УДК 343.852

«ЗАКОН САДИСТОВ» И ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

Сорокин Михаил Владимирович1, Сорокина Ольга Евгеньевна2
1Владимирский юридический институт ФСИН России, старший преподаватель кафедры организации режима и надзора
2Владимирский государственный университет им. А.Г. и Н.Г. Столетовых Юридический институт, ассистент кафедры теории и истории государства и права

Аннотация
В статье на основе анализа мнений правозащитников, российского законодательства и рекомендаций международных правозащитных организаций дается ответ на вопрос о закономерности применения электрошоковых устройств сотрудниками уголовно-исполнительной системы в отношении правонарушителей.

Ключевые слова: права человека, право на применение специальных средств, правонарушения, учреждения уголовно-исполнительной системы, электрошоковые устройства


«THE LAW OF SADISTS» AND SECURITY ISSUES IN THE PENAL SYSTEM

Sorokin Mikhail Vladimirovich1, Sorokina Olga Evgenievna2
1Vladimir law institute of the FPS of Russia, senior lecturer of the chair of regime and supervision
2Vladimir state university, assistant of the chair theory and history of state and law

Abstract
On the basis of the analysis of the human rights activist , the Russian legislation and the recommendations of international human rights organizations, we answer the question of the lawfulness of the use of electroshock devices by employees of the correctional system for offenders.

Библиографическая ссылка на статью:
Сорокин М.В., Сорокина О.Е. «Закон садистов» и вопросы безопасности в уголовно-исполнительной системе // Политика, государство и право. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/11/3524 (дата обращения: 01.05.2017).

В последнее время в средствах массовой информации развернулась дискуссия по вопросу внесенных в Государственную Думу Российской Федерации поправок в уголовно-исполнительное законодательство, регламентирующее порядок и условия применения сотрудниками исправительных учреждений и следственных изоляторов физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Правозащитники и так называемые общественные деятели с различных площадок живо критикуют и требуют отозвать законопроект расширяющий право применения и перечень мер безопасности, предложенный Министерством Юстиции Российской Федерации, и даже окрестили указанный проект «законом садистов».

Совет по правам человека при президенте РФ отмечает: «Предлагаемые поправки позволят сотрудникам колоний применять избыточное насилие, в том числе в целях «воспитания и порядка» пользоваться электрошокерами при любом, даже малозначительном, нарушении режима»[1].

Ряд так называемых «экспертов» прогнозируют повышение уровня насилия и смертности в местах принудительного содержания. «Сидельцев сегодня не диагностируют на наличие сердечно-сосудистых заболеваний, «а применение электрошокеров к людям с больным сердцем неминуемо приведет к летальному исходу»[2].

Правозащитников поддерживает ряд депутатов Государственной Думы РФ.

Итак, что вызвало такое возмущение и негодование защитников прав человека?

В соответствии с предлагаемыми изменениями в Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» сотрудник  уголовно-исполнительной системы имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять электрошоковые устройства.

Необходимо отметить, что в законопроекте детально прописана процедура по предупреждению лица о намерении применить в отношении его электрошокового устройства.

Анализируя предлагаемые изменения мы можем сделать вывод, что право на применение электрошокового устройства возникает у сотрудника только если нарушение режима отбывания наказания или содержания под стражей несет реальную угрозу причинения вреда здоровью персоналу, подозреваемым, обвиняемым, осужденным или иным лицам. То есть, высказывания, приведенные выше о том, что за любое нарушение режима в отношении правонарушителя будет применятся специальное средство в виде электрошокового устройства, лишены обоснованности.

В качестве аргументации необходимости включения в перечень разрешенных специальных средств электрошоковых устройств для пресечения противоправных действий со стороны подозреваемых обвиняемых и осужденных приведем статистические данные, характеризующие правонарушения в УИС.

Так, в 2013 году в исправительных учреждениях и следственных изоляторах было зарегистрировано 974 преступления, совершенных лицами, отбывающими наказания и содержащимися под стражей; в 2014 – 861 преступление. Сотрудниками было предотвращено 86126 преступных намерений, деяний; в 2014 – 88896[6].

Нарушений режима в 2013 году их было зарегистрировано – 648005, в 2014 – 630643. Злостных нарушений режима отбывания наказания в 2013 году зарегистрировано – 23651, в 2014 – 20920[7].

В 2014 году было возбуждено 196 уголовных дел по фактам неправомерных действий в отношении персонала учреждения в связи с осуществлением им служебной деятельности. Из них по ст. 318 Уголовного кодекса РФ – 9; по ст. 319 УК РФ – 33; по ст. 321 УК РФ – 154. Кроме того, в 2014 году было зафиксировано 187 случаев применения насилия осужденными в отношении персонала в связи с осуществлением ими своей служебной деятельности, при этом в 58 случаях был причинен вред здоровью сотрудника исправительного учреждения.

При пресечении нарушений режима и иных правонарушений сотрудниками в 2014 году применялись: физическая сила – 2230 раз; аэрозольные устройства – 116 раз; палка резиновая – 1071 раз. При этом необходимо отметить, что нарушения законности при применении физической силы и специальных средств были допущены сотрудниками только в 3 случаях.

Решая спорный вопрос о закреплении права применения электрошоковых устройств сотрудниками УИС необходимо провести анализ российского законодательства в данном аспекте.

Во-первых, в соответствии со статьей 13 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии» электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, регистрации не подлежат, и граждане Российской Федерации имеют право приобретать их без получения лицензии[8]. То есть, любой совершеннолетний гражданин имеет право приобретать, хранить, носить и использовать данное техническое средство в качестве специального средства для самообороны.

Во-вторых, статья 21 Федерального закона от 7.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» закрепляет право сотрудника полиции лично или в составе подразделения применять электрошоковые устройства.

Кроме того, необходимо отметить, что электрошоковые устройства официально разрешены для использования сотрудниками частных охранных предприятий в соответствии с Постановление Правительства Российской Федерации от 04.04.2005 № 179[9].

Кроме национального законодательства рассматриваемый в статье вопрос давно уже обсуждается международными правозащитными организациями и национальными превентивными механизмами (Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (далее: ЕКПП) и Penal Reform International.

Выделим общие принципы, которым, по мнению ЕКПП, необходимо придерживаться при разработке законодательства и в практической деятельности администрации пенитенциарного учреждения.

ЕКПП с пониманием относятся к необходимости законодательного закрепления в перечне состоящего на вооружении у правоохранительных органов подобного рода нелетального вооружения. По их мнению, указанное обстоятельство позволит сотрудникам администрации пенитенциарного учреждения дифференцированно реагировать на возникающую угрозу безопасности и соответственно использовать более широкий перечень методов пресечения противоправных действий. Не вызывает сомнений и тот факт, что в некоторых случаях наличие электрошокового оружия (далее: ЭШО), позволит сотруднику избежать применения огнестрельного (летального) оружия, что соответственно может сказаться не только на здоровье заключенного, но и спасти ему жизнь.

Возможность применения ЭШО должно ограничиваться ситуациями, когда существует реальная и непосредственная угроза жизни или риск причинения тяжких телесных повреждений сотрудникам пенитенциарного учреждения, гражданскому персоналу, другим осужденным или лицам, находящимся на корпусах (территории).

В докладах ЕКПП отдельно подчеркивается, что применение ЭШО разрешается только в том случае, когда не сработали или невозможны иные, ненасильственные методы урегулирования возникшей угрозы безопасности (например: переговоры и убеждение, связывание, обездвиживание и т.д.) и когда применение ЭШО осталось единственно возможной альтернативой использованию других средств, несущих более высокую опасность телесных повреждений или смерти[10].

Относительно вопроса возможности применения ЭШО в условиях тюрьмы ЕКПП отмечает, что использование данного оружия (специального средства) возможно только при исключительных обстоятельствах[11].

Возможные последствия применения ЭШО для физического и психического здоровья лиц, против которых это специальное средство использовалось, вызывают многочисленные споры. И хотя исследования в этой области на настоящее время еще не привели к окончательным выводам, по мнению ЕКПП, неоспоримым является факт, что использование ЭШО несет в себе риск причинения вреда здоровью людей, включая возможность получения телесных повреждений при падении после попадания «выстрела» или в результате ожогов при «контактном» способе применения, если оно  использовалось в течение продолжительного времени.

В отсутствие исследований о потенциальных последствиях применения ЭШО в отношении особо уязвимых категорий заключенных (пожилых людей, беременных женщин, несовершеннолетних, лиц с заболеваниями сердечно-сосудистой системы), ЕКПП полагает, что использование ЭШО против указанных категорий лиц, содержащихся в пенитенциарном учреждении необходимо исключить.

В заключении необходимо отметить, что решение о предоставлении сотрудникам пенитенциарного учреждения права на применение ЭШО должно приниматься на национальном законодательном уровне только после тщательного обсуждения. При этом необходимо разработать конкретные правила, регламентирующие порядок и условия применения.

Правила и условия применения указанного оружия (специальных средств), должно строго соответствовать ряду принципов:

– необходимости;

– впомогательности;

– соразмерности;

– заблаговременного предупреждения (когда это возможно);

– предосторожности.

При этом, указанные принципы подразумевают, под собой, что сотрудники имеющие право в соответствии с национальным законодательством применять ЭШО, должны пройти обязательную подготовку по его использованию.

Делая вывод по статье, мы отмечаем, что электрошоковые устройства в нашей стране на законных основаниях может применять любой совершеннолетний гражданин для обеспечения своей личной безопасности, а также представители ряда правоохранительных органов с целью обеспечения общественной безопасности.

В связи с этим вызывает неподдельное недоумение, почему закрепление права сотрудникам исправительных учреждений и следственных изоляторов применять с целью обеспечения безопасности и поддержания правопорядка электрошоковые устройства в отношении граждан, которые преступили закон и изолированы от общества, вызвало такую бурю негодования у ряда граждан, которые «борются» за соблюдение прав человека. Тем более, что даже международные организации, наделенные полномочиями по контролю за соблюдением прав человека и основных свобод в местах заключения, принципиально поддерживают право сотрудников на применение электрошокеров сотрудниками пенитенциарных учреждений с соблюдением необходимых процедур, которые, как мы видим, нашли свое закрепление в предлагаемом законопроекте.


[1]См., подробнее: Андрей Бабушкин«В тюрьме сам бог велел использовать силу по полной»: правозащитник Андрей Бабушкин о том, чем опасен для общества «закон садистов» // http://lenta.ru/articles/2015/06/20/babus/

[2] См., подробнее: http://www.ng.ru/politics/2015-06-02/1_prison.html

[3]http://www.zakonia.ru/blog/258436

[4]http://www.zakonia.ru/blog/279055

[5] См., подробнее: О внесении проекта федерального закона «О внесении изменений в Закон РоссийскойФедерации «Об учреждениях и органах,исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемыхи обвиняемых в совершении преступлений»: письмо Правительства Российской Федерации от 26.05.2015 № 3201п-П4.

[6] Отчет о состоянии преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС: отчет по форме 2-УИС за 2013, 2014 г.

[7] Отчет о состоянии дисциплинарной практики среди осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях: отчет по форме ВРО-2 за 2013, 2014 г.

[8]Об оружии: федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ// Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 46, ст. 5420.

[9]См., подробнее: Сорокин М.В., Сорокина О.Е. К вопросу о правовом регулировании применения электрошоковых устройств сотрудниками исправительных учреждений // Правовые науки в XXI веке: стратегические направления развития; отв. ред. Д.А. Зыков. – Владимир: ВИТ-принт, 2014. – С. 41-47.

[10] См., подробнее: 20-й общий доклад КПП (1 августа 2009 – 31 июля 2010), СРТ/Inf (2010) 28 Страсбург, 26 октября 2010 г. Пункт 65, 69, 70.

[11]Инструменты сдерживания: информационный бюллетень по мониторингу предварительного заключения // Penal Reform International, 2013. С. 4.


Библиографический список
  1. Андрей Бабушкин «В тюрьме сам бог велел использовать силу по полной»: правозащитник Андрей Бабушкин о том, чем опасен для общества «закон садистов» // http://lenta.ru/articles/2015/06/20/babus/
  2. О внесении проекта федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»: письмо Правительства Российской Федерации от 26.05.2015 № 3201п-П4.
  3. Об оружии: федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 46, ст. 5420.
  4. Сорокин М.В., Сорокина О.Е. К вопросу о правовом регулировании применения электрошоковых устройств сотрудниками исправительных учреждений // Правовые науки в XXI веке: стратегические направления развития; отв. ред. Д.А. Зыков. – Владимир: ВИТ-принт, 2014.
  5. Инструменты сдерживания: информационный бюллетень по мониторингу предварительного заключения // PenalReformInternational, 2013.


Все статьи автора «Сорокин Михаил Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: