме: в 2013 году длоя прямых иностранных инвестиций в сельское хозяйство Вьетнама составила всего 3% от общего объема прямых иностранных инвестиций.

22-28 марта 2010 года в Ханое проходил 12-й пленум ЦК Коммунистической партии Вьетнама 10-го созыва, обсудивший ряд документов, определяющих дальнейшее экономическое развитие государства. Одним из этих документов является Стратегия социально-экономического развития Социалистической Республики Вьетнам на 2011-2020 годы. В качестве стратегической задачи Вьетнам планирует полностью преобразоваться в индустриальное государство, устранив тем самым те доидустриальные корни, которые имеются в стране на сегодняшний день.  На первый план выдвигаются отраслевые программы развития энергетики, перерабатывающего производства, горнодобывающей промышленности. Параллельно развивается сектор услуг: воздушный и морской транспорт, туризм, средства связи, информационные технологии, медицина. Был принял Комплексный план развития туризма во Вьетнаме на период до 2020 года и на период до 2030 года. Стратегия социально-экономического развитя предполагает довести долю промышленности и услуг в структуре ВВП до 85%. По данным аудиторской компании “ПрайсвотерхаусКуперс” на период до 2050 года Вьетнам может стать самой быстрорастущей экономикой мира [4].  Двигаясь по пути красной авторитарной модернизации [5], Вьенам целенаправленно быстро и эффективно преодолевает этап доиндустриального общества, и, как и планируется в Стратегии социально-экономического развития, выйдет к 2020 году на путь индустриально развитого общества.

С точки зрения взаимодействия государства и корпораций интересна налоговая политика Вьетнама. В 2013 году удельный вес налогов по предприятиям с иностранным капиталом в общей доходной части бюджета составил 28,6%, то есть практически треть бюджетных налоговых поступлений.

Государство проводит перестройку и упрощение действующей системы налогообложения: с 1 июля 2013 года был снижен налог на малые и средние предприятия (до 20 млрд. Донгов (950 тысяч долларов) годового дохода) до 20%, а на крупные предприятия до 23%. Прослеживается цель дискреционного характера такой налоговой политики – воздействовать на экономический рост и объем национального производства.

Как видно из структуры доходов государственного бюджета Вьетнама, иностранные компании и иностранные инвестиции составляют здесь очень большую долю. С одной стороны, взаимодействие Вьетнама и корпораций строится на основе понятных иностранным инвесторам принципов международного частного права, с другой стороны, социалистического законодательства Вьетнама, который только в середине 1990-х годов  признал возможность обладания частной собственностью, перейдя с административно-командных к рыночным отношениям. Тем самым была заложена политика быстрого индустриального роста, однако она не может осуществиться мгновенно. Низкий уровеноь доходов стал одним из важнейших условий ускоренной индустриализации: в середине 1990-х годов занятые в промышленности рабочие получали во Вьетнаме не более 1,5 долларов в день [6, c.45]. Предприятия, принадлежащие иностранному капиталу обеспечивают 70% всего объема экспорта государства. Здесь прослеживается политика невмешательства или минимального вмешательсва государства в деятельность корпораций, характерная для доиндустриального общества.

Как было указано выше, государственное финансирование предоставляется только отдельным предприятиям, преимущественно сельскохозяйственного сектора, то есть также минимально государство участвует в деятельности отдельных корпораций.  При этом множество корпораций в различных областях разоряются и ликвидируются, при этом доиндустриальное государство Вьетнам не пытается оказать этим предприятиям какой-либо поддержки. Приватизация государственных предприятий также развивается медленно: было приватизировано только 55 предприятий из 432, которые должны были пройти эту процедуру до 2015 года [7].

Рассмотренные примеры взаимодейтвия государства и корпораций доиндустриальных обществ средневековой России и современного Вьетнама не имеют ни исторического, ни географического сходства. Однако модель взаимодейтствия идентична: минимальное вмешательство государства, отсутствие взаимозависимости государства и общества на начальном этапе доиндустриального общества с последующей взаимной заинтересованностью, протекционизмом или субсидиями со стороны государства и наличием иностранных корпораций и инвестиций со стороны бизнеса на переходном этапе от доиндустриального к индустриальному обществу. С эволющией и модернизацией общества эволюционирует и модернизируется и модель взаимодействия государства и корпораций.


Библиографический список
  1. Маркс К., Энгельс Ф. Сочиненеия. 2-е изд. Т. 25, ч. 2.
  2. Нуреев Р.М. Примитивная коммандная экономика. Terra Economicus. 2010. Том 8. №4.
  3. Экономика Вьетнама. Электронный ресурс: http://vietnamnews.ru/economy_1
  4. В Азии может появиться новый «тигр»: экономика Вьетнама стремительно растет. 23 марта 2015. URL: http://zn.ua/ECONOMICS/v-azii-mozhet-poyavitsya-novyy-tigr-ekonomika-vetnama-stremitelno-rastet-170610_.html
  5. Кургинян С. Война, а не шоу // Газета Завтра. 16 февраля 2011г. URL: http://zavtra.ru/content/view/2011-03-0141/
  6. Garten J. The Big Ten. The Big Emerging Markets and How They Will Change Our Lives. N.Y., 1997.
  7. Мосяков Д. Вьетнам: состояние экономики в 2014г. // Информационно-аналитический портал Геополитика. URL: http://www.geopolitica.ru/article/vetnam-sostoyanie-ekonomiki-v-2014-g#.VTc5hqYoSr4


Все статьи автора «Шашкова Анна Владиславовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: