УДК 343.9.01

АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ КРАУДСОРСИНГ И АНТИКОРРУПЦИОННЫЙ АУТСОРСИНГ: ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ

Хайрутдинова Лилия Рафильевна
Институт экономики управления и права (г. Казань)
корпоративный юрист, ассистент кафедры уголовного права и процесса

Аннотация
Исследование отображает текущее состояние и перспективы развития антикоррупционного краудсорсинга и антикоррупционного аутсорсинга, их технологии по вопросам освещения способов противодействия коррупции. Общественные инициативы и соответствующие средства массовой информации в этой области привели к идее глобальной информированности граждан по всему миру об индивидуальном опыте противодействия коррупции в своей повседневной жизни.

Ключевые слова: Антикоррупционный аутсорсинг, антикоррупционный краудсорсинг, антикоррупционный мониторинг, гражданское общество, коррупция.


ANTICORRUPTION CROWDSOURCING AND OUTSOURCING: THE CONCEPT AND CONTENT

Khairutdinova Liliya Rafilevna
Institute of Economics, Management and Law (Kazan)
corporate lawyer, assistant professor of criminal law and procedure

Abstract
The study indicates the current status and development prospects anticorruption crowdsourcing and outsourcing their technologies for coverage methods of combating corruption. Community Initiatives and the relevant media in this area resulted to idea global awareness of citizens throughout world about the individual experience of combating corruption in their daily lives.

Библиографическая ссылка на статью:
Хайрутдинова Л.Р. Антикоррупционный краудсорсинг и антикоррупционный аутсорсинг: понятие и содержание // Политика, государство и право. 2015. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/06/3157 (дата обращения: 01.05.2017).

   Коррупция обогащает немногих, но ослабляет социальную структуру, экономику и государство. Когда процветает коррупция, то она становится основным препятствием для развития государства. Коррупция подрывает верховенство закона и демократию – это приводит к пустой трате государственных средств, искажает конкуренцию, затрудняет торговлю и ингибирует инвестиции. Таким образом, существует общее понимание, что коррупция на сегодняшний день является тем социальным злом, которое поглощает и останавливает развитие инфраструктур.

  Соединенные Штаты Америки рассматривают коррупцию как растущую угрозу для национальной безопасности страны и других государств по всему миру. Президент США Барак Обама, назвал борьбу с коррупцией – «одной из великих битв нашего времени». Под коррупцией кроется несправедливость, нерациональное распределение ресурсов, экономический спад, в том числе она влияет на огромное число источников средств к существованию жизни, подрывает веру граждан в открытости правительства и верховенство закона.

   Антикоррупционный краудсорсинг призван изучать и обобщать данные коррупционных преступлений и правонарушений в целях информирования гражданского общества по проявлениям коррупции. Пример этому опыт Transparency International, горячая линия которого действует в более чем 50 странах по всему миру и есть возможность представление отчетности через онлайн-инструменты во многих странах мира [1, с. 1]. На основании этих эмпирических данных представляется возможным сделать вывод о целесообразности внедрения антикоррупционного краудсорсинга. В нем будет определяться набор способов, которые не только предназначены для решения некоторых из существующих проблем в противодействии коррупции, но также возможность предложить некоторые экспериментальные способы сплоченности и активности гражданского общества, для достижения максимального эффекта в борьбе с коррупцией и публичной отчетности.

   В сущности, гражданское общество ломает действительное представление о распространенности коррупции путем молчания о повседневной коррупционной виктимизации. Американские исследователи МакАдам, Маккарти и Залд отмечают, что теория атрибуции оказывается удобной рамкой для исследователей, благодаря которой возможен анализ вопросов о том, как люди используют информацию о поведении человека с исследований мотивации индивида понять причины и следствия отношений, потребности людей, понять характер окружающего для возможности построить предсказание событий и его поступков [2, с. 152]. Причина, которую человек приписывает данному явлению, имеет важные последствия для его собственного поведения, так как значение события и его реакция на него детерминированы в большой степени приписанной причиной, то есть индивид должен видеть проблему не в их системном характере, а исходя из индивидуального опыта.

    На сайте Anticorr.kz опубликована информация по способам получения экспертных заключений на правовые акты и их проекты, которые дают возможность вычленить три наиболее распространенных типа: аутсорсинг, краудсорсинг и третий тип – инсорсинг [3]:

- Аутсорсинговая антикоррупционная экспертиза предполагает, прежде всего, формирование пула экспертов, обладающими навыками компаративных исследований, знаниями в сфере антикоррупционного законодательства и владеющими приемами аналитической работы. Как правило, перед экспертами ставится конкретная задача – провести анализ текста в соответствии с заранее разработанной и должным образом легитимизированной (согласованной, утвержденной) методикой такого анализа. Зачастую к методике прилагаются бланки, которые нужно заполнить. Таким образом, экспертиза сводится к механическому сопоставлению текста правового акта и заранее определенных рисковых норм, словосочетаний, речевых оборотов и т.п.

- Краудсорсинг, как это ясно из значения данного термина, предполагает вовлечение самых различных слоев населения, широкой общественности к исследованию правовых актов на наличие коррупциогенных норм. Данный способ организации антикорупционной экспертизы ценен возможностью тотального доступа населения к проектам важных для них законов и иных актов. Краудсорсинг наиболее ярко воплощает идею прозрачности и открытости нормотворческой политики государства в сфере противодействия коррупции.

- Инсорсинг предполагает, что нормотворец самостоятельно минимизирует степень коррупциогенности готовящегося акта. Минимизациия может происходить как в процессе нормотворчества, так и по его завершению. Формами минимизации могут выступать как целостные заключения, так и отдельные замечания и предложения. При этом процедура антикорупционной экспертизы организуется и проводится внутри органа, имеющего право правотворческой инициативы, однако, как правило, проходит вне подразделения (отдела, службы), готовившего проект.

Применительно к контексту наших размышлений, мы понимаем под понятием антикоррупционный краудсорсинг – информационную мобилизацию освещения и сбора данных о коллективной коррупционной практики через индивидуальный опыт граждан, осуществляемый неопределенным кругом лиц.

   Приведем пример, так SeeClickFix и FixMyStreet – это общественные онлайн-инициативы, которые имеют обратную связь с гражданами, их жалобами, их основным подходом для создания более открытого правительства. Они создали единую платформу борьбы с коррупцией, такие как Ipaidabribe и Bribespot. В итоге так называемая онлайн коррупция появилась во многих других странах, где уже появляются инициативы, связанные с вопросами как обработать социальную отчетность, какие предпринимаются меры против коррупции и как вести борьбу с широко распространенной безнаказанностью.

   Такие независимые обзоры могут быть полезны в освещении  сильных и слабых сторон управления в противодействии с коррупцией. Внешние проверки могут также повысить доверие к организации с деловыми партнерами или восстановить доверие организации после освещения инцидента с коррупционными преступлениями.

   Тем не менее, предложим авторскую дефиницию антикоррупционного аутсорсинга -  это анализ уровня коррупции, осуществляемый физическим или юридическим лицом уполномоченным в проведении антикоррупционного мониторинга который будет способствовать в составлении отчетов состоянии коррупции органах государственной (муниципальной) власти или иной организации.

    На уровне органов власти, можно предположить что антикоррупционный аутсорсинг может выполнить и дать независимую оценку государственный орган другого субъекта Российской Федерации или же аккредитованный независимый эксперт уполномоченный на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов другого субъекта. Отчеты по антикоррупциооному аутсорсингу могут служить надежным проводником к открытости государственных и муниципальных органов, стратегии эффективного противодействия коррупции, а также помощью гражданам полезными предложениями о том, как бороться с коррупцией.

При заключении договора на проведение антикоррупционного аутсорсинга, ассоциированное лицо берет на себя обязательство в проведении надежного антикоррупционной мониторинга [4, с. 7; 5, с. 347].

Для анализа работы органов государственной и муниципальной власти целесообразно определить индекс противодействия коррупции с целью оценки и сравнения эффективности реализации мер по профилактике коррупции. Однако, учитывая многие типы индексов и показателей коррупции, полученные гражданским обществом, международными организациями и правительствами для различных целей, важно знать, что они могут предложить (разрешение или ограничение), и прежде чем полагаться на них, чтобы определить стратегию или создать комплексную программу борьбы с коррупцией.

Согласно представленным статистическим данным в Докладе о глобальной конкурентоспособности 2014-2015 гг. представлено 144 государства, каждому присвоен индекс, где максимальный составляет 5,70, минимальный 2.79, разрыв между ними составляет 3.61.

      Государства разбиты на 4 группы: В первой группе, где индекс равен 5 и выше – составило 24 государства, во – второй группе, где индекс составляет от 4 но меньше 5 – составило 61 государство, в – третьей группе, где индекс составляет от 3 но меньше 4 – составило 56 государств,  в – четвертой группе, где индекс составляет от 2 но меньше 3 – составило 3 государства [6].

      По методу группировке в каждой группе выделим три первых места с высоким индексом по каждой группе: В  первой группе: Швейцария (5.70), Сингапур (5.65), США (5.54); во второй группе: Ирландия (4.98), Корея (4.96), Израиль (4.95); в третьей группе: Ямайка (3.98), Тунис (3.96), Намибия (3.96); в четвертой группе: Йемен (2.96), Чад (2.85), Гвинея (2.79). Исходя из статистических данных в Докладе о глобальной конкурентоспособности, Российская Федерация входит во вторую группу с индексом 4.37.

   Согласно рейтингу стран мира по уровню восприятия коррупции, в 2014 году исследование охватило 174 страны [7]. В первую десятку входят следующие страны: Дания, Новая Зеландия, Финляндия, Швеция, Норвегия, Швейцария, Сингапур,     Нидерланды, Люксембург и     Канада.

   Всемирный экономический форум опубликовал данные опроса представителей бизнес-сообществ, чтобы определить самые большие препятствия для ведения бизнеса в развивающихся странах, они признали коррупцию как самое большое препятствие именно в России, второй по величине является Индия, и третьей по величине – Китай и Южная Африка [8, с. 1].

  Контроль конкретных органов по борьбе с коррупцией или с учетом антикоррупционных законов и инструментов, любое государство может бороться с коррупцией с помощью ряда других профилактических мер. Такие профилактические меры должны подкрепляться рациональным государственным управлением и общественной целостностью.

   Это обеспечивает подходы к профилактике коррупции в государственном и частном секторах, по возвращению активов и международного сотрудничества. В конечном счете, любой подход к борьбе с коррупцией зависит в первую очередь от реальной политической воли в самой стране.


Библиографический список
  1. Dieter Zinnbauer: Crowd-sourcing corruption: some challenges, some possible futures // The Internet, Policy & Politics Conferences. 2014. С. 1-20.
  2. Социальная психология: Хрестоматия: Учебное пособие для студентов вузов / Сост. Е. П. Белинская, О. А. Тихомандрицкая. – М: Аспект Пресс, 2003. 471 с.
  3. Антикоррупционная экспертиза правовых актов // http://anticorr.kz/ru
  4. Кабанов П. А. Антикоррупционный мониторинг в субъектах Российской Федерации: понятие, содержание, классификация и специфика правового регулирования // Следователь. – М., 2011. № 8 (160). С. 7-19.
  5. Кабанов П. А. Правовое регулирование антикоррупционного мониторинга в субъектах Российской Федерации: проблемы и перспективы // Административное и муниципальное право. – М.: Nota Bene. 2013. № 4 (61). С. 347-353
  6. The Global Competitiveness Report 2014-2015 for details about the computation methodology // http://www.weforum.org/gcr
  7. Transparency International. The Corruption Perceptions Index 2014.
  8. Paul M. Healy. Karthik Ramanna. When Crowd Fights Corruption // Harvard business review. № 1-2.- 2013. С.1.


Все статьи автора «Хайрутдинова Лилия Рафильевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: