УДК 343.372

ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ «МАНИПУЛИРОВАНИЕ РЫНКОМ»

Филимонова Ирина Владимировна1, Аджиева Мариям Халисовна2
1Институт сервиса, туризма и дизайна (филиала) Северо-Кавказского федерального университета в г. Пятигорске, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса
2Институт сервиса, туризма и дизайна (филиала) Северо-Кавказского федерального университета в г. Пятигорске, магистрант

Аннотация
В настоящее время существует множество теоретических и практических проблем, связанных с толкованием ст. 185.3 Уголовного кодекса Российской Федерации («Манипулирование рынком») и привлечением к уголовной ответственности по данной статье. Кодекс не дает легального определения понятия «манипулирование рынком» и не устанавливает четких критериев квалификации манипулирования рынком как преступления. Определенную сложность для правоприменителя представляет необходимость обращения к специальному законодательству, посвященному противодействию неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком. В статье рассматриваются аспекты толкования понятия «манипулирование», анализируется зарубежный опыт, предлагается авторское определение понятия «манипулирование рынком».

Ключевые слова: манипулирование рынком, объем торгов, предложение, спрос, ценообразование, экономические преступления


THE PROBLEM OF THE DEFINITION OF «MARKET MANIPULATION»

Filimonova Irina Vladimirovna1, Adzhieva Mariyam Halisovna2
1Institute of service, tourism and design (branch) of North-Caucasian Federal University in Pyatigorsk, candidate of legal Sciences, associate Professor of criminal law and process
2Institute of service, tourism and design (branch) of North-Caucasian Federal University in Pyatigorsk, graduate student

Abstract
Currently, there are many theoretical and practical problems associated with the interpretation of article 185.3 of the Criminal code of Russian Federation («Market manipulation») and the criminal prosecution under this article. The code does not give a legal definition of «market manipulation» and does not establish clear criteria for the qualification of market manipulation as a crime. Certain complexity to the law enforcement authority is the need to appeal to a special law devoted to countering illegal use of insider information and market manipulation. The article discusses the aspects of interpretation of the term «manipulation», the article analyzes the international experience, the author proposes the definition of «market manipulation».

Библиографическая ссылка на статью:
Филимонова И.В., Аджиева М.Х. Проблемы определения понятия «Манипулирование рынком» // Политика, государство и право. 2015. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/06/3152 (дата обращения: 29.09.2017).

Ст. 185.3 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее: УК РФ) закрепила такой новый состав преступления, как манипулирование рынком [1]. Формулировка соответствующей уголовно-правовой нормы представляют известные трудности для правоприменителя, поскольку для уяснения ее смысла ему требуется обращение к большому количеству нормативных правовых актов, составляющих предпринимательское законодательство (включая конкурентное, банковское, биржевое, о ценных бумагах и проч.). Проблема манипулирования рынком в уголовно-правовом аспекте является малоизученной. Комментарии к ст. 185.3 УК РФ весьма кратки; в юридической литературе данный вопрос освещается, как правило, фрагментарно и однобоко. Между тем исследование недобросовестных рыночных практик крайне необходимо в целях их эффективного пресечения и реального обеспечения такого принципа функционирования рынка, как информационная прозрачность. Последняя весьма важна для сохранения целостности рынка и доверия к нему инвесторов.

Обратимся к толковым словарям. Термин «манипулирование» имеет латинское происхождение (manus – рука). Когда-то так назывались специальные подразделения римской армии, – гибкие, подвижные; свободные в выборе форм и средств наступления. Постепенно термин «манипулирование» прижился в различных областях научного знания. Экономический словарь трактует данное понятие как «порождаемое с помощью рекламы распространение информации, слухов для воздействия на покупателей, потребителей с целью создать желаемую ситуацию на рынке» [2]. Как видим, в понятие «манипулирование» вкладывается отнюдь не положительный смысл. Манипулирование предполагает воздействие на покупателя (потребителя) в интересах манипулятора, которые, конечно же, не совпадают с интересами лиц, в отношение которых осуществляется воздействие (в том числе путем распространения ложной информации). Словарь телекоммуникационных технологий полагает, что это «совокупность операций, связанных с преобразованием, переработкой и передачей данных» [3]. Безусловно, при манипулировании основной инструмент – это информация, с которой совершаются различные действия, целью которых является заставить лиц, в отношении которых осуществляется воздействие, вести себя определенным образом. В Энциклопедическом словаре педагога говорится, что манипулирование – «гибкая тактика управления кем-либо или чем-либо, характеризующаяся как ловкость, граничащая с мошенничеством. Так, манипулирование общественным мнением состоит из спекуляций интересами, использования «слабых» мест, передергивания фактов и их подтасовки, подкупа людей, полуправды, игры на людских ожиданиях, заинтересованной расстановки фактов, искажения их смыслов, а также посредством использования психотропных веществ и приемов суггестивного программирования человеческого поведения».  Манипулирование «опирается не на реальное положение вещей, а на мнимое, символическое или желаемое» [4]. Полагаем, данное толкование понятия «манипулирование» представляет значительный интерес. Манипулирование имеет своей целью управление, причем управление, которое включает в себя весьма негативные элементы – оно осуществляется с помощью ложной информации, в противном случае вряд ли было возможно заставить лицо действовать определенным, желательным для манипулятора способом. В современном Толковом словаре русского языка говорится, что манипулирование «вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его актуально существующими желаниями», «скрытое управление человеком против его воли, приносящее инициатору одностороннее преимущество», «система способов и приемов идеологического и психологического воздействия на массовое сознание людей с помощью СМИ с целью внушения им каких-либо идей», «использование кого-либо или чего-либо в своих – обычно неблаговидных – целях» [5].

Таким образом, мы видим, что манипулирование – это воздействие на людей с помощью информации ложного характера в целях управления их поведением для получения манипулятором односторонних преимуществ. Манипулирование рынком можно определить как незаконное воздействие на субъектов рынка с помощью информации ложного характера в целях управления их поведением манипулятором из корыстной или иной личной заинтересованности. Отдельные характеристики манипулирования, предлагаемые в словарях, были использованы отечественным законодателем.

Термин «манипулирование» – вполне юридический и не так уж редко встречается в действующем российском законодательстве. Термин «рынок» часто используется законодателем, однако нужно учитывать тот смысл, который вкладывается в данное понятие в том или ином случае.

Обратимся к нормативным правовым актам, в которых встречается словосочетание «манипулирование рынком».

Так, ст. 15.30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, как и ст. 185.3 УК РФ, именуется «манипулирование рынком», правда, кодекс не дает расшифровки данного понятия и устанавливает административную ответственность за указанное действие, если оно «не содержит уголовно наказуемого деяния» [6], отсылая, таким образом, к уголовному закону.

В ч. 1 ст. 185.3 УК РФ говорится, что манипулирование рынком – «умышленное распространение через средства массовой информации, в том числе электронные, информационно-телекоммуникационные сети (включая сеть «Интернет»), заведомо ложных сведений или совершение операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами либо иные умышленные действия, запрещенные законодательством Российской Федерации о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком, если в результате таких незаконных действий цена, спрос, предложение или объем торгов финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без учета указанных выше незаконных действий, и такие действия причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжены с извлечением излишнего дохода или избежанием убытков в крупном размере».

Таким образом, мы видим, что законодатель делает акцент на умышленный характер манипулирования (да и как можно манипулировать рынком без умысла на то?). Перечень действий, криминализируемых кодексом, неисчерпывающий, что в целом неплохо, поскольку позволяет законодателю периодически вносить изменения не в УК РФ, а в законодательство о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком, которое, конечно, куда более чутко реагирует на общественные изменения и появление новых недобросовестных рыночных практик. К тому же состав преступления, исходя из формулировки уголовно-правовой нормы, является материальным – цена, спрос, предложение, объем торгов должны отклониться от уровня или поддерживаться на уровне, существенно отличающемся от такого, который бы сформировался, если бы не совершалось указанных в законе неправомерных действий. Вдобавок такие действия должны причинить крупный ущерб либо принести существенную выгоду правонарушителю в виде извлечения «излишнего дохода» или «избежания убытков в крупном размере».

Интересно, что в странах Европейского Союза понятие «манипулирование рынком» является составной частью понятия «рыночное злоупотребление» и тоже раскрывается путем простого перечисления соответствующих действий, квалифицируемых как манипулирование [7]. В законодательстве США единого понимания данного явления нет, поэтому, как и в Европе, законодатель предпочел установить перечень деяний, подпадающих под данный состав правонарушения [8, с. 11-12]. По этому пути пошел и российский законодатель. Однако Е.В. Емельянова подметила важную особенность российского законодательства о манипулировании рынком по сравнению с западным: в ст. 185.3 УК РФ имеет место указание на наступившие последствия совершения правонарушения. Только тогда его можно квалифицировать как преступление. Это, с одной стороны, позволяет сузить сферу уголовных запретов. Исследователи, впрочем, все же отмечают, что «метод перечисления» нельзя назвать удачным, и законодателю было бы лучше попытаться определить понятие «манипулирование рынком», а также указать конкретные критерии, которым должны отвечать действия, квалифицируемые как правонарушение. Так, в уголовно-правовом смысле можно определить манипулирование рынком  как уголовно наказуемое противоправное умышленное воздействие на субъектов рынка с помощью распространения информации ложного характера либо совершения иных противоправных действий, запрещенных законодательством Российской Федерации о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком, в целях управления их поведением из корыстной или иной личной заинтересованности. Как видим, данное определение понятия все равно будет чрезмерно общим и потребует конкретизации через перечисление способов воздействия на рынок и обращение к специальному законодательству. Но в то же время такое легальное определение поможет правоприменителю составить представление о сущности совершенного деяния без его излишнего загромождения дополнительными квалифицирующими признаками.

Федеральный закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 5 путем перечисления определяет действия, относящиеся к манипулированию рынком:

«1) умышленное распространение через средства массовой информации, в том числе через электронные, информационно-телекоммуникационные сети, доступ к которым не ограничен определенным кругом лиц (включая сеть «Интернет»), любым иным способом заведомо ложных сведений, в результате которого цена, спрос, предложение или объем торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без распространения таких сведений;

2) совершение операций с финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром по предварительному соглашению между участниками торгов и (или) их работниками и (или) лицами, за счет или в интересах которых совершаются указанные операции, в результате которых цена, спрос, предложение или объем торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без таких операций. Настоящий пункт применяется к организованным торгам, операции на которых совершаются на основании заявок, адресованных всем участникам торгов, в случае, если информация о лицах, подавших заявки, а также о лицах, в интересах которых были поданы заявки, не раскрывается другим участникам торгов;

3) совершение сделок, обязательства сторон по которым исполняются за счет или в интересах одного лица, в результате которых цена, спрос, предложение или объем торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без таких сделок. Настоящий пункт применяется к организованным торгам, сделки на которых заключаются на основании заявок, адресованных всем участникам торгов, в случае, если информация о лицах, подавших заявки, а также о лицах, в интересах которых были поданы заявки, не раскрывается другим участникам торгов;

4) выставление за счет или в интересах одного лица заявок, в результате которого на организованных торгах одновременно появляются две и более заявки противоположной направленности, в которых цена покупки финансового инструмента, иностранной валюты и (или) товара выше цены либо равна цене продажи такого же финансового инструмента, иностранной валюты и (или) товара, в случае, если на основании указанных заявок совершены операции, в результате которых цена, спрос, предложение или объем торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без таких операций. Настоящий пункт применяется к организованным торгам, операции на которых совершаются на основании заявок, адресованных всем участникам торгов, в случае, если информация о лицах, подавших такие заявки, а также о лицах, в интересах которых были поданы такие заявки, не раскрывается другим участникам торгов;

5) неоднократное в течение торгового дня совершение на организованных торгах сделок за счет или в интересах одного лица на основании заявок, имеющих на момент их выставления наибольшую цену покупки либо наименьшую цену продажи финансового инструмента, иностранной валюты и (или) товара, в результате которых их цена существенно отклонилась от уровня, который сформировался бы без таких сделок, в целях последующего совершения за счет или в интересах того же или иного лица противоположных сделок по таким ценам и последующее совершение таких противоположных сделок;

6) неоднократное в течение торгового дня совершение на организованных торгах за счет или в интересах одного лица сделок в целях введения в заблуждение относительно цены финансового инструмента, иностранной валюты и (или) товара, в результате которых цена финансового инструмента, иностранной валюты и (или) товара поддерживалась на уровне, существенно отличающемся от уровня, который сформировался бы без таких сделок;

7) неоднократное неисполнение обязательств по операциям, совершенным на организованных торгах без намерения их исполнения, с одними и теми же финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром, в результате чего цена, спрос, предложение или объем торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без таких операций. Указанные действия не признаются манипулированием рынком, если обязательства по указанным операциям были прекращены по основаниям, предусмотренным правилами организатора торговли и (или) клиринговой организации.

В части 3 указанной статьи закона говорится, что не являются манипулированием рынком действия, определенные пп. 2-6 ч. 1 настоящей статьи, которые направлены:

1) на поддержание цен на ценные бумаги в связи с размещением и обращением ценных бумаг и осуществляются участниками торгов в соответствии с договором с эмитентом или лицом, обязанным по ценным бумагам;

2) на поддержание цен в связи с осуществлением выкупа, приобретения акций, погашения инвестиционных паев закрытых паевых инвестиционных фондов в случаях, установленных федеральными законами;

3) на поддержание цен, спроса, предложения или объема торгов финансовым инструментом, иностранной валютой и (или) товаром и осуществляются участниками торгов в соответствии с договором, одной из сторон которого является организатор торговли [9].

Подводя итог, следует отметить следующее.

Четкий понятийно-категориальный аппарат ст. 185.3 УК РФ совершенно необходим для успешной деятельности правоприменителя, поскольку от этого зависит возможность реальной защиты прав добросовестных участников рынка (товарного, валютного, финансового). В настоящее время кодекс дает определение понятия «манипулирование рынком» через перечисление уголовно наказуемых действий, оставляя перечень неисчерпывающим и делая отсылку к специальному законодательству. Считаем возможным предложить общее легальное определение понятия «манипулирование рынком» – это уголовно наказуемое умышленное воздействие на субъектов рынка с помощью распространения информации ложного характера либо совершения иных противоправных действий, запрещенных законодательством Российской Федерации о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком, в целях управления их поведением из корыстной или иной личной заинтересованности.

Также следует учитывать, что недобросовестные рыночные практики не статичны, а постоянно меняются, поэтому законодатель должен быть достаточно дальновиден и оперативно реагировать на появление новых видов манипуляционных действий. Для этого среди прочего необходимо внимательно отслеживать судебную практику применения ст. 185.3 УК РФ. Пока такой практики, к сожалению, нет, и о тенденциях говорить рановато.


Библиографический список
  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 30.03.2015) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  2. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. М.: ИНФРА М, 1999 // www.http://dic.academic.ru (Дата обращения: 1 июня 2015 г.)
  3. Невдяев Л.М. Телекоммуникационные технологии. М.: МЦНТИ, 2002 //www.http://dic.academic.ru (Дата обращения: 1 июня 2015 г.)
  4. Безрукова С.В. Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога). Екатеринбург: УГППУ, 2000 // www.http://dic.academic.ru (Дата обращения: 1 июня 2015 г.)
  5. Ефремова Т.Ф. Новый толковый словообразовательный словарь русского языка. М.: Дрофа, 2000 // www.http://dic.academic.ru (Дата обращения: 1 июня 2015 г.)
  6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 02.05.2015) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
  7. Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council of 28 January 2003 on insider dealing and market manipulation (market abuse)// Official Journal L 096, 12/04/2003. P. 0016 – 0025 // http://www.http:// esma.europa.eu (Дата обращения: 1 июня 2015 г.)
  8. Емельянова Е.А. Правовые последствия манипулирования информацией на рынках: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2013. С. 11-12.
  9. О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 27.07.2010 № 224-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // СЗ РФ. 2010. № 31. Ст. 4193.


Все статьи автора «Филимонова Ирина Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: