УДК 347.45/.47

ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПОНЯТИЯ «КОРПОРАТИВНЫЙ ДОГОВОР»

Мажурин Павел Васильевич
Национальный исследовательский университет «Высшая Школа Экономики»
студент

Аннотация
В настоящей статье рассматривается легальное понятие «корпоративный договор», закрепленное в новой редакции Гражданского кодекса Российской Федерации. На основании проведенного анализа сделан вывод о несовершенстве указанной концепции в части определения круга субъектов рассматриваемого вида договоров, указания на его заключение исключительно по вопросам осуществления корпоративных прав, отмечена необходимость дальнейшего совершенствования норм о корпоративном договоре.

Ключевые слова: Гражданский кодекс Российской Федерации, корпоративный договор


THE CONTROVERSIAL ASPECTS OF CORPORATE CONTRACT'S CONCEPT

Mazhurin Pavel Vasilevich
National Research University «Higher School of Economics»
student

Abstract
The given paper dwells on the issue associated with the legal concept of corporate contract in the Civil Code of the Russian Federation. The research outlines the imperfection of this concept concerning the range of parties to the contract and some other aspects. The author of the paper notes the need to further improvement of corporate contracts’ regulation.

Keywords: Civil Code of the Russian Federation, corporate contract


Библиографическая ссылка на статью:
Мажурин П.В. Дискуссионные вопросы понятия «корпоративный договор» // Политика, государство и право. 2015. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2015/12/3602 (дата обращения: 01.05.2017).

С 1 сентября 2014 г. Гражданский кодекс Российской Федерации  (далее – ГК РФ) пополнился конструкцией корпоративного договора[1], призванной унифицировать предусмотренные специальным законодательством нормы о договорах об осуществлении прав участников ООО[2] и акционерных соглашениях[3]. Со вступлением в силу рассматриваемых поправок институт договоров об осуществлении корпоративных прав  претерпел значительные изменения, что должно было позволить более гибко и детально регламентировать корпоративные отношения, а по мнению разработчиков законопроекта – также «приблизить российское законодательство к наиболее развитым зарубежным правопорядкам»[4, с. 49].

Вместе  с тем, уже само легальное понятие «корпоративный договор», изложенное в новой редакции ГК РФ, нельзя признать совершенным и в полной мере отражающим все грани рассматриваемого института. Так, ст. 67.2 ГК РФ в п. 1 раскрывает понятие договора об осуществлении участниками хозяйственных обществ своих корпоративных прав (корпоративный договор) через перечисление возможных его условий.  Корпоративным признается договор, в соответствии с которым участники  хозяйственного общества или некоторые из них обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления.

Уже в самой формулировке п. 1 ст. 67.2 ГК РФ, с нашей точки зрения, содержится ряд существенных недостатков. В первую очередь, это касается определения перечня лиц, которые могут быть стороной рассматриваемого договора. В указанной норме такими лицами признаются лишь действующие участники хозяйственного общества или некоторые из них. Однако подобное ограничение представляется не совсем верным.

Во-первых, несмотря на отсутствие прямого разрешения на участие в корпоративном договоре кредиторов общества и иных третьих лиц, п. 9 ст. 67.2 ГК РФ допускает заключение ими идентичного по своему содержанию договора с участниками общества, и к этому договору соответственно применяются правила о корпоративном договоре (напр., о раскрытии информации, конфиденциальности, возможности признания недействительными решений органов общества). Вместе с тем, участие кредиторов и иных третьих лиц в подобном договоре влечет за собой изменение каузы сделки – она должна быть заключена в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц. Кроме того, заключение корпоративного договора в целях обеспечения законного интереса кредитора де-факто означает установление в ГК РФ нового способа обеспечения обязательств, не предусмотренного ст. 329 ГК РФ.

Под иными третьими лицами, в первую очередь, подразумеваются  потенциальные покупатели акций (долей) хозяйственного общества. Как отмечает В.В. Плеханов, «такой подход позволяет решить проблему осуществления прав участника в период между заключением договора купли-продажи и переходом права, когда между этими событиями существует разрыв во времени, например переход прав ставится в зависимость от наступления определенного условия»[5, c. 54]. Вместе с тем, по мнению Е.А. Суханова, «возможно участие в корпоративном договоре третьих лиц, не намеревающихся стать участниками общества»[6, c. 228], что фактически означает «возможность тайного приобретения различных (а практически – любых) корпоративных прав лицами, не являющимися членами корпорации и потому не связанными ни каким-либо общим имущественным риском, ни какими-либо корпоративными обязанностями»[7, с. 24].

Таким образом, не совсем ясна правовая квалификация соглашения об осуществлении корпоративных прав, заключенного участниками хозяйственного общества с кредиторами и иными третьими лицами.  Некоторые исследователи полагают, что такой договор является разновидностью корпоративного договора[8, с. 18], другие же определяют его как самостоятельный вид договоров[6, с. 232] [9], непоименованный в ГК РФ. Немногочисленная судебная практика в настоящее время исходит из того,  что лицо имеет право заключения корпоративного договора в силу наличия у него статуса участника общества.

С нашей точки зрения, выделение в отдельную категорию подобных договоров при учете полного совпадения их содержания и лишь частично расширенного субъектного состава представляется не вполне целесообразным и не соответствующим целям гармонизации гражданского законодательства. Стоит отметить, что в первоначальных поправках в законодательство о хозяйственных обществах, подготовленных Минэкономразвития[10], такие договоры прямо именовались корпоративными.

Во-вторых, в силу п. 10 ст. 67.2 ГК РФ правила о корпоративном договоре соответственно применяются к соглашению о создании хозяйственного общества[3, п. 5 ст. 9], если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений сторон такого соглашения. В соответствии с таким соглашением учредители хозяйственного общества «обязуются создать юридическое лицо, определяют порядок совместной деятельности по его созданию, условия передачи ему своего имущества и участия в его деятельности»[11]. На первый взгляд, предмет подобных соглашений не совпадает с предметом корпоративного договора. Однако новая редакция Закона об ООО предусматривает в числе возможных условий корпоративного договора положения о согласованном осуществлении действий по созданию общества[2]. Снова встает вопрос: остается ли в таком случае соглашение о создании хозяйственного общества самостоятельным видом договора или же оно подпадает под категорию «корпоративный договор»? Если верна последняя точка зрения, то почему учредители хозяйственных обществ выведены из числа сторон корпоративного договора в ст. 67. 2 ГК РФ?

Также не вполне ясно, почему нормы о корпоративном договоре применяются только к соглашению о создании, которое регулируется законодательством об акционерных обществах, но не применяются к сходному с ним договору об учреждении ООО.

В-третьих, в п. 1 ст. 67.2 ГК РФ, согласно которому корпоративный договор могут заключить участники хозяйственного общества или некоторые из них, оставлен без внимания вопрос о возможности быть стороной корпоративного договора самого хозяйственного общества. Безусловно, правовой статус участника (акционера) серьезно отличается от правового статуса самого хозяйственного общества. Вместе с тем, с точки зрения В.В. Плеханова, возможность общества быть стороной корпоративного договора позволит урегулировать отношения между обществом и участниками, связанные с передачей обществу определенного имущества, а также распространить на общество действие корпоративного договора на случай приобретения им собственных акций (долей)[5, с. 55].

По нашему мнению, владение обществом собственными акциями (долями) носит временный, исключительный и в большей степени учетный характер. Однако, несмотря на это, в законодательстве отсутствует прямой запрет на заключение в целях оперативного разрешения подобной ситуации корпоративного договора, стороной которого является само общество, что позволяет сделать вывод о правомерности заключения такого договора.

Учитывая вышеизложенное, понятие корпоративного договора, изложенное в п. 1 ст. 67.2 ГК РФ, нельзя признать соответствующим действительности в части субъектного состава. Круг сторон корпоративного договора не ограничивается лишь участниками общества и может включать в себя также кредиторов и иных третьих лиц, учредителей хозяйственного общества и само хозяйственное общество.

Еще одним затруднительным моментом понятия «корпоративный договор», предусмотренного ст. 67.2 ГК РФ, является указание на возможность согласования в договоре обязательства участника воздерживаться (отказаться) от осуществления своих корпоративных прав, иначе говоря, обязательства с отрицательным (негативным) содержанием. Данная норма, без сомнения, соответствует легальному понятию обязательства, изложенному в ст. 307 ГК РФ, а также подходам к содержанию корпоративного договора, известным развитым правопорядкам[12, с. 686]. Однако ее практическая реализация вызывает массу проблем в правоприменительной практике. Судебные инстанции нередко квалифицируют установленные в корпоративном договоре обязательства с отрицательным содержанием как отказ от права или ограничение право- и дееспособности, что противоречит п. 2 ст. 9 и п. 3 ст. 22 ГК РФ, и признают такие условия договора недействительными[13]. К счастью, сейчас практика арбитражных судов идет по обратному пути и характеризует подобные обязательства как соответствующие закону и не ограничивающие право на участие в управлении делами общества.

Нельзя не согласиться с А.Г. Карапетовым, что принятие стороной договора обязательства не реализовывать принадлежащие ей права «не означает автоматически нарушения ее прав, прав третьих лиц или публичного порядка»[14, с 134 - 135.]. Вместе с тем, очевидно, что по отношению к корпоративным договорам необходимо выработать четкие критерии допустимости случаев отказа от корпоративных прав. Без указания на подобные критерии в законе имеется серьезный риск развития правоприменительной практики по пути непризнания возможности такого отказа, что нельзя признать соответствующим духу и букве закона.

Последний недостаток понятия «корпоративный договор», изложенного в ГК РФ, является указание на его заключение исключительно по вопросам осуществления корпоративных прав. Вместе с тем, приобретение и отчуждения акций (долей) не входит в перечень корпоративных прав[15, с. 388] и относится к праву собственности, однако перечисляется в п. 1 ст. 67.2 ГК РФ в качестве корпоративного. Как справедливо отмечает К.О. Осипенко, «стороны заключают рассматриваемый договор по поводу осуществления корпоративных прав и права распоряжения акциями (долями участия)»[16, с. 96].

Подводя итоги сказанного выше, необходимо отметить, что внимательный анализ одного лишь понятия «корпоративный договор», изложенного в п. 1 ст. 67.2 ГК РФ, показал его несовершенство в части определения круга субъектов рассматриваемого вида договоров, указания на его заключение исключительно по вопросам осуществления корпоративных прав, а также выявил в некоторой степени декларативный характер возможности включить в его содержание обязательства с отрицательным содержанием. Представляется необходимым дальнейшее совершенствование норм о корпоративном договоре, унификация указанных норм в законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью и об акционерных обществах в целях обеспечения стабильности гражданского оборота, гармонизации гражданского законодательства.


Библиографический список
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ , абз. 2 п. 1 ст. 66, ст. 66.3, ст. 67.2
  2. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 8
  3. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 32.1
  4. Концепция развития законодательства о юридических лицах (проект) (Редакционный материал) // Вестник гражданского права. 2009. N 2.
  5. Плеханов В. Договоры участников общества с ограниченной ответственностью // Корпоративный юрист. 2009. N 6.
  6. Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М.: Статут, 2014.
  7. Суханов Е.А. Американские корпорации в российском праве (о новой редакции гл. 4 ГК РФ) // Вестник гражданского права. 2014. N 5.
  8. Витрянский В. В. Система гражданско-правовых договоров в условиях реформирования гражданского законодательства // Вестник ВАС РФ. 2012. – N 1. – С. 26.;  Степанов Д.И. Новые положения Гражданского кодекса о юридических лицах // Закон. 2014. N 7.
  9. Гришаев С.П. Корпоративный договор (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) // СПС «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс»
  10. Проект ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в части приведения в соответствие с новой ред. гл. 4 ГК РФ)» (подг. Минэкономразвития России) (по сост. на 02.09.2014); Проект ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об акционерных обществах» и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части приведения в соответствие с новой ред. гл. 4 ГК РФ)» (подг. Минэкономразвития России) (по сост. на 01.09.2014)
  11. Вишнепольская И. Корпоративный договор: диспозитивность и ответственность // Акционерный вестник. №2 (125). 2015.
  12. Kulms.R. A Shareholder’s Freedom of Contract in Close Corporations – Shareholder Agreements in the USA and Germany// European Business Organization Law Review. Vol. 2. 2001. Iss. 34.
  13. Решение Арбитражного суда города Москвы от 24.11.2010 по делу N А40-140918/09-132-894
  14. Карапетов А.Г. Правовая природа и последствия нарушения ковенантов в финансовых сделках // Частное право и финансовый рынок: Сб. ст. Вып. 1 / Отв. ред. М.Л. Башкатов. – М., 2011.
  15. Корпоративное право. Под ред. Шиткиной И.С. М.: Волтерс Клувер, 2014.
  16. Осипенко К.О. Договор об осуществлении прав участников хозяйственных обществ в российском и английком праве: дис. …канд. юрид. наук. – М., 2015.


Все статьи автора «Мажурин Павел Васильевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: